EnglishРусский

ИМПЛИЦИТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ КАК ФАКТОР АСИММЕТРИИ В ОТВЕТАХ НА АНКЕТНЫЕ ВОПРОСЫ

Н. С. Бабич

 

Гипотеза имплицитной информации будет рассмотрена нами на примере асимметрии запрета/разрешения, обнаруженной Д. Раггом в 1941 году в опросе, проводившемся Э. Роупером [14, p. 92]. В исследовании использовались две независимые выборки, и в одной из них 62% респондентов высказывались против разрешения публичных антидемократических речей. Во второй выборке только 46% согласились с запретом таких речей.

Обстоятельное исследование эффекта, открытого Раггом и Роупером в 1941 году, было предпринято спустя три с лишним десятилетия Г. Шуманом и С. Прессером. Они обнаружили устойчивую воспроизводимость асимметрии (на той же, что в 1941 году, формулировке в 1974 и 1976 годах) и выдвинули несколько возможных объяснений ее возникновения [16, p. 280-281], которые определили дальнейшие направления исследований эффекта.

Первая из гипотетических причин асимметрии связана с коннотациями, присущими рассматриваемым антонимам. Глагол «запрещать» звучит резче, что делает его принятие более трудным, тогда как «разрешать», в некоторых случаях, может восприниматься как поощрение девиантного поведения, и отвергаться уже на этом основании. Эту гипотезу мы в дальнейшем будем называть «семантической». Существенным недостатком этой гипотезы является ее размытость и чрезмерная общность. Любое понятие всегда вызывает массу коннотаций, и их набор в значительной степени зависит от контекста, поэтому в том виде, в котором первая гипотеза была сформулирована, она не может быть ни доказана, ни опровергнута. Шуман и Прессер не проверяли ее самостоятельно, а в более поздних исследованиях семантическое объяснение всегда формулировалось более узко.

Вторая возможная причина состоит в том, что используемые в формулировке антонимы могут вызывать к жизни различные грамматические ситуации, порождающие трудности восприятия. Так, не вполне очевидно, что все респонденты, которым надо поддержать запрет речей против демократии успешно справятся с задачей. «Запрещение» суждений, направленных против демократии, может быть спутано с «запрещением» самой демократии. Эта «грамматическая» гипотеза была проверена Шуманом и Прессером путем замены словосочетания «против демократии» на «в поддержку коммунизма», что привело к некоторому уменьшению, но не исчезновению асимметрии. Разница между долями ответивших «нет, не разрешать» и «да, запретить» составила 16%. Таким образом, грамматическая гипотеза, в целом, была опровергнута.

Третьей причиной асимметрии, по Шуману и Прессеру, может быть уровень абстрактности темы вопроса. В их экспериментах обнаружилась положительная зависимость между величиной асимметрии и долей затруднившихся ответить респондентов, а также – связь между низким образованием и склонностью к асимметричным ответам, которая впоследствии была подтверждена независимыми исследованиями [12; 15]. Эти факты подкрепляют гипотезу о том, что асимметрия проявляется в ответах на вопросы в абстрактных областях, таких как «речи против демократии», но не должна возникать в опросах, посвященных более понятным и близким для респондентов темам, например, запрету порнографии или рекламы сигарет на телевидении. В вопросах на эти темы, задававшихся Шуманом и Прессером, асимметрия составила, соответственно, 5,4% и 4,3%, что уже является величиной, которую можно рассматривать как находящуюся в рамках допустимой погрешности.

В комплексном голландском исследовании 1988 года [9, p. 31-32] использовались как «абстрактные» (о расистских высказываниях), так и конкретные (о распространении и воспроизведении фильмов для взрослых и о раздельном обучении для детей бельгийцев и национальных меньшинств) вопросы. При этом было показано, что асимметрия имеет место в обоих случаях, причем наиболее слабо эффект сказался при ответах на «абстрактный» вопрос. В кросс-культурном (американско-германском) методическом эксперименте Д. Бишопа и соавторов [3, p. 334-335] была обнаружена значительная асимметрия ответов на вполне «конкретный» вопрос о курении в общественных местах. На немецкой выборке тех, кто выбрал запрет курения, оказалось на 20,3% меньше, чем тех, кто отказался его разрешить. Но в американской части опрошенных имела место обратная асимметрия. Тех, кто высказался за запрет курения, было на 14,3% больше. Приведенные результаты, по-видимому, противоречат «гипотезе абстрактности».

Одним из вариантов уточнения может служить постановка проблемы, осуществленная Х.-Ю. Хипплером и Н. Шварцем в часто цитируемой статье 1986 года [6]. Предложенная ими гипотеза (назовем ее «гипотезой безразличия») состояла в том, что «виновниками» асимметрии являются участники опроса, которым его тема безразлична. Такие респонденты отвечают отрицательно на оба варианта вопроса просто потому, что у них нет ни желания, чтобы что-то запрещалось, ни желания, чтобы что-то разрешалось. Как результат, в обоих случаях обнаруживается дополнительная доля выбравших ответ «нет», которая  приходится на безразличных респондентов, и она-то служит причиной возникновения асимметрии. Гипотеза Хипплера и Шварца была ими подтверждена экспериментально (асимметрия исчезала при удалении из выборки респондентов, не продемонстрировавших выраженных установок к теме вопроса), кроме того, она хорошо согласовывалась с данными Шумана и Прессера. Действительно, по (интуитивно) более абстрактным вопросам логично ожидать более высоких долей безразличных респондентов, которые могут коррелировать с долями затруднившихся ответить. Правдоподобно (хотя и не доказано) предположение, что среди респондентов с низким образованием будет более велика доля безразличных.

Наиболее серьезная концептуальная проблема, встающая перед гипотезой безразличия – то, что в качестве объяснения в ней выдвигается предположение о существовании некоторой латентной переменной. Иными словами, неизвестное объясняется через другое неизвестное. Речь идет о показателе, который соответствует «силе установки». Интуитивно ясно, что такая переменная может существовать, но ее прямое измерение вряд ли возможно. Косвенные же измерения не всегда позволяют получить подтверждение гипотезы безразличия.

Эмпирическая проблема, с которой сталкивается «гипотеза безразличия», заключается в наличии, как минимум, одного контрпримера – наблюдавшаяся в эксперименте на американской выборке обратная асимметрия [3, p. 334-335]. Гипотеза Хипплера-Шварца предсказывает неизменное направление асимметрии, так как она связана с инвариантными принципами обработки информации человеком. Если эффект запрета/разрешения возникает из-за респондентов, которые не желают ни того, чтобы что-то запрещалось, ни того, чтобы что-то разрешалось, то они должны не испытывать таких желаний по любому вопросу.

В последние годы асимметрия запрета/разрешения была детально изучена Б. Холлеман, которая попыталась детализировать семантическое объяснение[1], посвятив ему целый ряд публикаций [4; 7; 8; 9; 10]. В них развивается идея о том, что обе формулировки измеряют одну и ту же установку, но по-разному отражаемую на шкале «да-нет». Она была подтверждена анализом опросных данных с использованием моделирования структурными уравнениями [7]. Позднее, с помощью методики, включавшей раздельный анализ времени понимания вопроса и времени ответа, было показано, что причиной асимметрии являются процессы, происходящие на втором, а не на первом из этих этапов [4]. Причем авторы исследования смогли выработать и правдоподобное объяснение этому факту, предложив модель отражения установки на шкале, которая требует большего времени в случае «запрета», чем в случае «разрешения». Таким образом, предполагается, что доля респондентов, готовых одобрить запрет, оказывается ниже в результате большей сложности этого когнитивного действия, по сравнению с отказом в разрешении. Перед версией семантической гипотезы Холлеман встают, в целом, те же проблемы, что и перед гипотезой безразличия. Это объяснение одного неизвестного через другое неизвестное, и однонаправленность асимметрии, которая не находит эмпирического подтверждения.

Существует объяснение, которое кажется более простым, чем рассмотренные выше гипотезы, и в то же время согласующимся со всем массивом имеющихся фактов. Для того чтобы его выработать, необходимо отказаться от имплицитного многим исследованиям анкетных вопросов представления о респонденте как о пассивном объекте измерения. Коммуникация, инструментом которой служит анкета, не является односторонней, и исследователь, задавая свои вопросы, подчас сообщает респонденту не меньше информации, чем может получить в ответ. Это свойство опроса считается нежелательным, и в наиболее тяжелых случаях называется использованием «наводящих вопросов». Ситуация с асимметрией запрета/разрешения не столь очевидна, но она может быть объяснена, исходя из той же логики. В самом деле, если исследователь спрашивает, следует ли запретить речи против демократии, он тем самым подразумевает, что такие речи разрешены. Респондент, не обладающий точным знанием соответствующих законодательных актов, именно такую информацию извлечет из формулировки вопроса. И наоборот, те респонденты, которых спросят, следует ли разрешить речи против демократии, скорее подумают, что на них уже существует запрет. И тогда на распределение ответов начнут оказывать влияние более общие установки к ужесточению или смягчению запретов в данной конкретной области.

Итак, альтернативная гипотеза состоит в том, что причиной асимметрии являются не те респонденты, которым безразлична тема, а те, у которых не хватает соответствующей информации. И асимметрия возникает из-за того, что недостающая информация активно извлекается респондентами из самой формулировки вопроса.

Предложенная гипотеза основывается на описании зависимости между достаточно простыми, прямо измеряемыми переменными, и хорошо согласуется с целым рядом эмпирических результатов. Во-первых, она не требует однонаправленной асимметрии, поэтому оказывается совместимой с данными Бишопа и соавторов [3]. В то же время, она не противоречит и обобщенным результатам других исследований.

Во-вторых, гипотеза активного извлечения информации также согласуется с данными о том, что асимметрия исчезает при использовании расширенных версий вопросов, в которых эксплицитно используются сразу оба варианта действий. Вопросы, содержащие формулировку «разрешить или не разрешить», в этом смысле эквивалентны вопросам, содержащим формулировку «разрешить или запретить» [15]. Исчезновение асимметрии можно объяснить тем, что вопрос с обоими вариантами перестает играть роль подсказки.

В-третьих, в телефонных опросах асимметрия может оказываться меньше, чем при использовании самостоятельного заполнения анкет [3], так как в телефонном интервью у респондента гораздо меньше времени на извлечение информации из формулировки вопроса.

В-четвертых, как показал метаанализ, проведенный Б. Холлеман, наиболее мощным фактором, влияющим на величину асимметрии запрета/разрешения, является «сложность» темы в сочетании с ее «абстрактностью» [8], то есть, переменная, которую легко связать с осведомленностью респондентов.

 

Библиографический список

  1. Bishop G. F., Hippler H.-J., Schwarz N., Strack F. A comparison of response effects in self-administered and telephone surveys // Telephone survey methodology / Ed. by R. M. Groves, P. P. Biemer, L. E. Lyberg, J. T. Massey, W. L. Nicholls, J. Waksberg. New York: John Wiley & Sons, 1988. P. 321-340.
  2. Chessa A. G., Holleman B. C. Answering attitudinal questions: Modelling the response process underlying contrastive questions // Applied Cognitive Psychology. 2007. Vol. 21. No 2. P. 203-225.
  3. Hippler H.-J., Schwarz N. Not forbidding isn't allowing: The cognitive basis of the forbid - allow asymmetry // Public Opinion Quarterly. 1986. Vol. 50. No. 1. P. 87-96.
  4. Holleman B. C. The nature of the forbid/allow asymmetry: Two correlational studies // Sociological Methods & Research. 1999. Vol. 28. No. 2. P. 209-244.
  5. Holleman B. C. Wording effects in survey research using meta-analysis to explain the forbid/allow asymmetry // Journal of Quantitative Linguistics. 1999. Vol. 6. No. 1. P. 29-40.
  6. Holleman B. C. The forbid/allow asymmetry. On the cognitive mechanisms underlying wording effects in surveys. Amsterdam: Rodopi, 2000.
  7. Holleman B. C. The meanings of «yes» and «no». An explanation for the forbid/allow asymmetry // Quality & Quantity. 2006. Vol. 40. No 1. P. 1-38.
  8. Loosveldt G. Interaction Characteristics in Some Question-Wording // Bulletin de Méthodologie Sociologique. 1997. No 56. P. 20-30.
  9. Narayan S., Krosnick J. A. Education moderates some response effects in attitude measurement // Public Opinion Quarterly. 1996. Vol. 60. No. 1. P. 58-88.
  10. Olsen H. The silence of numbers: a split-sample experiment concerning respondents' linguistic sensitivity in Danish survey studies // International Journal of Social Research Methodology. 2002. Vol. 5. No 4. P. 293-312.
  11. Rugg D. Experiments in wording questions: II // Public Opinion Quarterly. 1941. Vol. 5. No. 1. P. 91-92.
  12. Reuband K.-H. The Allow-Forbid asymmetry in question wording – a new look at an old problem // Bulletin de Méthodologie Sociologique. 2003. No 80. P. 25-36.
  13. Schuman H., Presser S. Questions and answers in attitude surveys. New York: Academic Press, 1981

[1]Б. Холлеман в своих работах предпочитает называть его «гипотезой коннотаций» («connotations hypothesis»). На наш взгляд, это название слишком узко и уже не отражает полностью результатов самой Холлеман. 

Комментарии:

BEcpWOELwXXQtLsS (гость)26.12.2012 01:37
This is just the perfect ansewr for all forum members
QuvjZTmzdEDf (гость)26.12.2012 11:17
fpodhS <a href="http://lsedoddmemff.com/">lsedoddmemff</a>
TfjNIaudoR (гость)27.12.2012 17:17
o8ivPg , <a href="http://qfrrgkotcsuz.com/" target="_blank">qfrrgkotcsuz</a>, [link=http://iahdrawyjvdr.com/]iahdrawyjvdr[/link], http://bmvlbnnxcmgn.com/
AicuKrxMFdZST (гость)29.12.2012 02:54
6qVEoq , <a href="http://ipfqpujeluwz.com/" target="_blank">ipfqpujeluwz</a>, [link=http://fbhicnbogleq.com/]fbhicnbogleq[/link], http://krmzzjfhutdz.com/
Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: