EnglishРусский

Слабоконкурентные субъекты рынка труда в системе неформальных трудовых отношений

Е. А. Белов, кандидат социологических наук, доцент,

Казанский юридический институт МВД России,

г. Казань, Республика Татарстан, Россия

 

Сама суть рынка труда заключается в конкуренции между такими  субъектами как работодатель, работник и государство. В конечном итоге, данного рода конкуренция должна привести к балансу интересов между участниками рыночных отношений. Соответственно заработная плата, условия труда и иные параметры носят договорную природу, т. е. по определенным видам трудовой деятельности были заключены соглашения об минимальных стандартах для работников. Однако, в силу различных причин, образовалась группа лиц не привлекательная для работодателя и  имеющая небольшие шансы устроиться на основе трудового договора.

В качестве основных причин, по которым работодатель не желает заключать трудовой договор с различными категориями лиц, следует отметить следующие:

-         отсутствие образования, требуемого работодателем;

-         отсутствие необходимого стажа (опыта) работы;

-         не удовлетворяющий работодателя возраст потенциального работника (до 20 лет и после 55 лет);

-         наличие у женщины ребенка дошкольного возраста (особенно в возрасте до 3-х лет);

-         воспитание детей в неполной семье;

-         судимость.

Фактически отсутствие заинтересованности работодателя в данного рода работниках вынуждает их отказаться от надлежащего оформления трудовых отношений в ущерб, как себе, так и государству. Ненадлежащее оформление отношений между работником и работодателем, т. е. отсутствие трудового договора, служебного контракта, регистрация и т. п. является основным признаком неформальной занятости. По нашим оценкам общая численность неформально занятых в России, с учетом трудовых мигрантов, лиц, отнесенных к экономически неактивной части населения и т.п. составляет порядка 40 млн человек. Из них, около 10 млн – это вынужденные неформально занятые, т. е. те которые по различным причинам имеют ограниченные возможности официального трудоустройства [1]. Практика показывает, что только наиболее активные лица из вышеотмеченного перечня могут претендовать на приемлемую оплату труда. Основная масса занимает самые низкооплачиваемые рабочие места в сфере неформальной занятости.

Мы согласны с позицией В. Е. Гимпельсона и Р. И. Капелюшникова относительно того, что среди неформальных работников заработки распределяются существенно более неравномерно, чем среди формальных. [2]. Более того, слабоконкурентные неформальные занятые являются самыми низкооплачиваемыми работниками. По данным официальной статистики, численность населения России, без учета данных по Республике Крым и г. Севастополю, с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила 19,1 млн человек [3]. Если предположить, что эти данные полностью отражают настоящую картину и правдивость наших оценочных характеристик относительно 10 млн вынужденных неформально занятых, то их доля составляет половину лиц, находящихся за чертой бедности.

В сфере неформальной занятости отсутствуют социальные лифты, карьерный рост, удовлетворение работой и т. п. В наиболее яркой форме эти положения характерны для вынужденных неформальных занятых. В силу своей уязвимости слабоконкурентные неформально занятые не могут диктовать приемлемые для себя условия труда. Кроме того их незащищенное положение приводит не только к ущемлению собственных прав, но и к возможности манипулировать ими. Эти работники готовы нарушить санитарные, эпидемиологические, строительные и иные стандарты, лишь бы сохранить возможность заработка. Такого рода деятельность еще больше отдаляет этих работников от законодательных, социальных, моральных норм труда. В научной среде на сегодняшний день достаточно распространено понятие «прекариат». Оно введено в обиход Г. Стэндингом для характеристики зарождающегося класса «нестабильных» работников, которые не имеют гарантированной зарплаты, оплачиваемого отпуска, социальной поддержки со стороны работодателя, возможности повышать квалификацию, перспектив карьерного роста и т.п. [4]. Представители, рассматриваемой нами группы, в чистом виде являются прекариями, отчужденными от продуктов труда и не заинтересованными в эффективной и производительной деятельности.

С одной стороны, большинство слабоконкурентных работников, в течение короткого периода времени не могут изменить свой статус и, соответственно, выйти из категории «непривлекательной» рабочей силы. С другой, они сами не желают каких-либо перемен и не предпринимают активных шагов для выхода из этой группы, не хотят участвовать в реализуемых государственных программах по обучению востребованным профессиям, перепрофессионализации и т. п. В большинстве случаев если такого рода работники трудятся на низкоквалифицированных рабочих местах более трех лет, то они так на них и остаются. Речь не идет о работе по одной профессии или специальности. Наоборот, для них характерна высокая горизонтальная мобильность. Но одно остается практически неизменным: они не повышают свой социальный статус, а остаются в одном и том же сегменте слабоконкурентных низкооплачиваемых работников.

Если неформально занятые со средним и высоким доходом не желают изменения своего статуса, то представители рассматриваемой нами группы в основной своей массе хотели бы получить официальное трудоустройство и соответствующие гарантии. Это не касается временно работающих молодых людей, а относится к представителям средней и старшей возрастных групп.

Таким образом, анализ низкооплачиваемого, слабоконкурентного сегмента неформальной занятости показал наличие серьезных проблем и противоречий. Во-первых, эта занятость носит вынужденный характер и в большинстве случаев не привлекательна для лиц в нее вовлеченных. Во-вторых, само наличие значительного числа таких работников приводит к существенному социальному неравенству. В-третьих, для большого числа вынужденных, низкооплачиваемых неформальных занятых не представляется возможным изменение своего статуса (судимость, возраст работника более 55 лет и т. п.) либо это требует длительного периода времени (наличие у женщины ребенка дошкольного возраста, воспитание детей в неполной семье и т. п.). Соответственно, необходимы государственные программы по снятию напряженности в вопросах занятости для слабоконкурентных субъектов рынка труда. С одной стороны, это могут быть льготы для работодателей, заключающих трудовые договоры с такими работниками; расширенные программы по получению первичных профессиональных навыков, а так же повышению квалификации и переподготовке рабочих и служащих; развитие государственных программ по содействию в воспитании и обучении детей путем создания в ДОУ бесплатных групп с большей продолжительностью времени пребывания и школ полного дня; создание системы профилактики перехода различных групп лиц в категорию слабоконкурентных работников; создание в информационном пространстве кластеров, ориентирующих слабоконкурентных работников на выход из этой группы и демонстрирующих действенные механизмы перехода на иной уровень профессиональной деятельности и т.п. С другой, это ограничительные меры для работодателей, выплачивающих заниженную заработную плату и не оформляющих надлежащим образом трудовые отношения.

 

Библиографический список

  1. Белов Е. А. Социальные предпосылки формирования неформальных отношений в сфере труда (по результатам социологического исследования // Вестник ВЭГУ.- Уфа, 2016.- № 5.- С. 15-24.
  2. Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И. В тени регулирования: неформальность на российском рынке труда. — М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. 535 с.
  3. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения 11.03.2017).
  4. Стэндинг Г. Прекариат: новый опасный класс.- М.: «Ад Маргинем Пресс», 2014. - 400 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: