EnglishРусский

Проблема войны в философии Ивана Ильина

С. Г. Рюмин Кандидат философских наук, доцент,

Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина,

г. Рязань

 

Грохот августовских пушек в 1914 году провозгласил не только начало Первой мировой войны, но и кризис европейской цивилизации. Рухнула вера в силу прогресса. Научные и технические достижения были использованы для создания орудий убийств. Последствиями Первой мировой войны стали гибель миллионов людей, крушение государств, негативное воздействие на общественную нравственность.

Русский философ И. А. Ильин в 1914 году анализировал трагизм войны в своих лекциях, а позже развивал эту тему в книге «О сопротивлении злу силой». Он задавался вопросом о допустимости разрешения самому себе убить другого человека. Мыслитель констатировал, что есть нечто «последнее и страшное» в убийстве, и что возникает нравственное противоречие в душе человека, вынужденного убивать других людей во время войны. По мнению философа, это категорически не может одобряться совестью и должно восприниматься как вина. И в этом постижении индивидуальной вины заложена возможность нравственного очищения и ренессанса «доверия к голосу совести». Убийство неприемлемо, полагал И. А. Ильин, ибо угрожает нравственно-духовному строю общества, а убийца оказывается по отношению к своей жертве в состоянии «полного нравственного отрыва». Мыслитель отмечал, что жертва уносит с собою всю сложность и своеобразие внутреннего мира, «прогрессивное восхождение и одухотворение которого насильственно обрывается актом убийства, а в душах людей, знавших убитого, «образуется пустота и зияние в его мироощущении» [3, с. 12–19].

Русский философ считал, что «не станут ни благим, ни праведным, ни святым делом» страдания, причиняемые людьми друг другу во время войны. И когда человек, обладая возможностью выбора, совершает безнравственный поступок, он возлагает на себя вину, поэтому война – это «наша общая великая вина» [1, с. 20].

И. А. Ильин отмечал, что в войне существует трагизм нравственного противоречия: духовный взлет связан с участием в убийстве людей. Философ констатировал противоречивость совмещения «из лучшего и худшего, из высшего и низшего», неизбежного для участников войны, ужасная трагедия которой оказывается «зрелым плодом ее нравственной противоречивости». Войну, по мнению мыслителя, люди воспринимают как «злосчастную тьму, в которой загораются слепящие лучи света», поэтому, как полагал И. А. Ильин, чтобы окончание войны стало светом, возгоревшимся над тьмою, а не тьмой, поглотившей свет, требуется «истинный, духовный, творческий подъем, в котором человек не закрывает себе глаза на виновность своего решения и своего дела, но видит все как есть и мужественно приемлет виновный подвиг» [3, с. 30].

Воззрения И. А. Ильина перекликаются с православным учением, призывающим защищать правое дело, видящим положительный аспект войны в патриотизме и побуждении граждан к самопожертвованию во имя общего блага. С христианской точки зрения, воины, защищающие родину, не должны бояться тех, кто убивает физически, но не может убить душу (Матф. 10:28).

Ужасы войны привели к нравственному отторжения насилия у многих мыслителей, поэтому на рубеже XIX–XX вв. приобрело популярность учение о непротивлении злу силой, апологетом которого был Л. Н. Толстой, полагавший злом не только войну, но и любое применение силы вообще. Но И. А. Ильин подверг критике идею толстовского непротивленчества, считая необходимым обороняться от тех, кто хочет насильно «лишить наш народ свободной самобытной жизни». Толстовщина, с точки зрения философа, является «духовным самоубийством». Мыслитель констатировал, что нельзя: «сильному угнетать слабого», позволить «истребить свой народ», «быть щедрым в отдаче чужого блага или чужой жизни», «дать поработить себя» и «отречься от своих убеждений и верований». [3, с. 27]

Русский философ диалектически подошел к проблеме нравственного противоречия войны. Он считал войну грехом, но при этом констатировал, что применение силы может оказаться необходимым, чтобы избежать большего зла, и оправдано в том случае, если речь идет о защите добра, и в основе борьбы лежит любовь. И. А. Ильин был убежден, что поскольку Россия оказалась помимо своей воли втянутой в боевые действия, то абсолютно недопустимы пораженческие призывы. Мыслитель полагал Первую мировую войну по характеру близкой к войнам 1812–1815 гг. и 1877–1878 гг., и что она является духовно-оборонительной. [1, с. 29]

И. А. Ильин пророчески писал, что если России не удастся одержать победу, то она окажется униженной, рабской, лишенной правосознания и разнузданной. [4, с. 345]

Увы, именно это и случилось с нашей страной в результате октябрьского переворота, приведшего к братоубийственной гражданской войне и красному террору. Большевики утопили Россию в крови, надолго растоптав понятия о праве, морали, и правосознании.

Между тем И. А. Ильин полагал, что международные конфликты требуют правового регулирования, а попытка решать их посредством грубой силы – это «примитивный и культурно-разрушительный» способ, и война является «обоюдоострым орудием, опасным не только для побежденного, но и для победителя». Здесь нельзя не задуматься об опрометчивости политиков, допустивших Первую мировую войну. Философ считал, что прогресс в развитии международного права приведет к разрешению конфликтов путём признания взаимных прав. Русский мыслитель констатировал, что истинному патриоту нужно добиваться «не силы, попирающие всякое право, а права, поддержанного достаточной силой» [2, с. 215–217].

Патриотизм в произведениях И.А. Ильина неразрывно связан с государственным правосознанием. Именно идея правосознания была фундаментообразующей в его трудах. Нормальное правосознание, по мнению философа, может быть полноценно «развито и упрочено в душе только в связи с ее общим, моральным и нравственным воспитанием», которое должно гармонично включить правосознание «в жизнь нравственно-доброй души» [2, с. 218, 237].

Трагедия Первой мировой войны стала прологом к драмам XX века. Творческое наследие И. А. Ильина позволяет извлечь философские уроки из драматических событий минувшего столетия и постигнуть сущность нравственного противоречия войны.

 

Библиографический список

  1. Ильин И. А. Духовный смысл войны // Собр. соч. В 10 т. Т. 9–10. – М. : «Русская книга», 1993. – С. 7–40.
  2. Ильин, И. А. О сущности правосознания // Собр. соч. В 10 т. – М.: Русская книга, 1993. – Т. 4. – С. 149–414.
  3. Ильин И. А. Основное нравственное противоречие войны // Собр. соч. В 10 т. Т. 5. – М.: «Русская книга», 1993. – С. 7–30.
  4. Ильин И. А. Поющее сердце // Собр. соч. В 10 т. Т. 3. – М. : «Русская книга», 1993. – С. 227–380.
  5. Рюмин С. Г. Актуальность проблемы духовно-нравственных основ патриотизма в этической концепции И. А. Ильина // Вестник Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина. – 2011. – № 31. – С. 11–21.
  6. Рюмин С. Г. Значение единства морали и права для правового государства и гражданского общества в философии И. А. Ильина // Вестник Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина. – 2012. – № 36. – С. 49–60.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: