EnglishРусский

Стратегические ориентиры развития системы образования в информационном обществе

Г. А. Берулава,

доктор психологических наук, профессор, ректор,  

Международный инновационный университет,

г. Сочи, Россия 

 

XXI век – век глобальных цивилизационных и культурологических перемен. Если раньше передача определенных культурных ценностей, стереотипов культурного поведения осуществлялась из поколения в поколение, то сейчас эти цивилизационные паттерны кардинально меняются всего за несколько лет. В связи с этим, в настоящее время пристальное внимание специалистов привлечено к решению указанной проблемы. Сегодня появилась новая отрасль психологической науки – виртуальная психология [4; 5; 6].

Одной из отличительных особенностей современного общества, и в частности, его образовательного пространства, является использование новой технологии передачи информации и организации обратной связи – электронного обучения.  Важнейшим положительным моментом обучения в сети является его индивидуализация, которая обеспечивает каждому пользователю возможность работать в генетически заданном темпе. Основным недостатком традиционной системы обучения является отсутствие такой возможности, когда всем без исключения предлагается темп обучения, выбранный преподавателем. При этом часто страдают студенты со слабым типом нервной системы, инертные, которым нужно большее время на обдумывание услышанного и его переработку.

Плюсом получения информации через сеть и вообще работы с компьютером является возможность индивидуально опосредованной обратной связи, когда студент имеет возможность задавать вопросы программе, тьютеру в режиме реального времени. Как известно, данный недостаток является очень значимым для системы фронтального обучения, которая не предполагает диалога с каждым учащимся, ответов, на возникшие у них вопросы [3].

Существенным мотивационным фактором является то, что не страдает самооценка студента и не возникают сопутствующие ей негативные психологические последствия для развития личности. Как известно, традиционное обучение очень часто сопровождается негативными оценками, которые оказываются очень сильным психотравмирующим фактором в силу возрастных и индивидуальных особенностей для многих студентов. Этот фактор может выступать в качестве основной причины нежелания учиться и низкой успешности обучения.

Еще один позитивный момент компьютеризации обучения – обеспечение специфических мотивационных факторов учебного процесса – возможность работы программы с привлечением элементов игровой деятельности. Игровые технологии позволяют усваивать в контексте положительного эмоционального фона и интереса к сюжетным моментам скриптов информации сложный учебный материал, который в традиционной академичной манере изложения воспринимается далеко не всеми студентами.

В процессе работы с компьютером студент – не пассивный объект обучения, а его активный субъект. Это очень важный психологический момент, поскольку только самостоятельная работа активизирует познавательную деятельность человека, обеспечивает ему возможность мыслить самостоятельно в противоположность традиционному обучению, делающему акцент на механическом запоминании. Персональный компьютер постоянно реализует возможность постоянной самооценки и самоконтроля в процессе обучения. Это также очень значимый мотивационный фактор процесса обучения. Работа с персональным компьютером позволяет студенту очень оперативно обратиться к дополнительному справочному материалу, или материалу, позволяющему углубить и расширить изучаемую тему [1].

Существенно, что информация поступает к пользователю Интернета не системно, а в соответствии с его сиюминутной мотивацией, образуя эклектичную конфигурацию, но именно поэтому она усваивается особенно хорошо и является долговечной. При самостоятельном поиске информации отсекается вся лишняя, схоластически формализованная информация, которую содержат лекции и учебники, часто исходящие из того, что именно это придает ей теоретичность и научность. Человек сам выбирает наиболее интересную и приемлемую для него, в соответствии с доминирующим у него когнитивным стилем, форму подачи информации [2].

Самым сложным психологическим последствием компьютеризации обучения будут проблемные моменты для развития личностных качеств студента, поскольку из учебного процесса элиминируется личность педагога. Но, как известно, воспитывает не столько содержание материала, сколько субъектность педагога, которая проявляется в его личностном отношении к излагаемому материалу. Именно в общении с педагогом студент учится излагать мысли, дискутировать, учится проблемной постановке вопросов, креативному отношению к действительности – именно это является источником формирования личностной сферы, сферы эмоций и чувств, бессознательных стереотипов обучения [1].

В то же время массированный переход к компьютеризированному обучению не позволяет сформировать основные поведенческие реакции и в целом необходимый диапазон ролевого поведения.

Проблема влияния Интернета на развитие личности в последнее время привлекает особенно пристальное внимание психологов в связи с его феноменальной ролью в развитии всего общества. Специалисты отмечают, что привычка к языковым играм и скоростным информационным потокам способна вызвать непоправимые искажения в мышлении – породить его хаотизм, клиповость, неспособность удерживать в сознании какой-то один идеальный объект, разрушает способности к идеализационной работе. Все это в дальнейшем может сделать человека неспособным к аналитической мыслительной деятельности и в целом к теоретическому мышлению [2].

Нельзя не прогнозировать, что постоянная работа в Интернете может отбивать у студентов интерес и способность к самостоятельным открытиям, не способствует развитию оригинальности мышления. У молодых людей может быть ослаблено воображение, рефлексия, понимание, творческость, не формируется на необходимом уровне способность к общению с другими людьми. Они перестают понимать, для чего нужны школа, вуз и педагог, поскольку компьютер, в отличие от него, помнит и «знает» все.

Очень большой проблемой получения информации в Интернете является ее ничем не регламентируемый объем (мощность информационных потоков перекрывает сегодня возможности индивида), который приводит к дезинтеграции субъекта, к конфликту Я-реального и Я-виртуального. Разрушение какой-либо экспертной оценки, устранение каких-либо научных фильтров и барьеров для информации, поступающей в Интернет, по сравнению с тем, как это имело место при представлении ее на бумажных носителях, приводит к тому, что пользователь просто тонет в этой немаркированной информации, качество и научный уровень которой не имеет какой-либо аналитической оценки.

Информационное пространство в своем виртуальном выражении есть пространство, прежде всего вербальное, соответственно на первый план в нем выступает самопрезентация. Именно информационное общество делает реальность самопрезентации «истиной в последней инстанции», своего рода окончательной реальностью, все более транслируя этот принцип в реальное социальное взаимодействие. Таким образом, распространение культуры виртуальной реальности заставляет современное общество все более и более «структурироваться вокруг противостояния сетевых систем (net) и личности (self)», что в определенном смысле отражает противостояние процессов самопрезентации и идентичности [5].

Участие в Интернет-коммуникации может оказывать влияние на реальную идентичность различными способами. Во-первых, Интернет благодаря существованию в нем множества различных сообществ (чатов, телеконференций и MUD), а также благодаря тому, что он сам по себе является социальной реальностью, предоставляет новые по сравнению с реальной жизнью возможности принадлежности к определенным социальным категориям. Такие особенности Интернет-коммуникации, как анонимность и ограниченный сенсорный опыт, порождают уникальную возможность экспериментирования с собственной идентичностью. Более конкретно, анонимность позволяет пользователям Интернета создавать сетевую идентичность, которая чаще всего отличается от реальной идентичности [8,9,10].

Виртуальная самопрезентация, отличающаяся от реальной идентичности, может создаваться также для того, чтобы испытать новый опыт; то есть, сетевая идентичность, отличающаяся от реальной идентичности, не только выражает нечто, уже имеющееся в личности, но может быть и стремлением испытать нечто ранее не испытанное. Известно, что стремление к подобному экспериментированию с идентичностью, желание пробовать себя во все новых и новых ролях, испытывать новый опыт – особенность открытой идентичности, то есть, такого состояния личности, для которого характерен поиск альтернатив дальнейшего развития.

Однако существует и возможность влияния виртуальной идентичности на реальную. Одна из его форм – включение принадлежности к определенному сетевому сообществу в реальную социальную идентичность. С другой стороны, участие в виртуальной коммуникации вносит вклад в становление определенного содержания личностной идентичности, что свидетельствует о том, что между виртуальной самопрезентацией и реальной идентичностью существуют отношения взаимовлияния [11].

Современная система образования не учитывает, что внедрение новых информационных технологий поставило перед фактом глобального перехода к сетевым механизмам познания окружающей действительности, приходящим на смену системному подходу вооружения знаниями. Для сетевого образования характерны эклектичность, неоднородность, отсутствие иерархии в получаемой информации, логика восприятия, которая определяется, прежде всего, мотивацией обучаемого, опосредованной его смысловыми жизненными ориентациями [2].

Виртуальная сфера коммуникации и получения информации субъектом формирует собственные паттерны психической активности, в значительной степени, отличающиеся от тех, которые формируются в традиционном образовательном пространстве. Необходимо учитывать, что информационные сети перестали быть только техническим средством, но приобрели статус новой культуры, обладающей собственной семиосферой. Тексты, презентируемые электронными носителями информации, выступают сегодня как сенсорные и перцептивные эталоны, а представляемые сетью возможности достижения целей и удовлетворения потребностей – как нормы поведения и социального взаимодействия.

Особенностью современной культурной ситуации является то, что знаки теперь симулируют наличие связи «знак – референт», и эти симулякры функционируют как самореферентные знаки. Ее основными чертами являются не воспроизводство знаний, а «производство своих собственных знаний»; открытие в себе новых возможностей, самореализация своего потенциала (инсайт); метаморфическое познание – возможность видеть связь между противоположными вещами; видение общего и частного в их взаимодействии; понимание контекста; нелинейное понимание причинности; рассмотрение мира как текста; признание обучаемого как «интерпретирующего», а не объясняющего.

Формирование специфических паттернов психической активности в рамках виртуального пространства жизнедеятельности осуществляется в контексте учета психологических факторов влияния семиотического пространства Интернета.

Социальные проблемы современной цивилизации заставляют многих молодых людей, ведущих активную жизнь в Интернете бессознательно усматривать в информационно-коммуникационных сетях защиту от тех проблем, с которыми им приходится сталкиваться в реальном мире вещей, людей и отношений. Установлено, что интернетотерапия действительно способствует улучшению психического состояния человека, находящего в виртуальной реальности прибежище от конфликтов в реальной социальной среде. Виртуальное общение с себе подобными помогает человеку снять излишнее напряжение и разрешить часть проблем, с которыми ему приходится сталкиваться в повседневной жизни.

В условиях учебного процесса вуза молодому человеку сложно расширить сферу своей коммуникации – она ограничена аудиторной формой обучения и той сферой общения в условиях обучения в вузе, где нет достаточной возможности выбрать партнера по общению с учетом индивидуальных особенностей и жизненных интересов. В образовательном пространстве коммуникационные навыки молодого человека достаточно ограничены и его коммуникационный потенциал часто не позволяет ему сделать удовлетворяющую его карьеру, реализовать свой профессиональный потенциал. В то же время возможность презентовать себя в коммуникационном плане очень важна в связи с очень ограниченным и часто ущербным коммуникационным опытом [3].

Общение в Интернете очень часто связано и с зарождающимися профессиональными интересами, с расширением сферы социальной ответственности, с получением опыта общения с людьми с различными стилями общения и в целом с очень большим расширением коммуникационного опыта, с формированием умения формулировать свою точку зрения и отстаивать ее.

Таким образом, виртуальное пространство сегодня превратилось в новую реальность, которая для многих молодых людей подменяет собой действительный мир вещей, людей, отношений. Анализ жизнедеятельности человека в виртуальном пространстве дает основание говорить о ранее неизвестных процессах, оказывающих воздействие на восприятие людей и их психическое функционирование. Замена объективной реальности виртуальной становится для многих людей образом жизни. Это дает основания констатировать существенные сдвиги в эволюции человека.

 

Библиографический список

  1. Берулава Г. А. Новая методологическая платформа развития личности // Гуманизация образования. – 2013. – № 3. – С. 11–24.
  2. Берулава Г. А., Дружинина А. В., Беляева Е. В., Малыш В. Г., Пильщикова Т. С., Исталиева С. К., Кадырова Л. Р. Внутривузовское электронное пространство на основе новых образовательных технологий // Высшее образование в России. – 2014. – № 12. – С. 83–89.
  3. Берулава Г. А., Яковлева-Чернышева А. Ю., Дружинина А. В., Беляева Е. В., Пильщикова Т. С., Исталиева С. К., Малыш В. Г. Об опыте организации электронного образовательного пространства: научная статья // Гуманизация образования. – 2015. – № 2. – С. 52–58.
  4. Иванов Д. В. Виртуализация общества. – Спб., 2002.
  5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ.; под научн. ред. О. И. Шкаратана. – М. : ГУ-ВШЭ, 2000.
  6. Ковалевская Е. В. Виртуальная реальность: философско-методологический анализ: автореф. … дис. канд. филос. наук. – М., 1998.
  7. Heim M. The Metaphysics of virtual reality // Virtual reality: theory, practice and promise. Westport and London, 1991.
  8. Donath Judith S. Identity and deception in the Virtual community. 1995. WWW document. URL: http://judith.www.media.mit.edu/Judith/Identity/IdentityDeception.html
  9. Reid E. M. Electropolis: Communication and Community On Internet Relay Chat. 1991. WWW document. URL: http://www.ee.mu.oz.au/papers/emr/electropolis.html
  10. Suler J. Cyberspace as Psychological Space. 1996c. WWW document. URL: http://www 1 .rider.edu/~suler/psycyber/psychspace.html
  11. Turkle Sh. Parallel lives: Working on identity in virtual space. Constructing the self in a mediated world. Inquiries in social construction / Grodin D., Lindlof T.R. (Eds.). Sage Publications, Inc, Thousand Oaks, CA, US, 1996. – P. 156–175.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: