EnglishРусский

Концепции личности в российской социологии конца XIX–XXI вв.: идейные пересечения

 К. К. Оганян

Санкт-Петербургский государственный экономический

университет, г. Санкт-Петербург, Россия

 

Впервые нами представлена оценка результатов влияния идей российских социологов конца XIX начала XX вв. на формирование современных представлений (подходов, концепций) о теории личности [11]. Развитие активности личности (Лавров П. Л., Кареев Н. И., Южаков С. Н.) – получает дальнейшее развитие в идее социокультурного подхода к исследованию личности, в частности, в контексте применения активной жизненной позиции как условия формирования личности (Резник Ю. М.); принцип автономии и свободы выбора личности, отстаивание ее прав (Струве П. Б., Мокиевский П. В.) – формирует основу для изучения жизненного мира личности (социология жизни Резника Ю. М.); духовно-нравственные основы развития личности (Кареев Н. И., Хвостов В. М., Михайловский Н. К., Лавров П. Л.) – приобретают: специфическую форму исследования в социологическом аспекте становления индивидуальности (Коломиец В. П.); в идее нравственного развития личности (социология морали Соколова В. М.); видение комплексного характера исследования личности (Стронин А. И. Сорокин П. А.) – приобретает особый статус в: социально-психологической концепции целенаправленного поведения личности (Наумова П. Ф.); комплексном подходе к личности (Ананьева Б. Г.); комбинированной модели типологии личности (Резник Ю. М.).

В статье рассматриваются некоторые из этих пар, раскрывающих идейные пересечения между российскими социологами конца XIX начала XX вв. и современными подходами к личности.

В. П. Коломиец рассматривал социологический аспект становления индивидуальности и утверждал, что задача социолога – проанализировать общество с точки зрения того, какие условия оно создает для реализации творческой активности личности [1].

Исходный тезис В. П. Коломиеца заключается в том, что главным фактором развития человека выступает сам человек, его творческая активность. Задача исследователя в этом контексте – попытаться найти созидательное сочетание, то «золотое сечение» во взаимодействии человека и общества, которое способствовало бы развитию индивидуальных черт личности, их использованию на благо общества и окружающих его людей.

Далее В. П. Коломиец рассматривает качества личности, которые наиболее явно коррелируют с индивидуальным развитием личности. Такими качествами могут быть: «самосознание индивида как осознание собственного бытия и социальная ответственность как проявление определенного уровня самосознания» [1, c. 6]. Оба эти качества проявляются и реализуются в индивидуальном стиле деятельности.

В такой характеристике качеств личности прослеживается явная параллель между подходом В. П. Коломиеца и взглядами российских социологов психологической – Н. И. Кареева и неокантианской – В. М. Хвостова школы конца XIX начала XX вв.

Рассматривая сущность нравственной личности В. М. Хвостов подчеркивает значимость нравственной и юридической ответственности личности за свое поведение и деятельность. Основными характеристиками нравственной личности, по В. М. Хвостову, являются способность к самоанализу и саморефлексии, критически оценивать и анализировать окружающую реальность, стремление к самосовершенствованию, отстаивание своих прав и свобод [7].

В социологической концепции Кареева Н. И. понятие нравственной личности раскрывается посредством анализа взаимоотношений понятий личности и индивидуальности, а также сущности общественной деятельности [8].

Сущность нравственной личности по Карееву Н. И. заключается в следующем: индивидуальное (нравственность выступает как одна из его сторон) составляет центр личности, ее внутреннее ядро.

Рассматривая социологию индивидуальности как особое исследовательское направление социологической науки В. П. Коломиец отмечает, что это направление в паре с психологией личности образуют свой уровень интеграции, определенной целостности восприятия объяснения взаимосвязи личности и общества.

Для многих российских социологов индивидуальность выступала как один из главных объектов социологического исследования. В частности, нравственный аспект индивидуальности подчеркивали в своем творчестве – Н. И. Кареев, В. М. Хвостов. Закон борьбы за индивидуальность, ее типы и явления подавления индивидуальности или частичной ее утраты – рассматривал Н. К. Михайловский.

В итоге В. П. Коломиец, пытаясь охарактеризовать образ человека, который сейчас необходим для поступательного общественного развития, приходит к выводу, что это «активная, динамичная, умеющая быстро ориентироваться в сложных ситуациях личность, самостоятельная в принятии решений, с высоким чувством ответственности за выполняемую функцию» [1, c. 4].

Такая характеристика личности во многом пересекается с основными качествами, составляющие внутреннюю сущность человека, с точки зрения представителя психологической школы российской социологии Н. И. Кареева, – это личная оригинальность и индивидуальная инициатива, которые способствуют развитию творческих способностей личности.

Дополняя видение В. П. Коломиеца, мы считаем, что в современном обществе назрела острая необходимость формирования модели такой нравственной личности, характеристики которой рассматривались в концепциях российских социологов конца XIX начала XX вв. – Михайловского Н. К., Стронина А. И. и Кареева Н. И. Это самодостаточная, уверенная в себе личность, отстаивающая право на совершенствование своей индивидуальности, способная ощущать и осознавать всю красоту мироздания, обладающая целым комплексом нравственных качеств и чувств, проявляющихся в ее альтруистической общественной деятельности, создании нравственного идеала. Для формирования такой личности общество должно создать соответствующие условия социально-экономического, морально-психологического и другого характера. В данном контексте российскому обществу необходимые дальнейшие изменения.

Отдельное место в концепциях советских социологов, посвященных различным аспектам формирования личности занимает развитие новой отрасли социологического знания — социологии морали. Наиболее полно перечень элементов проблемного поля социологии морали представил Соколов В. М. [12]. При этом он изложил свои взгляды в рамках социологии нравственного развития личности.

В целом социология морали – это специальная социологическая дисциплина, которая представляет собой пограничную науку на стыке «конкретной обществоведческой теории (в данном случае этики) и социологии» [12, c. 50].

В. М. Соколов придает важное значение таким понятиям как: моральность личности, нравственная позиция, нравственная целостность личности, нравственная культура, идеал гармонично развитой личности. Рассмотрим некоторые из них.

Существенным признаком, определяющим цель нравственного воспитания, являющимся одним из наиболее важных критериев его эффективности, выступает нравственная целостность личности.

Компоненты нравственной целостности личности, по В. М. Соколову: моральные ценностные ориентации, идеалы; нравственные качества, черты характера личности; ее жизненная позиция, «выступающая прежде всего, как воля и способность претворять в жизнь свои нравственные убеждения» [12, c. 84–85]. Эти компоненты являются предметом конкретного социологического исследования нравственной целостности.

Нравственная целостность личности является одним из условий формирования нравственной культуры, которая заключается в гармонии культуры нравственного сознания и моральных аспектов поведения.

На основе проведенных В. М. Соколовым эмпирических исследований было выявлено, что существует цепочка компонентов нравственной целостности личности как системы: моральные ценностные ориентации – идеалы – идейно-нравственные качества – активность жизненной позиции. Социолог отмечает особую роль идеала в духовном мире личности. В этой связи В. М. Соколов показывает, что реализация идеала гармоничной всесторонне развитой личности заключается в постоянном расширении границ ее социальной активности.

Анализируя социологию нравственного развития личности В. М. Соколова можно заключить, что в теоретико-методологических положениях своей концепции он опирается на: – социологические взгляды представителя неокантианской школы – В. М. Хвостова, который рассматривает проблему нравственной личности и общества; – концепцию критически мыслящей личности основателя субъективной школы и представителя первого поколения субъективистов – П. Л. Лаврова, где особое место занимает проблема нравственного идеала личности [9]; – некоторые положения социологии морали М. А. Энгельгардта как представителя второго поколения субъективистов.

Социокультурный подход Ю. М. Резника

Один из представителей современной социально-философской и социологической отечественной мысли – Ю. М. Резник разработал социокультурный подход к исследованию личности, и предложил одну из версий личностно-ориентированной социологии – социология жизни.

Выделим основные положения социокультурного подхода: а) личность представляет собой не только систему «соотнесения и взаимоопосредования человека и общества, что делает ее субъектом социальной жизни» [3, c. 135], но и субъекта и творца конкретно-исторической культуры; б) комплексный подход к исследованию фундаментальной структуры личности предполагает учет обоих оснований к ее дифференциации – деятельностного (культурно обусловленного) и «отношенческого» (социально обусловленного); в) личностная динамика рассматривается в социокультурной теории двояким образом: с одной стороны, как внешне обусловленная и детерминированная деятельность человека, осуществляемая им в процессе социализации, а с другой – как «его собственная социальная активность, выраженная в индивидуальном стиле жизни и основанная на жизненной позиции личности» [3, c. 141].

Одной из наиболее распространенных форм активности личности, по Ю. М. Резнику, выступает ее социальная активность. Это – способ существования и развития личности как субъекта общественной жизни, основанный на ее сознательном или бессознательном стремлении к изменению социальных условий и формированию собственных качеств (способностей, установок, ценностных ориентаций).

Особый интерес вызывает сопоставление такого понимания активности с идеями активистской социологии представителя субъективной школы конца XIX начала XX вв. – С. Н. Южакова.

Ключевыми понятиями социологии Южакова, применяемыми при изучении различных социальных проблем, были понятия личность, активность, культура. Он выделял два вида активности: индивидуальная – это забота отдельного организма о сохранении собственной жизни и об удовлетворении своих потреб­ностей; и общественная – способность общественного тела и составляющих его индивидов действовать в целях самосохранения общественного [14, c. 364], т. е. в целях сохранения целостности и жизнеспособности общества из поколения в поколение.

В целом развитие активности в обществе, по С. Н. Южакову, – это развитие индивидуальности, а единственным активным элементом общества, создателем и продуктом социальных условий является личность [10]. В рассмотрение активности как условия реализации развития личности, ее индивидуальности находится пересечение исследовательских позиций российских социологов разных веков.

Развивая идею активности личности Ю. М. Резник рассматривает такие важные понятия как активная жизненная позиция и гражданственность личности. Более важным для понимания активной жизненной позиции является требование соблюдения автономии, автономных прав и гражданских свобод личности. Основными чертами гражданственности личности, для Ю. М. Резника, являются: «конструктивная творческая активность; сознательность и целенаправленность; свобода и ответственность; солидарность; гуманность» [3, c. 156–157].

Социология жизни

В своей книге «Личность и ее жизненный мир» Ю. М. Резник предпринял попытку объединить два подхода к изучению жизненного мира личности – постклассический, для которого характерно принципиальное разделение субъекта (исследователя) и объекта (личности и ее жизненного мира) познания, и постнеклассический, в рамках которого преодолевается дуальность субъекта и объекта познавательной деятельности, а также снимается противоположность научной рационализации и обыденной типизации.

Личность рассматривается Ю. М. Резником как многоуровневая система [2, c. 50]: 1. Личность как внутренний момент деятельности (система интраиндивидных качеств – направленность, цели и мотивы); 2. Личность как совокупность социальных качеств человека, определяющих его реальный статус в обществе (система интериндивидных и межличностных качеств – социальных позиций и ролей); 3. Личность как внешний, экстраиндивидный момент деятельности (система реального социального поведения, а также идеальная представленность индивида в жизнедеятельности общества); 4. Личность как метаиндивидная система, ориентирующая человека в пространстве объективных законов природного и общественного развития, высших ценностей и идеалов.

Перечисляя принципы, на которые необходимо опираться при изучении рациональных конструкций жизненного мира личности, Ю. М. Резник особо выделяет принцип – автономии и свободы выбора личности. Этот принцип определяет статус личности как субъекта изменения жизненного мира[1]. Он предполагает в качестве своих предпосылок автономию и свободу деятельности личности, в том числе свободу выбора моделей жизни. «В этой связи представляется достаточно важным соблюдение и реализация автономии, гражданских прав и свобод личности» [3, c. 65].

Идея автономии, отстаивания прав и свобод личности занимала одного из ведущих мест в концепциях российских социологов конца XIX начала XX вв. В частности, для представителя легального марксизма – П. Б. Струве вопрос о становлении либерализма являлся вопросом о формировании автономной личности и прав человека. Необходимость правовой автономии личности следует из этики И. Канта, по мнению П. Б. Струве, а именно из того, что формальным основанием нравственности является свобода мысли и действия [13].

П. Б. Струве считал своими предшественниками в такой интерпретации идейных и исторических корней концепции прав человека и автономии личности, российских социологов – М. М. Ковалевского и П. И. Новгородцева.

П. И. Новгородцев как представитель неокантианской школы в своих политических и правовых воззрениях, в понимании права и государства, соотношения личности и государства разделял основные идеи индивидуализма и либерализма. Ценности, нравственные ориентиры и приоритеты людей меняются во времени. Но основой любого общественного идеала остается ценность человеческой личности ее свобода. П. И. Новгородцев подразумевал под этим свободу самопроявления, утверждения каждой личностью собственной неповторимости, то есть нечто большее, чем политическая и экономическая свобода [6].

Выводы. В ходе исследования было выявлено, что в истории российской социологии не было как таковых самостоятельных теорий личности, а были разработаны некоторые направления исследования личности, посредством раскрытия отдельных аспектов: роль личности в истории; взаимодействие личности и общества; развитие нравственной личности; социально-правовые особенности проявления личности, ее социально-психологические характеристики и др.

Тем не менее, в рамках некоторых школ были сформированы свои самостоятельные теории личности. В частности, в субъективной школе – теория критически мыслящей личности П. Л. Лаврова, социально-психологическая теория героя и толпы Н. К. Михайловского, активистская теория личности С. Н. Южакова; в неопозитивизме – интегральная теория личности П. А. Сорокина. Это свидетельствует о высокой эвристической и научной значимости этих теорий, результатом которой является их влияние как на параллельно существующие направления и школы этого исторического периода, так и на все последующее развитие российской социологической мысли.

Исследования и отдельные идеи российских социологов конца XIX начала XX вв. определенно повлияли на формирование современных теорий личности. К таким идеям относятся: развитие активности личности; принцип автономии и свободы выбора личности, отстаивание ее прав; ценностно-нормативная составляющая сущности личности; духовно-нравственные основы развития личности; комплексный характер исследования личности.

В то же время, основой социологических подходов к личности в советский период являются западные социологические и социально-психологические концепции, и марксистская парадигма. Это объясняется тем, что социально-политические и исторические условия развития социологии в СССР не давали возможности заниматься исследованиями теоретического наследия классиков российской социологии конца XIX начала XX вв.

 

Библиографический список

  1. Коломиец В. П. Становление индивидуальности (социологический аспект). – М. : МГУ, 1993.
  2. Костюченко Л. Г., Резник Ю. М. Введение в теорию личности. Личность и ее жизненный мир. – М. : Независимый институт гражданского общества, 2003.
  3. Костюченко Л. Г., Резник Ю. М. Введение в теорию личности: социокультурный подход. – М. : Независимый институт гражданского общества, 2003.
  4. Наумова Н. Ф. Целеполагание как системный процесс. – М., 1982.
  5. Наумова Н. Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения. – М., 1998.
  6. Новгородцев П. И. Об общественном идеале // Вопросы философии и психологии. – М., 1911–1913. – год XXIII, кн. 115 (V).
  7. Оганян К. К. Взаимодействие нравственной личности и общества в социологии В. М. Хвостова в контексте духовно-нравственного кризиса современного общества // Научный журнал «Вестник НГУЭУ». – № 1, 2014. – С. 190–204.
  8. Оганян К. К. Историко-социологический анализ нравственной личности в концепции Н. И. Кареева и А. И. Стронина // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 8 (часть 5). – С. 1250–1254.
  9. Оганян К. К. Концепции личности в субъективной школе российской социологии: социологический анализ. – СПб. : СПбГИЭУ, 2012.

10. Оганян К. К. Концепция личности в трудах С. Н. Южакова// Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 12. 2012. Вып. 3. – С. 198–204.

11. Оганян К. К. Анализ теории личности в российской социологии: история и современность. – М. : ИНФРА-М, 2015.

12. Соколов В. М. Социология нравственного развития личности. – М. : Политиздат, 1986.

13. Струве П. Б. В чём же истинный национализм? // Избранные сочинения. – М. : «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.

Южаков С. Н. Социологические этюды / составление Н. К. Орловой, Б. Л. Рубанова. – М. : Астрель, 2008.


[1] Этот принцип анализируется подробно в работах Н. Ф. Наумовой [См.: 4; 5]. 

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: