EnglishРусский

История, языки и культуры славянских народов: от истоков к грядущему

Б. А. Дорошин

Пензенский государственный технологический университет,

г. Пенза, Россия

 

К настоящему времени зафиксирован ряд параллелей между образами банши и русалки в ирландской и славянской мифопоэтических традициях. Часть из них отмечается и осмысливается в посвящённой данному вопросу работе Т. А. Михайловой [6], другие явствуют из её контекста, некоторые же, на наш взгляд, могут быть предметом дальнейшего рассмотрения. Самые очевидные параллели указанных персонажей относятся к их наиболее заметным, распространённым в источниках и характеризующих их поздние, закрепившиеся в фольклоре, образы, признакам. Кратко систематизируем их, внеся некоторые уточняющие дополнения.

Д. В. Иванов

 Иркутская государственная сельскохозяйственная академия,

г. Иркутск, Россия

 

Психологические представления  о человеке и его взаимоотношениях с миром стали частью славянской духовной культуры. Сформировавшиеся за тысячелетнюю историю воззрения на человеческую природу претерпели своего рода эволюцию, когда неверие в собственные силы человека сменились взглядами, обнаружившими надежду на её усовершенствование. Эпоха Просвещения стала оплотом  убеждений в преодолении натуры человека, в изменении его характера.

М. Р. Данилова

Северо-Восточный федеральный университет,

г. Якутск, Республика Саха (Якутия), Россия

 

Сегодня самым главным для подрастающего поколения является духовное воспитание, а духовное воспитание это, прежде всего, чтение книг.

Одним из важнейших способов, содействующих возникновению у детей моральных качеств, является изучение произведений с точки зрения духовного, православного воспитания. При изучении литературы именно с этой точки зрения у учащихся возникнут такие моральные качества, как сочувствие, уважение, ответственность за свои поступки перед людьми и Богом, терпение, умение просить прощение, доброта, любовь к ближнему.

I. Jerochin, O. Kowalski

Croydon College, Londyn, Wielka Brytania

Ośrodek Badań Społeczno-Prawnych, Warszawa, Polska

 

W obecnej chwili uwaga współczesnego państwa jest skupiona na wypracowaniu ogólnych koncepcji w dziedzinie edukacji, wykładu i przedstawienia historii ojczystej. Celem nauki historycznej jest kształtowanie zwartego wyobrażenia o faktach, wydarzeniach i tendencjach w życiu społecznym, określenie dalszego kierunku rozwoju postępowego. Niestety, metodologiczna oraz historiograficzna baza badań w dziedzinie historii jest obarczona spuścizną radzieckiej przeszłości, kiedy wiele koncepcji, poglądów i ujęć były maksymalnie ideologizowane. Dotyczy to również historii Kozactwa, która wzbudziła zainteresowanie na początku lat 90. ubiegłego wieku. W niniejszym referacie usiłujemy określić nowe zasady i tendencje w zakresie wykładu tego tematu.

С. А. Гончаров

Белгородский государственный национальный

исследовательский университет, г. Белгород, Россия

 

Колдовства на Руси боялись с давних времен. Правительственным требованием было, чтобы, присягая государю, клялись не прибегать к заговорам и к магическим действиям. В подкрестной записи XVI века на верность царю читаем: «Также мнѣ надъ Государемъ своимъ въ ѣствѣ и питьѣ, ни въ платьѣ, ни въ иномъ ни въ чемъ лиха никакого не учинити и не испортити... на слѣду всякимъ вѣдовскимъ мечтаніемъ не испортити, ни вѣдовствомъ по вѣтру никакого лиха не насылати и слѣду не выимати» [9].

Р. Н. Попова

Уральский федеральный университет

им. первого Президента России Б. Н. Ельцина,

г. Екатеринбург, Россия

 

«Русские сезоны» Сергея Дягилева сыграли одну из ключевых ролей в развитии искусства. Для европейской культуры, которая на тот момент находилась в стадии поиска новых межкультурных коммуникаций, «Русские сезоны» стали настоящим прорывом. Дягилев предложил стилизацию славянского искусства в контексте современной культуры. Александр Бенуа, близкий друг и соратник Дягилева, пишет в своих воспоминаниях: «Наша русская «дикая примитивность», наша простота и наивность оказались в Париже (в культурнейшем Париже) более изощренной, более передовой и тонкой, нежели то, что там вырабатывалось на месте. Я был прав, когда высказывал предположение, что «наша музыка» и хореография, из нее выросшая, окончательно убьют характерную парижскую салонную „приторность”» [1, с. 512].

О. А. Сеничева

Бердянский государственный педагогический университет,

г. Бердянск, Украина

 

На современном этапе в силу антропоцентризма вопрос о языковых средствах выражения психических состояний человека занимает одно из ключевых мест в научной парадигме. В последнее время возросло количество работ русских и зарубежных исследователей, изучающих психические состояния в области лингвокультурологии, психолингвистики, концептологии, эмотиологии (А. Вежбицкая, А. К. Кляйнберг, Н. А. Красавкий, Е. С. Кубрякова, Н. И. Шаховский, Р. А. Уилсон и др.). Однако недостаточно изученным остается когнитивный аспект вербализации психических состояний стыда, что обуславливает актуальность данного исследования.

Т. К. Солодухина, В. И. Солодухин

Московский государственный университет

культуры и искусств, г. Химки, Московская область, Россия

 

В современной социально-экономической ситуации расширения интегративного взаимодействия народов, контактов с  разными странами обеспечение суверенности, развития и процветания культуры славянских народов становится важнейший задачей как в плане обеспечения международной безопасности, так и в плане конечного результата профессионального образования.

Г. И. Гетманская, Л. Ф. Родионова, М. В. Потапешкина

Приднестровский  государственный университет им. Т. Г. Шевченко,

г. Тирасполь, Приднестровье, Молдова

 

Современный образовательный процесс предполагает не только приобщение к общечеловеческим ценностям, но и усвоение ценностей национальных. Наиболее ярким показателем культуры народа является язык, отражающий его судьбы, нравы, традиции. Этнокультуроведческие знания привлекаются обычно при изучении иностранных языков в контексте лингвострановедения. Однако, на наш взгляд, эти сведения педагогически целесообразны и при изучении родного языка.

М. А. Соловей

Донецкий национальный университет,

г. Донецк, Украина

 

Российская империя во второй половине XIX века продолжала осуществлять переселенческую политику, призванную обеспечить хозяйственное освоение отвоеванных у Османской империи и Крымского ханства территорий. В отношении Приазовья царское правительство большие надежды возлагало на болгар, переселение которых в южные регионы России началось еще в раннем Средневековье. На 1860-е годы пришелся четвертый этап болгарской колонизации. В данной статье мы рассмотрим основные мероприятия российского правительства по переселению болгар в приазовские степи и по стимулированию хозяйственной деятельности колонистов.