EnglishРусский

ТИПЫ ДЕЛОВЫХ ДОКУМЕНТОВ В ИСТОРИИ СТАРОТЮРКСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Омонов К. Ш.  Кандидат филологических наук, доцент,

Ташкентский государственный институт востоковедения,

г. Ташкент, Узбекистан 

 

Изучение истории тюркского официально-делового стиля предполагает постановку и решение ряда взаимосвязанных вопросов. К их числу относятся такие, как функциональное расслоение раннесредневековых тюркских языков; формирование норматива делового письма; структура текста делового письма, предопределяемая структурой референтной ситуации, лежащей в его основе; типология документов, обусловленная как экстралингвистическими, так и собственно лингвистическими (жанровыми и стилевыми) особенностями данных текстов. В этом плане следует отметить комплекс нерешенных пока проблем, в частности: лексико-грамматические, синтаксические, стилевые особенности текстов делового письма, их социолингвистический и прагматический потенциал, когнитивные возможности.

В данной статье ставится вопрос об исторически сложившихся государственных и правовых тюркских деловых документах XI–XV вв., связанных с особенностями общественно-языковой практики того времени [7].

С этой точки зрения в рамках государственных и правовых деловых документов XI–XV вв. можно противопоставить два основных типа документов: деловые письма, идущие от правителя государства и связанные с регулированием межгосударственных и внутригосударственных отношений; и деловые документы, направленные на реализацию правовых норм между гражданами. К первым относятся Yarlїğ (грамота, приказ), Nišān (грамота, акт), Bitim (договор), Bildürgülük (дипломатическая переписка), Bоšuğ (разрешительный документ). К числу вторых принадлежат Bitig (документ, акт, справка), Baš bitig (основной документ), Čïn bitig (подлинный документ), Čïn baš bitig (основной подлинный документ), Bоdun bitigi (общинный документ), Bïčğas bitig (письменное согласие), Yumuš (посредническое послание), Tutsuğ (завещание). Как показывают наблюдения, эти документы различаются не только типом, но и характером реализуемых отношений между сторонами (равноправные / неравноправные), а также предметом договора и исторической эпохой.

К деловым документам, регулирующим прежде всего межгосударственные и внутригосударственные отношения, относится Yarlїğ (грамота) – один из самых ранних типов. Он включает в себя письма, обращения, приказы кагана [3]. В истории делопроизводства тюркских народов термин Yarlїğ использовался как в узком значении («тип делового документа»), так и в расширенном (под этим термином понимались все официальные тексты и документы, имеющие отношение к правителю). Исследователи выделяют следующие разновидности расширенного значения:

– указы правителя (законы, постановления и распоряжения);

– грамоты, дающие какие-либо права и льготы («тархонлик» – документ об освобождении от суда и налогов; «суюргал» – грамота, которой награждали за заслуги перед государством);

– документ о назначении на какую-либо должность;

– документ, обеспечивающий безопасность послов и торговцев;

– документ о сдаче в аренду учреждений, принадлежащих государству;

– письма, направляемые зависимым государствам;

– договоры, заключаемые между равноправными сторонами [8, с. 243–244].

Наряду с понятием Yarlїğ в XIV–XV вв. в государственных и судебных учреждениях используется и термин Nišān – «акт, документ». В частности, в документе от 1422 года Шохруха Мирзо этот термин встречается в конструкции: «Рak nišān bermiš erdik» – «Мы выдали настоящий документ». На оборотной стороне этого документа есть пояснение, указывающее на толкование термина Nišān как названия документа. При этом указаны имя владельца и факт получения им документа: «Nišanni Ismail aldï» – «Документ получил Исмаил» [7].

Приблизительно VII в. датируется и такой тип делового документа, как Bitim – «письменный договор». Одним из первых найденных образцов был древний тюркский письменный памятник, обнаруженный в архиве Деваштич [1, с. 65–75]. В государственном и юридическом делопроизводстве термином Bitim обозначали «письменный договор», «примирение в письменной форме», «дипломатическое соглашение». Слово образовано от глагола bit- посредством присоединения аффикса -m: bit-i- bit-i-m.

Один из древнейших типов деловых документов – Bildürgülük – «дипломатическая переписка с соседним государством», цель которой – сообщить, что к власти пришел новый каган [4, с. 98–99].

К этой группе деловых документов можно причислить и Bоšuğ – «разрешительный документ», выдаваемый правителем государства послам. Корень этого слова bоš имеет значение «свободный, вольный». Как пишет Махмуд Кашгарский, документы, в которых говорилось о дарении и благодарности правителя послам, назывались точно так же. Позже этот термин приобрел значение «подарок», «угощение», предназначенное для родственников, приехавших издалека: bоšuğ ašï – «разрешительная еда» [2, с. 352].

К документам, регулирующим правовые отношения между гражданами, относится Bitig – «документ, акт, справка». Следует отметить, что в XI–XII вв. образование терминов, обозначающих деловые документы, шло преимущественно по пути расширения значения нейтральных слов [5, с. 127]. Например, слово bitig (bit-i- bit-i-g) в обиходной речи обозначало любой письменный текст, а в официально-деловом стиле – «документ, акт, справка». Доказательств этого много. В качестве примера можно привести рукопись, хранящуюся в Берлинском фонде под № U 5239, в которой есть такая строка, ср.: bu bitigni men Buyan Tämür öz iligin bitiyü tegintim – «этот документ написал собственноручно я, сам Буян Темир» [9]. Именно здесь слово bitig использовано в качестве термина, называющего документ, и впоследствии стало наименованием порядка десяти видов деловых текстов (baš bitig, čïn bitig, čïn baš bitig, idiš bitig, őŋ bitig, vučuŋ bitig, yantut bitig, ata bitigi, bоdun bitig, őtűg bitig, bïčğаs bitig, birt bitig), активно использовавшихся в XI–XIV вв. в государственном и судебном делопроизводстве тюркских государств. Так, Baš bitig – «основной, подлинный документ», гарантирующий лицу право владения чем-либо (имуществом, землёй, водой, рабами или слугами), являться собственником / правовой личностью. При продаже собственности составляется новый документ, который остается в распоряжении покупателя. В одном из документов из Берлинского фонда есть запись, объясняющая суть этого правового термина. На оборотной стороне рукописи, хранящейся под № U 5240, написано следующее: Pukiŋ atlïğ er qarabašnïŋ baš bitigi ol – «Подлинной купчей слуги под именем Пукинг является именно этот документ» [9]. Этот вид документа входил в основном в виды деловых документов, связанных с оформлением получения-передачи, купли-продажи между людьми. Наряду с этим использовались и термины Čïn bitig –«подлинный документ» и Čïn baš bitig – «основной подлинный документ». В частности, в рукописи под № U 5295 читаем: S(ä)ndäki idiš bitigni birip manga çïn baš bitig qïlïp ïdğïl – «Отдай свой временный, приготовь и отправь мне подлинный главный документ».

Как свидетельствуют письменные источники, в рассматриваемый период истории тюркских языков одной из ячеек управления обществом была эл, будун, эл-будун – община, имевшая право обращаться от имени ее членов к властям с просьбами о понижении суммы тех или иных налогов, с жалобами на незаконные действия собственников. Документы, составленные в таких случаях, именовались Bоdun bitigi – «общинный документ». Кроме того, на основе этого документа могли оформлять и договор о купле-продаже чего-либо, определять размеры прибыли, получаемой при этом сторонами.

К деловым документам, регулирующим правовые отношения между гражданами государства, относится Bïčğas bitig – «письменное согласие, клятва», его вариант – bačïğ. В Диване Махмуда Кашгарского приведен стихотворный отрывок, посвященный этому термину [2]. Сюда же можно отнести Yumuš – «посредничество между двумя и более лицами» в обмене информацией, интерпретируемое как «посредническое послание» [3, с. 19], и Tutsuğ – «завещание». В Диване Махмуда Кашгарского даётся следующий формуляр, связанный с этим термином: Män aŋar tutsuğ tutuzdïm – «Я передал ему завещание» [2, с. 429].

Рассмотренные типы документов являются не только подтверждением того, что делопроизводство в этот период истории тюрков было достаточно развито, но и того, что официально-деловой стиль старотюркского литературного языка обнаруживает явные черты синкретизма. Это говорит и о том, что процесс стилевой дифференциации еще не завершен.

Разумеется, поставленная в статье проблема сформулирована в самом общем виде. Она скорее очерчена, нежели рассмотрена. Названы основные типы деловых документов, их общие характеристики, причем перечень явно неполный. Решение этой проблемы требует комплексного подхода и изучения всего массива письменных памятников рассматриваемого периода. Одно совершенно очевидно: на протяжении XI–XV вв. идет процесс формирования старотюркского литературного языка, связанного с его стилистической дифференциацией и становлением официально-делового стиля, с формированием и упрочением делового норматива языка.

 

Библиографический список


1. Бернштам А. Н. Древнетюркский документ из Согда // Эпиграфика Востока, V. – М.–Л., 1951.

2. Кошғарий Маҳмуд. Девону луғатит турк. – Тошкент, 1960. – Том I.

3. Кошғарий Маҳмуд. Девону луғатит турк. – Тошкент, 1963. – Том III.

4. Маҳмудов Қ., Содиқов Қ. XI–XV aсрнинг туркий ёзувидаги ёдгорликлар. – Тошкент, 1994.

5. Омонов К. Об одном нормативе делового письма в старотюркском языке // Вестник Челябинского государственного университета. Политические науки. Востоковедение. – 2013. – Вып. 14.

6. Омонов Қ. Туркий расмий услуб тарихида девон – маҳкамачилик идораларида қўлланган ҳужжат турлари. – Тошкент, 2014.

7. Омонов Қ. Шоҳруҳ Мирзо нишонинг ўқилишига доир янги қайдлар // Тошкент Ислом университетининг илмий-таҳлилий бюллетени. – Тошкент, 2005.

8. Усманов М. Термин «ярлык» и вопросы классификации официальных актов ханств Джучиева Улуса // Актовое источниковедение. – М. : Наука, 1979. – С. 218–244.

9. Turfanf Orschung. Academie der Wissenschaften [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://turfan.bbaw.de/dta/u/dta_u_index.htm.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: