EnglishРусский

ОБРАЗУЙ НАШ МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ЯЗЫК

Подготовили:

Карпенко Леонид Иванович, 

Зубец Капитолина Васильевна

 

УМР «Образуй наш метафизический язык» – это новый опыт в педагогической деятельности. Представляет курс из 30 лекций и семинаров, на которых обсуждаются смыслы иносказательной лексики фольклора и формируется Словарь метафизического языка (далее Словарь). Учащиеся при подготовке к занятиям знакомятся с предлагаемыми текстами и индивидуально наполняют иносказаниями Словарь к данной теме. Обсуждение состава Словаря происходит на лекциях и семинарах.

В УМР на примерах эпоса (340 текстов) показана общность традиций народов.

Содержание занятий поддерживается Словарём метафизического языка (см.  ПРИЛОЖЕНИЕ).

 

Название учебной дисциплины. «Иносказательная лексика фольклора».

Возраст учащихся. Учащиеся старших классов. Студенты филологических факультетов.

 Цель и задачи разработки. Целостное понимание фольклора. Накопление знаний о смыслах иносказательной лексики.

Результат освоения.

– знание функциональных особенностей жанров фольклора;

– сведения об устройстве мира и этапах его бытия в произведениях фольклора;

– накопление знаний метафизической лексики фольклора;

– осознание, что традиции народов подобны друг другу;

– приобретение опыта анализа текстов;

– умение пользоваться библиографическими источниками и словарями;

– овладение навыками подготовки обзоров, аннотаций, рефератов.

 

Тематика занятий

Лекция 1. Введение

Лекции 2-8.  УСТРОЙСТВО  ВСЕЛЕННОЙ

С первой до третьей вёрсты вселенной

Третья верста

Причины смены вёрст

Четвёртая верста

Пятая верста

Шестая верста

Седьмая верста

Лекции 9-12. ФОЛЬКЛОР о ДУШЕ

Птичка – пташечка

Безсмертие души

Душа народа

Предначертание души

   Лекции 13-27. СВЕТЛОЕ НЕБЕСНОЕ ВОИНСТВО

Стражи ворот

Змеев вал

Родина воплощённого человечества

Родительские наказы

Первородные начала

Живая и мёртвая вода

Продолжение рода

Исполнение судьбы

Неведомые сущности

Сказочные советы

Неосторожное слово

Слово о бражнике

Сновидения

Четыре худо

Обряды, заговоры, молитвы

   Лекции 28-30. ПРЯМОЕЗЖИЕ ДОРОГИ

Помощники богатыря. Преемственность былинных богатырей

«История не должна быть панегириком». «Новая повесть о  преславном  Российском царстве и великом государстве московском»

Предтеча. Буквица. Сказители причети. Послесловие от Даля

 

Лекция 1. Введение.

Истоки родного языка находятся в фольклоре. В XIX и XX веках Кирша Данилов, Ленрот, Сахаров, Даль, Зеленин, Ончуков, Афанасьев, Гильфердинг, Коринфский, братья Соколовы, Барангулов, Барсов, Дахкильгов и другие сподвижники записали миллионы сказок, былин, пословиц и поговорок, песен и причитаний, обрядов и заговоров. Им удалось сохранить правду истинную о величии народной культуры.

Устройство вселенной в традициях народов представлено тремя мирами (царствами, домами, дворами):

– вечность вселенной, духовный или верхний мир, царство богов; в традиции Руси это царство называют Правь. В Прави хранится идея вселенской жизни;

– ночь вселенной, невещественный мир, царство смерти, потусторонний, нижний мир; в традиции предков это царство называют Навь. В Нави показан образ вселенной со всеми её жителями;

– день вселенной, существенный мир, это царство называют Явь. В Яви образы её жителей воплощены в форме.

Чтобы понять, как протекает эволюция вселенной, а вместе с ней и человечества, необходимо познакомиться с фольклором. Сказки, былины, легенды и другие произведения наследия предков надёжно хранят память о прошедших и будущих этапах жизни. К этому неувядаемому народному источнику Пушкин в письме 1822 г. и отправляет Вяземского: "Пиши в тишине самовластия, образуй наш метафизический язык". Он предлагает другу, по воле своей души использовать метафизическую лексику для познания мира.

В Толковом словаре (ТС) В.И. Даля дано понятие метафизики: "Ученье о мире невещественном, существенном, духовном". В произведениях фольклора поведано Ученье о мире, оно исходит из вечного духовного источника, и с мифологического прошлого принадлежит каждому человеку.

Слова, отмеченные курсивом, являются фрагментами фольклора.

В пословицах молвится: "Есть – словцо, как мёд, сладко; нет – словцо, как полынь, горько. По естю и неть живёт. По естю старец и келью строит". Здесь старец – Творец жизни. Естю – Правь или вечность вселенной, в ней старец мыслит идею жизни. Нет или неть – Навь или ночь вселенной, в ней идея жизни развёрнута в образах. По навьим образам старец и строит келью – Явь или день вселенной. Так пословицы кратко характеризуют Правь или естю, Навь или неть и Явь или келью.

Ярославская колядка знакомит с вечностью вселенной.

Мы искали двора господина своего;

Господинов двор на семи верстах,

На семи верстах, на осьми столбах.

Посреди двора, посреди широка,

Стоят три терема.

Три терема златоверхие;

В первом терему – красно солнышко,

Во втором терему – часты звёздочки;

Сам хозяин в дому, господин в терему,

Хозяюшка в дому, госпожа в высоком

Молодыя девушки в дому, что орешки во меду

Виноград, красно зелёная моя

Колядка именует своего героя Искателем широкого двора. Он путешествует по Яви и Нави, затем попадает в Правь – обитель родительской семеюшки: госпожи Лады – Великой Богоматери Руси и русского Бога – господина Сварога. Длительность жизни вселенной измеряется вёрстами, и они составляют семь этапов её бытия. Искатель ищет Господинов двор на семи верстах, на осьми столбах. Каждый из столбов соответствует конкретному этапу (версте), а осьмой столб указывает на непрерывность жизни. Тайну осьмого столба, раскрывает пословица: "Осьмой день, что первый". Здесь осьмой день предыдущей вселенной является первым днём следующей вселенной.

Песня Зимних Святок передаёт описание вечности, этой картине миллиарды лет, а точнее – она даже вне времени. И можно только удивляться, как долго нетленные души – молодые девушки в доме Прави, что орешки во меду или виноград хранят память о родительской обители.

В сказке «Об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке» поведано, что в чистом поле Прави, на зелёных лугах гуляет конь златогривый. А в вечнозелёном саду Прави – в Ирии растёт яблоня с золотыми – молодильными яблочками, в золотой клетке сидит жар-птица, а за золотой решёткой прогуливается душа-девица. Там построены палаты белокаменные, поставлены столы белодубовы, накрыты скатерти браные, а на них яства и приправы – учение Вед, которым Бог Сварог угощает виноградье зелёное – юные людские души.

А вот как славутная певунья Степанида Максимовна (из собрания М. Пришвина) знакомит с вечностью: "Как на раскат горе на высокой там рассажен сад, виноградье зелёное, там построено тёплое витое гнёздышко, там складены тёплые кирпичные печеньки, там прорублено светлое косящато окошечко; там поставлены столы белодубовы". В Прави располагается тёплое гнёздышко семеюшки Сварога. Сад – вечнозелёный Ирий. В тёплых кирпичных печеньках горят особые дрова – первородные начала, с их помощью творится жизнь. В доме Прави прорублено светлое косящато окошечко из него-то и видны Навь и Явь.

Ночь вселенной – мрачное и холодное царство, в нём находятся образы всех жителей вселенной. В фольклоре картины невещественного мира отождествляются с Зимой, в пословице так и молвится: "Зима с навьего гнезда снимается на Русь собирается". Песня Степаниды вторит пословице и называет Навь тёмной зимней ноченькой. В Нави находится изба бабы Яги со всеми навьими жителями и дворец Кощея. Жители Нави не имеют плоти, поэтому они состоят только из костей. Слова, начинающиеся с букв нав, несут признаки царства смерти. Например, навий – мертвец, навья-косточка – мёртвая кость. Воскрешение из царства смерти отмечено поговоркой: "И из навий встают". Поминальный день на Перуновой неделе, Радунице, Зелёных святках и других родительских праздниках Руси называют навий день, навьи проводы. Наворожить – поведать о событиях Нави, которые потом случаются в Яви. Если что-то привиделось, тогда говорят: "Что-то мне навадилось". Пословица молвит: "Кто тучу наводит, тот и солнышко", а наводит тот, кто умеет странствовать по царствам Нави и Прави.

Выделенные курсивом слова, как иносказания, содержат скрытый (иной) смысл, они-то и образуют Словарь метафизического языка: Искатель широкого двора, Господинов двор, жар-цвет, тёплое витое гнёздышко родительской семеюшки, терема златоверхие, естю, источник правды истинной, чисто поле, виноградье зелёное, Ирий, косящато окошечко, столы белодубовы, палаты белокаменные, столб, печь, ночь вселенной, неть, навье гнездо, навий, навьи проводы, навья-косточка, сон, день вселенной, дрова, старец, отец, море, яства и приправы.

Сказки предостерегают Искателя двора вечности о трудностях странствий по дорогам вселенной. Например, душа казака сказки «Царевна-змея» молвит: "Не бойся, добрый молодец! Носи меня на шее семь лет да разыскивай оловянное царство, а придёшь в то царство – останься и проживи там ещё семь лет безвыходно. Сослужишь эту службу, счастлив будешь!" Здесь семь лет – это семь этапов (вёрст) бытия в Яви. Из Яви душа казака попадает в оловянное царство в Навь, там она тоже проживает семь лет. А после семи лет безвыходного бытия в Нави его душа перелётывает в Правь, где и будет счастлива.

Сказка о Емеле Ивановиче начинается с исключительной встречи. Емеля вытащил из проруби Щуку и произнёс: "Слава богу". Здесь Емеля славит Бога в образе Щуки. В ответ Щука молвила Емеле: "отпусти меня в воду счастлив будешь". Кто идёт по жизни с благословением такой Щуки, тот всегда счастлив будет. По Щучьему велению или божьему изволению Емеля на печи перемещается по царствам вселенной. С помощью дров он меняет пространство и время царств вселенной, а потому свободно странствует по окиян-морю. В печке горят особые дрова – первородные начала или ветра из божьих уст "неизвестные ни детям и не всем героям даже" (Карельская Руна «Состязание в песнопении»).

В фольклоре упоминается златопёрая Щука. В одном из вариантов сказки «Кощей Бессмертный» Иван-царевич увидел, как на берегу Щука трепещется. Он бросил её обратно в море. Щука легла поперёк моря, и Иван-царевич прошёл по ней, как по мосту (как по косе), прямо на остров Буян к дубу. Мост или коса в образе Щуки – это путь в Правь. Иван попадает на остров Буян, где и находится дуб лукоморья – символ Прави.

В ТС молвится: "Щука ныряет, весь лес валяет, горы подымает. Щука в море хвостом виляет, горы ставит. Щука понура хвостом вернула (вильнула): леса пали, горы стали".

Что это за Щука, которая горы ставит и леса валяет, к тому же по её велению Емеля живёт, как по своему хотению?

В карельской Руне «Подвиги Илмаринена» описана грандиозная битва Щуки и Орла на втором этапе бытия вселенной. Величественный Орёл выиграл сражение. В результате его победы вступил в свои права третий этап, а образы навьих жителей воплотились в формах Яви. Щука и Орёл – это образы Бога, но на разных этапах эволюции. В их борьбе показан процесс передачи управления творением: от ЩукиОрлу.

В странствии по просторам вселенной Искатель двора Прави приостанавливается в раздумьях. Как же достичь божественной родительской обители? Эта заминка напоминает проблемы героя, который отправился туда не знаю куда, да ещё должен принести то не знаю что. Весьма занятное задание. Однако Федот-стрелец его осуществил и принёс то, зачем ходил туда.

Многие сказки заканчиваются похожим предложением: "И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, в рот не попало". У Я нет формы, а потому нет усов и рта. Мёд-пиво – напиток богов. А Я – это нетленная душа: "безсмертное духовное существо, одарённое разумом и волею" (ТС). Сказки её называют душой-девицей, здесь слово девица является дополнением, которое подчёркивает божественную красоту души. Фольклор рассказывает, с кем душа плетёт судьбу человека, когда она дарит своей одёжке – человеку во плоти свою способность разуметь, где и как она совершает по мысли – по своей воле выбор плоти.

У жителей вселенной один Отец (Всевышний). Он подарил человечеству Ученье о мире, и оно отражается  в основе миропонимания каждого рода. По своему происхождению традиции родов, как близнецы, – подобны по содержанию и дополняют друг друга. На это указывает Афанасьев А.Н. при рассмотрении сотен аналогичных сказок, прежде чем одну из них включить в сборник. Например, сюжет, в котором три царства (вечность, ночь и день вселенной) свернулись клубочками да покатилися за царицами-девицами присутствует во многих сказках, он передан самым "большим, чем какой-либо другой, количеством записей. Русских вариантов – 144, украинских – 58, белорусских – 32" (комментарий Афанасьева) и множеством версий других народов. С началом нового круга (этапа) вселенной катятся друг за другом яички золотое, серебряное, медное (Правь, Навь, Явь), и разворачивается жизнь в их переновлённых царствах. Другой пример. Существует множество версий сказки «Царевна лягушка». Афанасьеву пришлось рассмотреть сотни сказок с аналогичным сюжетом, прежде чем включить одну из них в сборник. Выбранный им текст варианта указывает на сходство традиций народов: "Русских вариантов – 36, украинских – 15, белорусских – 6" [2].

Продолжаем наполнение Словаря метафизической лексикой: оловянное царство, окиян-море, остров Буян, дуб, мост, коса, яйцо, семь лет, семь лодок, буря из божьих уст, Я, душа-девица, мёд-пиво, разуметь, выбор по мысли, счастлив будешь,  Щука, Орёл, белый свет и др.

У каждого жанра фольклора есть индивидуальные особенности, и их необходимо уточнить для понимания намерений Искателя двора Прави.

СКАЗКИ рассказывают о пройденных и будущих этапах вселенной, предлагают советы в странствиях по просторам вселенной, называют намерения души и способы их достижения, знакомят с помощниками, светлым небесным воинством и врагами человечества. Нанайская пословица молвит: "Сказка излучает свет Жизни и озаряет детство". Ей вторит мудрость Хакасии: "В сказке кроется начало начал Жизни". А пословица народа Манси напоминает каждому: "Сказок народных не знаешь – в судьбе споткнёшься". 

ЗАГАДКА характеризует сама себя. Например, "Загадка, разгадка да семь вёрст правды". Её разгадка заключается в правде семи вёрст семи этапов вселенной. На седьмом этапе вселенная закончит жизненный путь, после чего она свернётся в идею о ней, а её опыт останется в архиве Прави.

Любой родительский праздник посвящается божественной семеюшке, он открывается ОБРЯДОМ очищения: театрализованным представлением, в котором исполняется "введённый законом или обычаем  порядок в чом-либо" (ТС). Души участников по сюжету обряда попадают из Яви в Навь, там они очищаются от земных страстей, и затем перелётывают в Правь. Завершается праздник славлением Прави и её божественных обитателей.

ПРИЧИТАНЬЕ, как духовная песня, озвучивает мировоззрение народа. Например, в собрании Барсова «Причитанья Севернаго края» певунья обращается к плотникам, чтобы они "сделали хоромину по разуму, прорубили косевчаты окошечка, врезали стекольчаты околенки, склали печеньку муравленую". В этой хоромине по разуму отправляют покойника в последний путь. А его душа очищается в печеньке вселенной от земных страстей, и затем она перелетает через косевчаты окошечка в дом Прави.

Житейские проблемы, которые возникают в процессе бытия, разрешаются с помощью заговора. ЗАГОВОР представляет действие завораживания, сопровождается "таинственными словами, дыханием, движением рук" (ТС). Слова заговора переносят душу исполнителя из Яви на двор Прави. Например, в заговоре «от пореза» (из собрания И. Сахарова): "На острове, на Океане, на острове на Буяне лежит бел горюч камень Алатырь, на том камне Алатырь сидит красна девица, швея мастерица, держит иглу булатную, вдевает нитку шёлковую, руду жёлтую, зашивает раны кровавыя. Заговариваю, я (такого-то) от порезу. Булат прочь отстань, а ты, кровь, течь перестань". Здесь красна девица – душа исполнителя заговора, её путь из Яви пролегает через Навь в Правь. Она перелётывает Океан (вселенскую бездну) и попадает в Правь на остров Буян. А в вечности нет зла и болезней, потому на дворе Прави исчезает причина пореза. Затем душа возвращается в Явь. Путешествия по вечности и ночи вселенной – это сон, песня «Братанна» называет его безвременной порой, на события безвременья указывает и игла булатная. Заговор называет душу швеёй мастерицей, поскольку это она в пути в воплощение шьёт  в Нави нитью шёлковой судьбу человека.

Камень Алатырь – сакральный центр вселенной, на нём Творец начертал «Закон коловращения Жизни» (Закон Жизни), и ему подчиняются все жители. "Прямо пойдёшь женату быть. Налево пойдёшь – мёртвым быть. Направо пойдёшь – богату быть". Первая запись обязывает каждого пройти прямо из Прави через Навь в Явь и обрести опыт воплощения. С женату быть – с единения души и плоти начинается бытие человека в Яви, это событие в фольклоре именуется свадебным пиром. Вторая и третья записи говорят о неминуемом возвращении души в Правь. Её путь из Яви проходит через Навь. На левой дороге душа освобождается от своей плотской одёжки. Потом она с помощью навьего стража – бабы-Яги очищается во вселенской печи от земных страстей. И затем перелётывает направо – в вечнозелёный сад Прави, где ей богату быть.

 "ПОСЛОВИЦА – коротенькая притча, краткое изречение, поученье" (ТС). Например, "Всё минётся, одна правда останется. Мир, что огород: в нём всё растёт. Семеро ворот, да все в один огород". Здесь всё, мир и огород это вселенная на семи этапах жизни; правда и есть истина бытия, а ворота Прави открывают каждый следующий этап в эволюции вселенной. Пословица сама говорит о себе: "Пословица не даром молвится. Пословицы не обойти, ни объехать. Пословица несудима". Народная мудрость молвит: "Поговорка цветочек, пословица ягодка"  (ТС).

В фольклоре есть жанр, который повествует и о будущем, его называют БЫЛИНА (быль, бывалина, былица): "что было, случилось, разсказъ не вымышленный, а правдивый; иногда вымыселъ, но сбыточный" (ТС). Идея этого "правдивого разсказа" изначально возникает в Прави, затем в Нави его "вымысел" разворачивается в образы, и только, спустя века и тысячелетия, его идея воплощается в Яви. Например,  былины «Добрыня и Алёша Попович» и «Дюк Степанович» поведали о событиях, задуманных тысячелетия назад, а сбудутся они лишь в конце первой половины XXI века. Деяния некоторых былин давно исполнились, поэтому их можно сравнить с памятью человечества. Так, былина «Садко» была создана волхвами задолго до начала текущего пятого этапа вселенной. Её "разсказь" начинается с описания бытия русичей во славном городе во Новгороде на четвёртом этапе эволюции вселенной. Когда же наступила смена этапов вселенского бытия, тогда гибли корабли, люди и именьица. Ушёл в царство смерти и Садко, оказался он на дне морском во дворце вечности. Его пребывание у Морского царя указывает на процесс смены этапов. После снов Садко (в Нави и Прави) на крутом берегу да у Волхова развернулась картина переновлённого человечества пятой версты.

Продолжаем формировать Словарь метафизического языка: семь вёрст правды, хоромина по разуму, косевчаты окошечка, стекольчаты околенки, камень Алатырь, красна девица, швея мастерица, игла булатная, нитка шёлковая, судьба, руда жёлтая, всё, мир, огород, ворота, корабль, былина.

Знакомясь далее с фольклором и священными Книгами родов Руси можно дополнять Словарь. Когда его содержание достигнет определённой наполняемости, тогда и откроется дверь в хранилище древних знаний.

В процессе работы с текстами учащиеся запоминают, как образуется "наш метафизический язык". Знание иносказательной лексики раскрывает правду повествований, и делает доступным понимание языка души.

При подготовке к теме 2 необходимо прочитать сказки «Как родился Соска Солса» [11], «Не любо – не слушай» [2]. По этим сказкам попробовать самому дать предложения к формированию Словаря метафизического языка. А потом сверить своё мнение со Словарём, который представлен здесь в Приложении на стр. 25–36.

 

Лекция 2. Устройство вселенной. С первой до третьей  версты.

До начала начал Жизни идея вселенной распростёрла крылья своего сна в царстве вечности. Ничто не волновало её покой на широком дворе Прави. Но вот Отец небесный пробудился ото сна. Его мысли о жизни понеслись во все стороны окиян-моря. Так возникло первородное начало – стихия ветер-буря и началась первая верста вселенной. Ветер-буря из божьих уст мчался по просторам окиян-моря и всколыхнул его воды – второе первородное начало. Затем Всевышний озарил бездну вселенной ослепительным огнём своего жар-цвета – третье первородное начало.

В буре, волнении вод и пламени огня в вечности пришла движение идея жизни, тогда и лопнула яйцеклетка вселенной. Так наступила вторая верста – ночь вселенной и её пространство бороздили многочисленные образы навьих жителей. Когда Творец вновь подкинул дрова или первородные начала во вселенскую печь, тогда и вступила в свои права третья верста, а образы навьих жителей воплотились в формах Яви. Теперь вселенная представляет все три царства: Правь, Навь и Явь.

Длительность бытия вселенной и каждого из её царств измеряется верстой. Земля населена множеством больших и малых существ, и круги бытия от первой до седьмой версты в каждом из царств вселенной постигают все жители планеты. Например, в сказке «Журавль и цапля» ходил журавль тяп, тяп! Семь вёрст болото месил. Земля на третьей версте ещё не просохла от родовых вод, потому и была болотом.

Путь через все три царства вселенной проходит любой житель: от его идеи в вечности вселенной и образа в ночи вселенной, до его воплощения днём вселенной. Это странствие Пушкиным демонстрирует с первой по шестую главы поэмы «Руслан и Людмила».

Фольклор рассказывает о семи верстах бытия вселенной и каждого её жителя. Пословицы молвят: "Мужика семь лет в котле варить. Семь вёрст до небес и всё лесом. На неделе семь дней. Семь мудрецов на свете было". Продолжительность жизни вселенной, и есть неделя из семи дней (лет, вёрст, этапов, кругов). При этом каждую её версту сопровождает мудрец. Вот как загадки из собрания Даля «Пословицы русского народа» характеризуют длительность бытия вселенной.

"Стоит мост на семь вёрст; по конец моста золота верста".

"Мостится мост на семь вёрст, на мосту куст, на кусту цвет на весь белый свет". "Семь листов бумажных, один золотой".

Мост изображает этапы бытия вселенной и измеряется семью вёрстами (листами). Куст – символ вечности. Творец вселенной мыслит в Прави жизнь и творит её природу – цвет на весь белый свет (Явь). На золотой (седьмой) версте вселенная свернётся в идею о ней, и её опыт будет сохранён в архиве вечности.

В одном из вариантов сказки «Три царства – медное, серебряное и золотое» молвится: "на седьмой версте на море стояло царство золотое". Здесь море и есть бездна вселенной, а царство золотое – это Правь. В сказке был и мост золотой, по нему в конце седьмой версты все жители отправились на покой вечности.

Другие загадки из собрания Даля.

"Стоит цвет, всему миру свет, на семи верстах, на семи столбах".

"Стоит столб на семь ворот: на осьмых воротах яблонь, на яблоне цвет во весь свет".

Цвет во весь свет и есть жар-цвет Творца вселенной – всему миру свет. Столб символ печки вселенной. В печку подбрасываются дрова – первородные начала, с их помощью и переновляется жизнь. После каждой версты столб меняет направление в окиян-море. Ворота же открывают следующий этап бытия вселенной. Осьмые ворота демонстрируют коловращение жизни, уже на первой версте новой вселенной, в которой будет использован весь предшествующий опыт. Яблоня – символ переновления, оттого её яблочки в сказках и названы молодильными.

О начале всех начал сказывает Книга русских Вед [1]: "До рождения света белого тьмой кромешною был окутан мир. Был во тьме лишь Род Прародитель наш. Род – Родник Вселенной, Отец богов.

Был вначале Род заключен в яйце, был он семенем непророщенным, был он почкою нераскрывшейся, но конец пришёл заточению, Род родил Любовь – Ладу-матушку….

Род из уст испустил птицу Матерь Сва, Духом Божьим родил Сварога. И Корову Земун и Козу Седунь Он родил в Царстве Своём Святом. И из их сосцов разлилось Молоко по небесному своду синему.

Осмотрел Сварог поднебесье, не увидел лишь Землю-матушку. Тут заметил он точка малая в Океане-море чернеется. То не точка в море чернеется, это Уточка серая плавает, пеной серою порождённая".

Сварог – носитель Духа божьего. Он с помощью Уточки добыл из вселенской бездны земную крошку.

"Долго мял горсть земли Сварог, заклял её и разрослась тогда Мать Сыра Земля. Так Сварог сотворил Землю-матушку.  Землю он утвердил на воде, воду ту – на жарком огне, а огонь – на великой тьме, а у той-то тьмы конца края нет".

Затем Сварог и Великая Богоматерь Лада сотворили человека во плоти.

Бросал Сварог через правое плечо бел горюч камешек и приговаривал:

Там, где был бел горюч камешек, стань на месте том добрый молодец.

Бросала Богоматерь Лада через левое плечо камешек, приговаривала:

Там, где был бел горюч камешек, стань на месте том красна девица.

Камешек бел горюч (или синь-горюч) – сакральный центр вселенной, фольклор называет его Алатырём, он находится на перекрёстке трех дорог в царства вселенной. Его образ передан в алтаре православного храма. Человек, как и камень Алатырь, тоже является сакральной сущностью и представляет собою все три царства вселенной (Правь, Навь и Явь).

Аналогичный сюжет создания человека из горюч камешка поведан в ингушской сказке «Как родился Соска Солса».

Одна девушка доила коров; близ того места, где она доила, был синий камень. Один молодой человек, любивший эту девушку, сел на этот камень и, глядя на неё, пришёл в возбуждение, от чего с ним произошло что-то, и от этого в камне образовался зародыш Соска Солса. Об этом знала святая женщина Села Сата; она пошла, разбила камень и взяла оттуда Соска Солсу [11].

Святая женщина – ингушская Богоматерь Села Сата. Молодой человек  – это Дяла, Бог ингушской традиции. А Корова – символ Млечного пути, её Молоко в море и есть наша вселенная.

 Когда же пришли в возбуждение ветра из божьих уст молодого человека, тогда и лопнула яйцеклетка жизни. Начался процесс создания образа вселенной и её жителей. Затем они воплотились в форме, родилась и планета Земля. Насадила божественная семеюшка землю лесами, а небеса украсила звёздами. Тогда святая женщина и молодой человек сотворили из синего камня первого воплощённого молодца – Соска Солсу.

Так на пути к плотской одёжке человек побывал в минеральном царстве, как Сеска Солса; затем в растительном, птичьем и животном образах, об этом поведали сказки «Крошечка-Хаврошечка», «Бурёнушка», «Иван-Дурак»; и только потом человек вступил в дом Яви, как яйцерождённый (сказка «Вежай»).

В фольклоре народов есть особый жанр сказки – НЕБЫЛИЦА. Она в лицах и устами Я рассказывает о начале всех начал. Пословица поясняет её происхождение: "Небылица в лицах, найдена в старых светлицах, оберчена в чёрных тряпицах". Небылица сказывает об очень древних временах, потому и найдена она в старых светлицах вечности, где и находится опыт предыдущих вселенных, оберченный в чёрные тряпицы.

Названия небылицы: «Не любо – не слушай» или «Не хочешь – не слушай» [2] намекают на необычность жанра этой сказки, и не каждый пожелает её понять.

Жил я с дедушкой, а батька мой тогда ещё не родился: по тому самому, как начался свет, – было мне семь лет. Жили мы куда богато! Был у нас большой дом из одного кирпичика; глазом не окинешь, а взглянуть не на что; светом обгорожен, небом покрыт. Лошадей было много: шесть кошек езжалых, двенадцать котов стоялых; один жеребец бойкий – кот сибирский был прикован возле печки к столбу. Земли у нас с дедом было видимо-невидимо: пол да лавки сами засевали, а печь да полати внаймы отдавали. Родилось хлеба много; стали убирать – девать некуда. Дед был умён, а я догадлив; склали скирду на печном столбу; велика скирда – глазом не окинешь, хоть взглянуть не на что! И завелись в ней мыши, стали хлеб точить; жеребец наш бойкий – кот сибирский прыг на столб – мышей не изловил, скирду в лохань уронил. Дед завыл, а я заголосил: "Чем теперь кормиться будем?" Только дед был умён, а я догадлив; вытащили хлеб из лохани, пересушили и обмолотили.

Время было к празднику, стали мы солод готовить да пиво варить; как в ложке затерли, в корце развели – вышло пива с целую бочку. Что гостей к нам привалило – и в дом и на двор, по улице пройтить нельзя от народу! Дед выставил бочку с пивом, принёс большущий ковш и давай всех поить-угощать. Стали к нему гости подходить; а дед был очень прост – всякому по полну ковшу: как кому поднесёт, да за волосы потрясёт, да четвертным поленом по затылку оплетёт, так и с ног долой! Сколько тут пьяных набралось – по двору, по улице как шмели ползают! Перепоили мы с дедом всю деревню, да так перепоили – который и проспится, так опохмелиться не хочет; а пива всё-таки осталось немало – целую неделю мы с дедом пили, насилу выпили.

После того смотрю я – дров в дому ни полена, а топить надобно. Была у нас лошадь серая: упряжь чудесная, да запрячь не во что. "Ступай, – говорит мне дедушка, – запрягай лошадь, поезжай в лес за дровами". Я надел кафтанишко худенький, заткнул топор за пояс, сел верхом и поехал в путь. Еду рысью скорою, а топор тяп да ляп, и перерубил мою лошадь пополам. Оглянулся назад – ан на одном передке еду: задок далеко отстал. Я кликать, я звать – прибежал задок. Что долго думать, составил обе половинки, смазал глиною, дал шпоры под бока – а откуда прыть взялась! Приехал в лес, нарубил дров, наклал большущий воз и привязал верёвкою за хвост. Как крикну – лошадь сгоряча хватила, по уши в грязь угодила. Я за дедом; тот был умён, а я догадлив; взялись оба за хвост и ну тянуть; тащили-тащили, да шкуру долой и стащили! Дед голосом завыл, а я заголосил. Не на чем было ехать; приходим домой и горюем. Только глядь в окно, а лошадь наша стоит у ворот, сама пришла. Дед засмеялся, я захохотал: лошадь-то дома, а шкура в барышах осталась.

У нас на дворе рос высокий дуб; усмотрел я, что на том дубу много птицы водится, и полез добывать дичинки. Я лезу, а дуб всё растёт да растёт и упёр верхушкой в небо. Пришло мне на мысль: дай пощупаю, крепко ли небо? Только рукой за край взялся, дуб подо мной и свалился; повис было на одной руке, да потом ухитрился и взобрался на небо. День хожу, и два и три хожу; совсем отощал-исхудал: есть-то нечего! С той худобы завелися вши немалые; а я догадлив был, принялся их ловить, шкурки драть да ремешки кроить; свил верёвочку, привязал за край неба и начал спускаться. На беду, не хватило верёвочки. Пришлось бы мне долго висеть промеж неба и земли, да мужик вышел овёс веять; несёт ветерком ко мне полову, а я-то ловлю да верёвку вью. Ни много, ни мало прошло времени, перестал мужик овёс веять, а верёвки всё не хватает. Что тут делать? Была не была, прыгнул наземь и попал в трясину; по самые уши утонул.

Сижу день, и два, и три; волоса ветром разбило. Прилетела утка, свила себе на моей голове гнездышко и снесла яичко. Я хотел было взять яйцо да съесть, уж и руку протянул, да одумался: пусть ещё снесёт, тогда за один раз и наемся. На другой день снесла утка второе яичко; а я себе на уме: подожду ещё денёк, авось снесёт третье. Наутро слышу я – шум шумит: идёт волк болотом; подошёл к гнезду и поел яйца; поел и хочет назад идти, а я тем временем намотал хвост его на руку и крикнул во всё горло. Волк с перепугу бросился в сторону и вытащил меня из трясины. Воротился я домой; дед засмеялся, я захохотал; тут и батька мой родился.

Небылица является жемчужиной народной словесности. Существуют сотни её вариантов в русском, белорусском, украинском, мордовском, чувашском, ингушском, марийском и сказках других родов. Небылица содержит семь слоёв мудрости, а кто постигает её таинственную суть, тот перелистывает семь страниц правды истинной.

Начинается небылица следующими словами: "Жил я с дедушкой, а батька мой тогда ещё не родился; по тому самому, как начался свет, – было мне семь лет". В этом предложении каждое слово – на вес золота. Дедушка – Творец жизни, Русь называет его Сварогом. А Я нетленная душа человека, является безсмертным жителем на каждом из семи лет (вёрст) бытия вселенной.

Плотность пространства и времени дома вечности была такова, что идея вселенной умещалась в одном  кирпичике, потому-то и взглянуть было не на что. Однако в задумках дедушки вселенная была столь велика, что её и глазом не окинешь.

У деда и я лошадей было много: шесть кошек езжалых, двенадцать котов стоялых; один жеребец бойкий кот сибирский был прикован возле печки к столбу. На вселенской печке был поставлен дедом печной столб. В Ведах сказано: "в высоких Святых горах – подпирает Столп небо звёздное". Жеребец бойкий и кот сибирский – это Солнце. Шесть кошек езжалых – планеты. А двенадцать котов стоялых – зодиакальные созвездия, они оказывают своё влияние на жителей вселенной и оставляют отметину в судьбе каждого.

Я поведал, что земли у нас с дедом было видимо-невидимо. События происходят в вечности (в кирпичике дома Прави), на ту пору существовала лишь идея земли, потому она и была невидима.

Дед и я засеяли в доме Прави пол да лавки. Родилось хлеба много; стали убирать – девать некуда. Однако дед был умён, а я догадлив; склали скирду на печном столбу; велика скирда – глазом не окинешь, хоть взглянуть не на что! Здесь велика скирда хлеба – сама идея вселенной, а потому её глазом  и не окинешь (к тому же на ту пору глаз ещё не было). Здесь я поведал о безграничном посеве хлеба в вечности вселенной.

Хлеб – это божественный опыт деда в творении жизни.

Погнался кот сибирский за мышами – звёздочками, да скирду уронил в лохань (в бездну) вселенной. По этому поводу дед завыл, а я заголосил: "Чем теперь кормиться будем?" Однако дед был умён, а я догадлив. Они вытащили хлеб из лохани, пересушили и обмолотили.

Знаменательное событие, когда дед завыл, а я заголосил, поведало о возникновении первого звука-слова, провозгласившего начало второго этапа эволюции вселенной и рождение Нави. Теперь мир (вселенная) состоит из царств Прави и Нави.

Плотность пространства и времени навьей деревни очень велика. В ней есть лишь одна улица, через которую и проложена прямоезжая дорога со двора Прави в Навь. Образ этой дороги  понадобится в дальнейшем для распознавания местонахождения странника в том или ином царстве вселенной.

Небылица вспоминает, как навьи жители ходили к деду на пиво, которое он сварил. Дед и я очень обрадовались деревенским жителям. Дед всякому по полному ковшу пива наливал. Полный Ковш – это Алатырский Ковш. А пиво фольклора – это напиток небожителей. Который из деревенских проспится, так опохмелиться не хочет. Жители Нави существуют лишь в образах (сказка «Семь сыновей вьюги» называет их – тени-великаны). В начале пути по Нави у них нет ещё внешних и внутренних органов, а потому они и не хотят похмелиться.

Однако пива всё-таки осталось немало – целую неделю мы с дедом пили, насилу выпили. Длительность бытия Нави, как и Прави, – это целая неделя или семь дней (вёрст). В конце недели пришла пора воплотиться жителям вселенной. Но для этого надо было вновь подкинуть дрова во вселенскую печку – это вторичное возбуждение первородных начал. Потому я и отправился за дровами. Поход в лес (Навь) закончился странной историей. Я перерубил серую лошадь пополам. Здесь серая лошадь – Луна. Так родился ясный Месяц. Последующее соединение половинок лошади  свидетельствует о фазах Луны. Земля на ту пору ещё не была проявлена, поэтому и была невидима. Было лишь немного глины, которая использовалась для сращивания двух лунных половинок. С той поры образ ясного месяца всегда присутствует в навьем доме, а его шкура – светлая оболочка висит на потолке (небесах) Яви. Потому Я и говорит: "Лошадь-то дома (в Нави), а шкура в барышах (Яви) осталась". Создание шкуры или формы человека тоже было впереди. На переходном этапе со второй на третью версту вселенной оболочка будущих жителей будет неоднократно меняться.

Затем закрутились события воплощения жизни. Я прыгнул наземь с дуба, да и погряз в трясине. Дуб в ведической традиции Руси – символ вечности и обители самого деда. Землю только-только вытащили из Нави – ночной бездны окиян-моря. Оттого трясина земли еще и просохнуть-то не успела от родовых вод. На этом завершилась смена вёрст вселенной – наступила её третья верста. А прыгнувший наземь стал жителем Яви.

Сидит я в трясине воплощения день, и два, и три: волоса ветром разбило. Тут-то и прилетела утка, свила себе на моей голове гнёздышко и снесла яичко... на другой день второе... Шёл процесс эволюции Яви, проходили её семь вёрст (дней). Вскоре наш герой сумел с помощью волка выбраться из болота. Тогда дед засмеялся, я захохотал; тут и батька мой родился. Счастливый смех деда и хохот я знаменуют венец творения: пришёл в Явь батька – человек во плоти. Так небылица поведала, что Я не только внук божественного Деда,  он же ещё и Сын, который наблюдает рождение своего Батьки. От лица этого Я ведётся повествование многих сказок, о чём и молвится в их концовке.

"Мир – вселенная; вещество в пространстве и сила во времени" (ТС). Первородные начала или ветра из божьих уст и есть "вещество" кирпичика дома Прави. Время в Прави – вечный сон, в его потенции (в состоянии абсолютного покоя) дремлет идея вселенской жизни. Когда же зашумели ветра-бури из божьих уст, тогда и начался процесс движения идеи жизни. Первородные начала изменили плотность пространства и времени вечности, в результате лопнула яйцеклетка вселенной и родилась Навь. Время ночи вселенной – это тоже сон (но в состоянии предрассветного пробуждения). После вторичного возбуждения первородных начал родилась Явь, только тогда время и развернулось в прошлое, настоящее, будущее.

Я в Прави был разумом большой, умел оборачиваться в любой навий образ (например, в птичку-пташечку) и перелётывать по вселенной. В Нави были спроектированы пять способностей людской плоти (слух, зрение, обоняние, осязание и вкус). Единение способностей плоти и дара нетленной души – разуметь происходит  тогда, когда батька мой родился.

 В пословице молвится: "Богу все чудеса доступны".  Повествование небылицы о божественном творчестве Деда и Я позволяет заглянуть от начала начал Жизни в чудеса вселенной. О воплощении жизни пословица сказывает: "Когда на море камень всплывёт, да камень травой порастёт, а на траве цветы расцветут". Море, сине море, окиян-море фольклора  – это вселенская бездна, камень – планета Земля, а трава и цветы – её жители.

Продолжаем наполнение Словаря метафизической лексикой  процитированных текстов темы 2: золотая верста, на мосту куст, цвет, семь листов, царство золотое, окиян-море, семь столбов, семь ворот, осьмые ворота, белый свет, яйцо. Семя непророщенное, почка нераскрывшаяся. Лада-матушка. Матерь Сва. Корова Земун, Коза Седунь. Алатырь. Святая женщина. Молоко. Корова. Семь лет, вёрст, дней, неделя, котёл, мост золотой. Небылица в лицах, найдена в старых светлицах, оберчена в чёрных тряпицах. Дом из одного кирпичика, шесть кошек езжалых, двенадцать котов стоялых; один жеребец бойкий кот сибирский. Скирда. Хлеб. Лохань. Деревня, улица. Алатырский Ковш. Сурья, мёд-пиво. Деревенские жители, тени-великаны. Мыши. Дрова. Лес. Скирда. Хлеб. Шкура, серая лошадь, образ месяца, наземь с дуба, погряз в трясине. Дуб, дед засмеялся, я захохотал, батька мой родился. Сын. Отец предвечный. Разумом большой. Море. Цветы. Окошечко кутисе, косящато, огненная речка, вещей причина, по выбору души.

Далее на занятиях следует коллективное обсуждение предложений к Словарю.

События в небылице могут быть не поняты, поэтому сказка и имеет необычные названия: русская сказка «Не хочешь – не слушай», мордовская сказка «Смехотерия», сказка народа мокша «Умный дурак», ингушская сказка «Парень носивший шкуру свиньи», марийская сказка «Сторож пчёл», чувашская сказка «Спой, спляши и сказочку расскажи» и др. Существуют сотни вариантов жанра небылицы, и все они рассказывают о творении мира, о рождении батьки –  человека во плоти. Русские Веды именуют его отцом предвечным, поскольку он предшествует людским воплощениям. 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

СЛОВАРЬ МЕТАФИЗИЧЕСКОГО ЯЗЫКА

(Внимание! Здесь словарь сформирован только по темам двух лекций)

Алатырь камешек – сакральный центр вселенной. 

Алтарь – образ Алатыря в православном храме.

Батька – человек во плоти, когда он родился, тогда дед засмеялся, а я захохотал. Счастливый смех деда и хохот я знаменуют венец творения родительской семеюшки: в Явь пришёл человек во плоти.

Богату быть – достижение безсмертия. Исполнение третьего предписания Закона коловращения Жизни.

Богоматерь – Великая Лада на Руси, в Ингушетии святая женщина Села Сата.

Большой дом из одного кирпичика – дом Прави. 

Буря из божьих уст – ветер, первородное начало.

Былина, бывалина, бывальщина, былица, быль – "что было, случилось, разсказъ не вымышленный, а правдивый; иногда вымыселъ, но сбыточный" (ТС). Идея этого "правдивого разсказа" возникает в Прави, затем в Нави его "вымысел" разворачивается в образы, и только потом, спустя века и даже многие тысячелетия, задуманное сбывается в Яви. Поэтому былина повествует и о будущем. Деяния некоторых былин давно исполнились и их  можно сравнить с памятью человечества. Так, былина «Садко» была создана волхвами задолго до начала текущего (пятого) этапа вселенной. Её основное действие разворачивалось ещё на четвёртом этапе эволюции вселенной, а закончилось её повествование пятой версте. Из повествований былин «Добрыня Никитыч и Алёша Попович», «Дюк Степанович» узнаем о событиях первой половины текущего века. А из сказок «Мудрая дева», «Разумная дочь», «Семилетка» можно даже шагнуть в грядущие тысячелетия.

В Святых горах Алатырскихстолб подпирает небо звёздное.

Вертлянский шар Солнце. В пословице молвится: "Из окна в окно готово веретено" (солнечный луч).

Верста (этап) мера бытия вселенной и каждого её жителя.

Ветер-буря первородное начало. В Руне «Состязание в песнопении» поведано: "первородные начала, неизвестные ни детям и не всем героям даже". В Ведах молвится о начале движении идеи жизни в воплощение: "Пусть ветра исходят из Божьих уст и волнуется море широкое!" 

Вечность – Правь, духовный мир.

Вещей причина – первородные начала.

Виноградье зелёное – души людей, готовые идти в воплощение. 

Витое тёплое гнёздышко – вечность, Правь, духовный мир, обитель родительской семеюшки.

Вода – первородное начало. Как и ветер-буря является исполнителем божьих намерений. В фольклоре вода изображена средой, в которой человек может передвигаться многими способами. Волхв Садко на дубовой доске совершает странствие из Яви на дно морское (в  Правь), а затем переносится волнами сине моря из сна Морского царства (из Прави) на берег Волхова (в Явь). Водная стихия, как и другие первородные начала, имеет разум. Вода обладает способностями [25]: "Море убогую слышит, море убогую видит. Пригождается сердце морское ко всякой человеческой скорби!" (песня «Братанна»). А в былине «Садко» сине море выделяет волхва, ему и было предназначено платить дань и пошлину. Вода, как и другие первородные начала, является причиной земли. Стихия воды в своих проявлениях: дождь, роса, туман, иней, снег, лёд отражает картины годового коловращения. Вода наделена животворящим свойством и, как необходимая среда, присутствует во всех целящих напитках. Людская мудрость отмечает опыт взаимодействия с различными состояниями воды. При пустых хлопотах пословица советует: "Бросай барыш с камнем в воду!" Или отмечает: "Его ремесло по воде пошло, по воде пошло – водой снесло". Про оборотистого и везучего молвят: "Ему и беда, что с гуся вода" или "Он из воды сухим выйдет". О лживом, жадном и неправедном скажут: "Сблудил-своровал и концы в воду. У него правда на воде вилами писана. Ему поверить – что по воде на камне плыть". Поведает вода и о характере человека: "Наш молчан воды в рот набрал! Под лежачий камень и вода не течёт". И о глупости людской не забудет: "Спроси его: отчего ты глуп? – У нас, скажет, вода такая! После пожара да за водой". А с иными и такое случается: "Чужую беду на воде разведу, а к своей – ума не приложу". А некоторым народная мудрость поясняет: "Плевать на воду – всё равно, что матери в глаза".

Воля – характеристика души. "Данный человеку произвол действия; свобода, простор в поступках" (ТС). Свобода – "своя воля" (ТС). В пословице молвится: "Своя воля, своя и доля".

Ворота – вход/выход в царство вселенной. 

Всё, мир, огород – вселенная. 

Выбор по мысли – душа разумеет, потому она и осуществляет выбор своей будущей плотской одёжки. 

Господинов двор – двор (дом) Прави.

Двенадцать – священное число. Зодиакальные созвездия: "двенадцать стоялых котов" (сказка «Не хочешь – не слушай»), "храм о двенадцати столбов, о двенадцати венцов" (сказки «Василиса Прекрасная», «Сивко-бурко»). Двенадцать богатырей составляют ядро Золотой Орды, они же двенадцать молодцев сказок «Хитрая наука», «Мудрая жена», «Вещий сон». Двенадцать сынов божьих и их душ – двенадцать голубиц (мордовская сказка «Вежай») и т.д.

Двенадцать котов стоялых – зодиакальные созвездия, оказывают своё влияние на всех жителей и оставляют отметину в судьбе каждого.

Дед – так Веды и произведения фольклора именуют Бога Сварога.

Дед заорал, а я заголосил – впервые слово прозвучало в конце второй версты вселенной (сказка «Не хочешь – не слушай»).

День вселенной – Явь, белый свет, существенный мир.

Деревня  – навье местоположение.

Деревенские жители – навьи жители, они опохмелиться не хотят, поскольку у них нет внешних и внутренних органов чувств.

Дуб – символ вечности в традиции Руси и обители самого деда.

Душа-девица – душа человека: "Безсмертное духовное существо, одарённое разумом и волею" (ТС). В Руне «Рождение огня» поведано: "Девушке отдал он искру, чтоб она растила  пламя". Он – это Бог карелов Укко, а девушка и есть душа человека. Она же – птичка-пташечка, красна девица, дочь ночи, навечная подруга, ненаглядная краса и др. В небылице дана её количественная характеристика: "всего-то с игольное ушко".

Естю – вечность, Правь.

Жар-цвет всему миру свет, ослепительное сияние Всевышнего. В сказке «Правда и Кривда» поведано: "Когда жар-цвет цветёт, то море колыхается, и ночь бывает яснее дня; черти его боятся!" Море – вселенская бездна, ночь  вселенной – Навь, а день – это Явь.

Жеребец бойкий – Солнце (шар вертлянский).

Загадка Загадка характеризует сама себя. Например, "Загадка, разгадка да семь верст правды". Её разгадка заключается в правде семи верст вселенной.

Заговор – "Завораживание, колдовство, нашопты" (ТС). Заговор отражает мировоззрение ведической Руси. Заговоры исцеляют открытые раны, зубы, болезни внутренних и внешних органов, лихорадок и т.д. Снимают любое заклятье, избавляют от нечистой силы, от вредных насекомых, от болезней животных. Несут энергию удачи, ориентируют на позитивные взаимоотношения, на благоприятный промысел; предотвращают удары зла. Излечивают душу от тоски-печали, несостоявшейся любви. Особенно выразительны те из них, в которых решается девичий выбор или утешается материнское страдание.

Закон коловращения Жизни в «Песне о побиении иудейской Хазарии Святославом Хоробре» поведано: "Сварожии скрижали Закон Жизни провещали". Русский Бог Сварог начертал Закон на камне Алатыре и в судьбе каждого жителя вселенной: "Прямо пойдёшь – женату быть, налево пойдёшь – мёртвым быть, направо пойдёшь – богату быть" (Веда Купалы). Первая запись Закона обязывает душу пройти из вечности в день вселенной, чтобы приобрести опыт воплощения. С женату быть – с единения души и плоти начинается бытие в Яви. Вторая и третья записи рассказывают о неминуемом возвращении души в Правь. На левой (навьей) дороге душа освобождается от плотской одёжки, и очищается от земных страстей в горниле вселенской печи. Затем перелётывает направо – в вечную обитель, где ей богату быть.

Золотая верста – седьмой этап в эволюции вселенной. 

Игла булатная – душа шьёт в Нави шелковой нитью судьбу человека.

Ирий вечнозелёный сад Прави.

Искатель широкого двора Прави – искатель духовной обители. 

Источник правды истинной – расположен в вечности.

Ковш Алатырский, Серебряный – звёзды Большой Медведицы. Пролил Велес Ковшом Сурью небесную вниз на Землю из сада Ирия. И бросал он Ковш в небо синее, чтобы Ковш сиял среди частых звёзд" [1].

Корабль – его капитан управляет первородными началами.

Коза Седунь – рождена Родом, из пены её молока родились Уточка и Чёрный Змей. 

Корова Земун – матушка Велеса. А её Молоко и есть Млечный путь. В Ведах сказано: "Идёт по Ирийским полям Корова-Земун, ест траву и даёт Молоко и течёт Молоко по небесному своду, и сверкает частыми звёздами". Род – Отец богов сотворил Корову-Земун: "Чтоб река молока в Ирии протекла в сметанное озеро. Создано то сметанное озеро, чтоб от горя, скверны и нечисти очищать весь мир, всю Вселенную, чтоб питать её Соками чистыми" [1].

Кот сибирский – Солнце.

Красна девица – душа человека. 

Коса – по ней, как по мосту, можно перейти в иной мир.

Косящато, косещато, косясчато, косевчато, кутисе окошечко, стекольчаты околенки – окно в доме Прави.

Котёл – местоположение безсмертных душ в доме вечности. В Олонецкой загадке поведано [9],: "Стоит столб, на столбе – цвет, над цветами орёл, – цветы срывает, в котёл бросает, цветов не убывает, а в котле не пребывает!" Орёл – это образ Всевышнего, а цветы – души жителей вселенной, столб – печка вселенной, в ней-то и творится жизнь. Орёл бросает души из котла вечности в воплощение и принимает их на обратном пути в Прави, но уже с опытом бытия в Яви, потому безсмертных душ в котле не убывает и не прибывает.

Куст – символ вечности.

Лес признак Нави.

Лохань – Море широкое, окиян-море, сине-море, вселенская бездна.

Матерь Сва "Род из уст испустил птицу Матерь Сва, Духом Божьим родил Сварога" [1]. Поёт Матерь Сва славу воинам борусинским, которые от римлян пали. "Бьёт крылами птица Сва около Дуная возле Троянова вала. И они на прямом пути к тризне полегли, и Стрибоговы внуки пляшут над ними, и плачут о них осенью, а зимой о них причитает Матерь Сва" [17]. Она встречает павшего в бою и переносит его в Правь.

Метафизический язык – язык души. Им душа рассказывает своей плоти о событиях, которые происходили с ней в ночи. Им в сновидениях представлены картины Прави и Нави. Им же писаны произведения фольклора, Веды, Руны и другие Книги знаний родов Руси.

Мёд-пиво, мёд-вино – как и Сурья, напиток Богов.  

Молоко по небесному своду синему – растеклось из сосцов коровы Земун и козы Седунь. 

Море, окиян-море – космические просторы, вселенская бездна. Веды называют окиян-море Хвалынским, Гандвик, Студёным (песня «Братанна»), Кавстрийским (сказка «Никита Кожемяка») и др.

Мост – протяжённость перехода из одного царства в другое.

Мост золотой – переход в Правь.

Мыши – звёздочки.

Навий – житель Нави.

Навь – ночь вселенной, царство смерти, невещественный мир. В сказке «Старуха-говоруха» говорится о Нави: "Ночь длинная, жуткая; спать – бока пролежишь, глядеть – глаза проглядишь, слова молвить не с кем, и скучно и страшно". Признаки Нави: болото, избушка на курьих ножках, погреб, темнота, сухие деревья, кости, игла, нить, зима и др.

Навье гнездо – ночь вселенной. 

Навьи проводы – проводы в загробный мир, в царство смерти. 

Навья-косточка – признак Нави.

Небылица – поведана в лицах, найдена в старых светлицах.

Невещественный мир – ночь вселенной, подземный, нижний мир.

Нитка шёлковая – ей душа-девица шьёт судьбу человека.  

О творении жизни – пословица сказывает: "Когда на море камень всплывёт, да камень травой порастёт, а на траве цветы расцветут". Море – это просторы вселенной, а камень, трава и цветы – её жители.

Огонь  – первородное начало. Его зажёг Всевышний (карельская Руна «Рождение огня»). Божественное происхождение огня отражено в пословицах и поговорках. Например: "Правда ни в огне не горит, ни в воде не тонет. Краденое – огонь, с ним и сгоришь. Огонь – суд божий".

Оловянное царство – Навь (сказка «Царевна-змея»).

Орёл – образ Бога со второй версты вселенной.

Особые дрова – первородные начала: ветер-буря, вода и огонь.

Остров Буян, Алатырский остров – вечность вселенной, Правь, божественная родительская обитель. "А на острове Алатырском – вся земля, все камни из золота. Там растут золотые яблони, а на яблонях – златы яблочки. Средь златых ветвей и цветов там поют ирийские птицы и сияют златыми перьями" [1].

Осьмые ворота – открывают вход в следующую вселенную. Мудрость ведической Руси утверждает, что восьмой день предыдущей вселенной является первым днём (верстой) следующей вселенной.

Отец предвечный, батька – так его именуют Веды, поскольку он предшествует последующим людским воплощениям.

Палаты белокаменные – признак вечной обители.

Печка (вселенская) – в ней горят особые дрова, первородные начала.

Почка нераскрывшаяся – яйцеклетка вселенной.

Прямоезжая дорога – дорога из Прави в Явь, проходит через Навь. Новорождённый пораздвинул материнские родовые пути, проложил дорожку прямоезжую на белый свет (былина «Дюк Степанович»). 

Разум – "Духовная сила" (ТС). Душа от рождения одарена этой божественной благодатью. Оттого народной мудростью и молвится: "Разум душе во спасенье, а Богу во славу". Отличие разума – способности духовного мира от ума – способности существенного мира широко представлено в пословицах: "Ум разуму подспорье. Ум разуму не указ. Ум без разума – беда. Где ума не хватит, спроси разума. Разум не велит ума не спрашивайся. Ум доводит до безумья, разум до раздумья".

Род Прародитель, Родник вселенной, Отец богов (русские Веды).

Родительская семеюшка. Честные наши родители, так пословица Руси именует Бога Сварога и Богоматерь Ладу.

Руда жёлтая – кровь. В заговоре «от пореза» руда – жизненная сила.

Свадебный пир – венец творения родительской семеюшки, этот обряд исполняется в честь единения души и плоти младенца. Действие начинается с первой встречи души и удальца на границе вечности и ночи вселенной, а вторая встреча происходит при появлении младенца на белый свет. Тогда и случается свадебный пир. На этом празднике родительской семеюшки, присутствует и Я. Пьёт Я медовую Сурью и рассказывает в лицах историю странствия удальца-молодца и его души в воплощение.

Семь лет, семь лет, семь дней, семь вёрст, семь листов, семь вёрст правды – длительность бытия царств вселенной. Семь – священное число, характеризует не только длительность бытия вселенной, но и каждого её жителя. В пословицах молвится: "Семь вёрст до небес и всё лесом. Семь старцев во главе со Старцем (Сварогом)". В ведической традиции упомянуты семь ветров – стрибов, семь звёзд Северного созвездия, семилучевая звезда магов, семь цветов радуги, семь звуков и др.

Семь ворот – вход/выход в каждую из семи вёрст.

Семь столбов – столб на каждой из семи вёрст.

Серая лошадь – Луна. Когда я небылицы перерубил лошадь, тогда лошадь-то дома осталась (в Нави), а её шкура – ясный месяц или светлая оболочка лошади и поныне висит на потолке (небесах) Яви.

Скирда (хлеба) – идея вселенной, а потому её глазом  и не окинешь.

Старец, Отец небесный, Творец, Создатель, Всевышний – русский Бог Сварог, Дяла Ингушетии и другие имена Богов родов Руси.

Старые светлицы – архив предыдущих вселенных.

Столб (печной) – вселенская ось.

Столы белодубовы – как и палаты белокаменные, признаки Прави.

Судьба – "предназначение, предопределение" (ТС). Душа шьёт шелковой нитью судьбу человека в Нави на пути в Явь. Народная мудрость молвит: "Что судьба скажет, хоть правосудь, хоть кривосудь, а так и быть", так и будет до той поры, пока судьба не будет исполнена.

Сурья – напиток Богов, это "мёд, на травах бродивший, Сурья –  Вед понимание ясное". От питной Сурьи расцветает жизнь: "сильный бьёт огонь от земли до неба. Там, где капли падают Сурьи, – поднимаются в поле стебли. Все растёт, живёт, зеленеет" [1].

Счастлив будешь счастье человека Яви заключается в единении плоти  со своей душой – богоданной женой.

Сын – сын батьки, отца предвечного.

Сыны на сырой земле – человечество. Сказал Сварожич Велес небожителям: "Пусть же Сурью Бога Всевышнего пьют Сварожичи-небожители, также наши сыны на Сырой Земле" [1].

Тени-великаны – навьи жители 

Терема златоверхие – располагаются в Прави.

Трясина – в начале третьей версты вселенной земля ещё не просохла от родовых вод. Когда я упал наземь с дуба, тогда и погряз в трясине.

Улица – находится в навьей деревне, через неё проходит прямоезжая дорога из Прави в Явь.

Уточка – образ героини Вед, снесла два яичка: Навь и Явь.

Хлеб – мысли Бога о жизни. 

Хоромина по разуму – посмертная обитель.

Цвет на весь белый свет – Творец мыслит в вечности жизнь вселенной и творит её природу: цвет на весь белый свет.

Царство золотое – вселенная на седьмой версте.

Чёрные тряпицы – великая тьма космической бездны, а у той-то тьмы конца края нет, в неё и оберчена небылица.

Чисто поле – просторы вечности.

Шар вертлянский – солнце.

Швея мастерица – на пути в воплощение душа в ночи вселенной шьёт шелковыми нитями судьбу человека (заговор «от пореза»).

Шесть кошек езжалых – Шесть планет (небылица).

Щука – образ Бога на первой версте вселенной.

Я – безсмертная душа, вместе с дедом (небылицы) творит вселенскую жизнь. В русских Ведах о Я сказано: "Я твой сын! Я же твой родитель! Я – рождающий и рождённый. Я тот Сын, что родил Отца! Я был до, я же буду после! Я есмь ты, за тобою – я!" Сварог подарил человеку имя Отца предвечного. Я и есть Иван Предтеча, поскольку он явился наперёд других (сказка «Соль»).

Яблоня с молодильными яблочками – растёт в вечнозелёном саду.

Яйцо – символ эволюции жизни. В небылице сказано, как снесла Уточка яичко – родилась Навь, снесла второе – родилась Явь. Здесь показан процесс преобразования идеи жизни из образа в новое качество – в форму жизни. В цыганской сказке «Околдованная сиротка» поведано, как  сын покатил в Нави яичком хрустальным по лицу матери и она встала в Яви, как будто и не было тех лет, что она мёртвой в гробу лежала.

Яства и приправы – Учение Вед.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: