EnglishРусский

АНГЛОЯЗЫЧНЫЙ PR-ТЕКСТ КАК КОМПОНЕНТ СОДЕРЖАНИЯ ОБУЧЕНИЯ БУДУЩИХ ЖУРНАЛИСТОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОМУ ЧТЕНИЮ

С. Г. Вавилина Преподаватель

Запорожский национальный университет,

г. Запорожье, Украина 

 

Профессионально ориентированный подход предполагает организацию процесса обучения иностранному языку на факультете журналистики в соответствии с требованиями рынка труда, на котором студенты в будущем будут функционировать как специалисты [7, с. 5]. Это означает, что содержание обучения должно включать компоненты (в нашем случае – тексты), с которыми будущие журналисты будут неизбежно взимодействовать в профессиональной жизни. В современных условиях коммерциализации средств массовой информации (СМИ) и увеличения объёма вещания журналисты вынуждены активно обращаться к предлагаемым PR-специалистами материалам.

Раскрытие дидактического потенциала использования англоязычного PR-текста в процессе обучения будущих журналистов профессионально ориентированному чтению предполагает решение ряда задач, одна из которых состоит в избежании отождествления текстов  паблик рилейшнз с журналистскими текстовыми формами. Разграничение  PR- и журналистских текстов осуществляется по характеру информации и таким жанрообразующим признакам, как: предмет отображения, функции текста и его лингвистично-стилистические аспекты [3, 8]. Целью данной статьи является описание  особенностей языка и стиля англоязычных  PR-текстов.

Изучение практических исследований паблик рилейшнз и теоретических обобщений таких учёных, как А. Д. Кривоносов, С. В. Володина, О. А. Ключникова, Н. Э. Шарабарина, позволило определить основные лингвистические и стилистические характеристики PR-текстов, а именно: 1) краткость, простота, ясность и логичность изложения; 2) убедительность (фактологичность, аргументированность, «репортажность» [2, с. 85]; 3) степень выраженности личностного начала; 4) особенности структуры и композиции.

Простоту PR-текста Н. Э. Шарабарина считает его ключевой стилистической характеристикой, для обозначения которой употребляет заимствованный из лингвистики и коммуникативистики термин «читабельность текста» [11].  Ясность PR-текста, по мнению А. Д. Кривоносова, обусловлена  его нейтральной синтаксической структурой, представленной двусоставной моделью (подлежащим и сказуемым), без чрезмерных  и лишних элементов [5, с. 173]. Простота синтаксических конструкций и ясность изложения материала в PR-тексте объясняется стремлением инициатора к взаимопониманию с целевой аудиторией, достижение которого возможно лишь при условии правильной интерпретации и декодирования полученной информации. Именно по этой причине С. В. Володина считает чрезмерное употребление метафор, эпитетов, гипербол, олицетворения и других художественно-стилистических средств, характерных для художественных и публицистических произведений, в PR-текстах нецелесообразным [2, с. 85]. Поскольку PR-текст по своей основной функции информирования может быть соотнесён с журналистскими текстами информационных и аналитических жанров, то ему свойственны  характерные для соответствующих текстов «рациональное и экономичное использование текстообразующего материала, минимальные интертекстуальные включения, ровная и умеренная стилистическая организация» [6, с. 121]. Следует также отметить, что в англоязычных PR-текстах, как и в других  информационных сообщениях, преобладают пассивные конструкции, которые придают тексту объективность, а авторской  позиции – подчёркнутую отстранённость.

Читабельности PR-текста способствует также учёт морфологической специфики единиц текста, а именно отбор и частота употребления тех или иных частей речи. Исследователи подчёркивают, что использование прилагательных и наречий перегружает текст, тогда как активное обращение к существительным и глаголам придаёт повествованию динамизм, облегчает восприятие PR-текста адресатом или журналистом, который рассматривает возможность его публикации.

Критерий фактологичности обуславливает использование приёмов, которые делают PR-текст убедительным, направленным на прирост паблицитности события и организации, которая стоит за этим событием. Под паблицитностью Д. Уилкокс понимает способность текста служить целям формирования нематериальных активов, имиджа, репутации базисного субъекта PR [9, с. 62].  На лексическом уровне сформировать паблицитность помогают ссылки на авторитетный источник, предоставление статистических данных, документов, фактов, цифр, употребление терминологии.  Беспристрастности, аргументированности и логичности PR-текста способствует также отсутствие выраженности личностного начала, кроме тех предназначенных для публикации в СМИ и внутренне корпоративных изданиях  текстов, которые содержат подпись руководителя или ведущего специалиста организации (байлайнер, заявление для прессы). Однако и в этих случаях лицо, от которого ведётся повествование, не является настоящим автором сообщения. Авторское «я» в PR-тексте является средством «персонализации» организации, а не выражением личного мнения автора.

Для большинства PR-текстов характерно повествование от третьего лица  (third person self-reference). В языке пресс-релизов, например, практически полностью отсутствуют местоимения «I» и «we», хотя инициатором таких текстов является организация, сообщающая о своей деятельности. Такой рассказ происходит «исключительно от третьего лица, причём с использованием собственного названия компании» [13, с. 220].  Помимо чисто практической цели такого приёма, который освобождает журналиста от необходимости вносить исправления при адаптации пресс-релиза для публикации, Г. Якобс уазывает на тот факт, что повествование от третьего лица придаёт нейтральность и незаинтересованность изложению материала в пресс-релизе, в то время как  использование организацией местоимения «мы» является  техникой, характерной для рекламных жанров [13, с. 232].

В  PR-тексте вообще не проявляется  субъективная модальность, о чём свидетельствует практически полное отсутствие лексем, выражающих эмоциональные состояния и реакцию на осбытия действительности. Широкое употребление слов с положительной оценкой направлено на реализацию главной цели PR-текста – создание позитивного имиджа, убеждение инвесторов, завоевание доверия избирателей, повышение лояльности клиентов. Следовательно, такие PR-тексты, как пресс-релиз, бекграундер, ньюслеттер и байлайнер, оценивают деятельность компании, изменения в её политике, трансформации и нововведения всегда положительно, в исключительно благоприятном свете. Позитивно окрашенные лексемы и выражения обязательно присутствуют в PR-тексте.

Это наглядно демонстрируют следующие примеры из пресс-релизов ведущих мировых организаций:

BP… is a major oil refiner and a leader in alternative energy sources including wind power…

(from BP Press Release, 08 January 2013).

CNN Worldwide, a division of Turner Broadcasting System, Inc., a Time Warner Company, is the most trusted source for news and information.

 (from CNN Press Release, 27 December 2012).

Apple designs Macs, the best personal computers in the world…

Apple leads the digital music revolution with its iPods and iTunes online store…

Apple has reinvented the mobile phone with its revolutionary iPhone and App Store, and is defining the future of mobile media and computing devices with iPad.

(from Apple Press Release, 07 January  2013).

Gucci is one of the foremost luxury fashion brands.  With an illustrious reputation for quality and Italian know-how…

The Gucci  Paris  Masters is now a leading  international event and an essential date on the  calendar…

(from Gucci Press Release, 22 June  2012).

Благоприятная оценка характерна и для комментариев руководителей организации и других должностных лиц, котрые пестреют лексемами с положительным значением. Цитаты из тех же пресс-релизов, что и приведённые выше примеры, позволяют показать эту особенность PR-текстов:

«Today’s announcement is an important milestone that marks yet another success for the BP and Sempra US Gas & Power teams…», ads John Graham, president and CEO, BP Wind Energy.

«This is a great project all the way around», said Jeffrey W. Martin, president and CEO of Sempra US Gas & Power.

(from BP Press Release, 08 January 2013).

Anna said: «Drive is simply a fantastic news programme, and well-known for its outstanding journalism. I'm delighted to be joining the team and working alongside one of the country's great broadcasters in Peter».

(from BBC Press Release, 09 January 2013).

«The success of our game Temple Run in 2012 was nothing short of astonishing»,  said Keith Shepherd.

(from Apple Press Release, 07 January 2013).

Вообще, цитирование в PR-тексте заслуживает особого внимания. По сравнению с журналистским текстом, в котором способы передачи чужой речи  выполняют разнообразные функции (обобщение фактов, усиление авторской позиции, представление противоположной точки зрения, ссылка на источник), в PR-тексте этот приём реализует одно главное задание: прирост паблицитного капитала базисного субъекта. В текстах паблик рилейшнз используется только прямое цитирование первого или должностного лица с целью придания излагаемым фактам достоверности и авторитетности. А. Д. Кривоносов подчёркивает, что цитата в  PR-текстах не имеет самостоятельного значения, а всегда несёт дополнительный, сопроводительный характер и должна быть законченной по смыслу, «характерологической» [5, с. 177].  В зарубежных исследованиях прямую речь в PR-тексте называют самоцитированием (self-quotation) или псевдопрямой речью (pseudo-direct speech), поскольку слова цитаты «вероятнее всего не были произнесены укзанным источником, а написаны работником PR-службы, и, в лучшем случае, лишь одобрены этим источником, и то маловероятно» [12, с. 60]. Самоцитирование также позволяет автору «отстраниться» от рассказываемых событий, а журналисту – пересказать материал в соответствии с собственным стилем и требованиями издания. Прямая речь является обязательным компонентом текстовой структуры пресс-релиза, байлайнера, заявления для СМИ.

Использование общеупотребительной и эмоционально нейтральной лексики, нарочитая безличностность и нейтральность фактического материала по принципу «цифры говорят сами за себя» [2, с. 115] также  являются характерными лингвостилистическими признаками PR-текста. Употребление специальной лексики и терминологии довольно распространено в таких жанрах PR, как годовой отчёт, бекграундер, отчёт о социальной корпоративной ответственности, уайтпейпер и т.д., что обусловлено функциональной направленностью таких текстов на целевую аудиторию и необходимостью оптимальной и адекватной реализации информационного потенциала.

Следующим характерным признаком  PR-текста являются особенности его структуры и композиции, котрые имеют свою специфику по сравнению с журналистским текстом. Довольно часто, описывая типичные черты PR-текста, учёные либо переносят хорошо изученную структуру рекламного сообщения на  PR-текст [1, 4], либо ограничиваются описанием структуры пресс-релиза [2; 10]. Это кажется не совсем правильным, поскольку, во-первых, PR- и рекламный текст имеют разные цели и обусловленные ими стилистические и структурно-композиционные особенности; во-вторых, хотя пресс-релиз и считается главным жанром паблик рилейшнз, его структура не свойственна многим другим, особенно новым PR-жанрам, подверженным конвергенции и влиянию Интернет-технологий.

Таким образом, проведённое исследование позволило обосновать целесообразность отнесения такого компонента, как англоязычный PR-текст, к содержанию обучения будущих журналистов иноязычному профессионально ориентированному чтению и вызванную таким включением необходимость разграничения текстов  PR и журналистики. В основу сравнительного анализа  PR- и журналистских текстов были положены следующие жанрообразующие признаки: предмет отображения, функции текста и особенности языка и стиля. К основным лингвостилистическим признакам  PR-текстов были отнесены простота и ясность изложения материала, его аргументированность и фактологичность, отсутствие выражения субъективной модальности, структурно-композиционные особенности. Перспектива дальнейших исследований заключается в описании структуры основных жанров паблик рилейшнз и определении их общих характеристик. 

 

Библиографический список

  1. Басарыгина Э. О. Лингвистические особенности PR-текстов // Филологические науки. Вопросы техники и практики. – Тамбов: Грамота. – 2009. – № 2 (4). – С. 60–62.
  2. Володина С. В. Тексты в коммуникационной системе паблик рилейшнз : дис. … канд. филол. наук : 10.01.10. – М., 2007.  – 158 с.
  3. Грабельников А. А. Работа журналиста в прессе : учеб. пособие. – М. : РИП-холдинг, 2007. – 274 с.
  4. Ключникова О. А. Обучение студентов-журналистов созданию PR-текстов в сфере образования для размещения в сети Интернет : автореф. дис. … канд. пед. наук : спец. 13.00.02 «Теория и методика обучения и воспитания (русский язык)». – М., 2010. – 23 с.
  5. Кривоносов А. Д. PR-текст как инструмент публичных коммуникаций: дис. … доктора филол. наук : 10.02.19. – Санкт-Петербург, 2002. – 388 с.
  6. Мисонжников Б. Я. Отражение действительности в тексте // Основы творческой деятельности журналиста : учеб. для студ. вузов по спец. «Журналистика» / ред.-сост. С. Г. Корконосенко. – СПб. : Знание: СПбИВЭСЭП, 2000. – С. 95–124.
  7. Програма з англійської мови для професійного спілкування / Г. Є. Бакаєва, О. А. Борисенко, І. І. Зуєнок [та ін.]. – К. : Ленвіт, 2005. – 119 с.
  8. Тертычный А. А. Жанры периодической печати. –  М. : Аспект Пресс, 2011. – 320 с.
  9. Уилкокс Д. Как  создать PR-текст  и  эффективно  взаимодействовать  со  СМИ. –  М. :  Инфра-М, 2004. – 761 с.
  10. Чичерина Н. В. Типология медиа-текстов как основа формирования медиа-грамотности // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. – 2007.  – № 9 (47): Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология). – С. 159–166.
  11. Шарабарина Н. Э. Коммуникации в системе паблик рилейшнз: модели функционирования и типологические характеристики текстов : дис. ... канд. филол. наук : 10.01.10. – М., 2004. – 200 с.
  12. Bell A. The Language of the News Media. – Oxford: Blackwell, 1999. – 277 p. 
  13. Jacobs G. Self-reference in press releases // Journal of Pragmatics. – 1999. – Vol. 31. – No. 2. – P. 219–242.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: