Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Влияние философских идей на различные направления и формы искусства

Влияние философских идей на различные направления и формы искусства

К. Я. Аббасова, доктор философских наук, профессор,

e-mail: q.abbasova@mail.ru, ORCID 0000-0003-4938-5637,

Ф. М. Эфендиев, доктор философских наук, профессор,

e-mail: fikret.m.efendiyev@mail.ru,

Бакинский государственный университет,

г. Баку, Азербайджан

 

Восприятие мира через искусство. Близость философии к науке, рациональность как основа всего категориального аппарата здесь вовсе не означает, что представления о мире и человеке могли восприниматься лишь как умозрительный подход к событиям. Умение воспринимать единство и развитие мира в самых различных их проявлениях у некоторых народов, в частности восточных, в том числе через искусство – развито очень сильно. Отсюда – удивительная мудрость в повседневной жизни, размеренность, умение с достоинством принимать удары судьбы. Та самая восточная лень, «нега», о которой любили писать последователи принципа географического детерминизма, объясняется особенностями мышления, восприятия мира в его целостности и гармонии.

Мы уже отмечали близость народной мудрости и философии. Сейчас же обратимся к художественному наследию современного общества и попытаемся  выявить здесь наиболее общие представления о мире и человеке и определить их влияние на судьбы людей и развитие в обществе различных норм и стереотипов.

Известно, что духовная жизнь общества, в том числе искусство имеет собственный, уникальный путь развития, мало связанный с экономикой и политикой. Духовная жизнь – это следствие социального познания, в основе которого лежит самосознание. Многочисленность проявлений духовной жизни исходит из сочетания разнообразных условий жизни и личностных качеств людей. Для того, чтобы подтвердить эту мысль, мы можем апеллировать к многочисленным фактам, собранным по этому поводу представителями истории, этнографии, антропологии, психологии, лингвистики и социологии.

Цель данной статьи. Поскольку нас интересует влияние философских идей на развитие искусства, как важнейшего элемента культуры, то рассмотрим вначале художественную литературу и устное народное творчество. В литературе изначально наблюдалось то, что сейчас выдается за новые тенденции в гуманитарных и общественных науках – когда все чаще обращаются к методологическим проблемам (т.е. поиску ответа на интересующие их вопросы) в междисциплинарные сферы, а также в пограничные с другими науками сферы.

Особенности восприятия мира через языковую знаковую систему. Литература основана на возможностях слова – важнейшего символа среди знаковых систем, созданных человеком.

Причиной потери родным языком множества позиций в формировании личностных и групповых навыков (в том числе и на уровне этноса), начиная с убаюкивания младенца с помощью фольклорных песен, кончая делопроизводством в сфере управления на своем родном языке, является постепенная утрата духовных ориентиров разного плана и характера. Можно сказать, что среда меняет ориентиры – ориентиры меняют среду. Ориентиры – нормы и ценности, являющиеся на данный момент приоритетными; они формируются в каждом человеке в зависимости от его групповой принадлежности, времени и места проживания. Их иногда называют стереотипами (на уровне общественного мнения), идеалами (в политике и литературе, а также в искусстве), архетипами (на уровне менталитета этноса или народа), установками и ценностными ориентациями (в межличностных и внутригрупповых, а также межгрупповых отношениях).

Наиболее емкое содержание и наивысший уровень абстракции содержится в ориентирах, имеющих философский смысл. Эти ориентиры, имеющие форму категорий, носят в мировоззрении людей разную ценностную нагрузку. Рассмотрим ориентиры, связанные с функционированием языка.

Зарождение и развитие человеческого языка связано с физиологическими, духовными, социальными предпосылками развития человека и природно-климатическими условиями окружающей его среды. Здесь – прямая связь между указанными факторами и формированием мировоззренческих установок в сознании людей. Имеется непосредственная связь между природной средой, качественными показателями человеческого материала и его представлениями о себе и мире. Но это только на старте – т.е. начиная с эпохи бронзы и железа; в дальнейшем словообразовательная активность начинает развиваться и за счет обогащения словарным составом соседних языков; познавательные возможности при этом также растут, но с определенными ограничениями: изначально (как уже отмечалось) в связи с условиями проживания, питанием, социальной средой мозг человека в процессе многотысячелетнего стабильного воздействия одинаковых повторяющихся факторов уже имеет априорные качества (правостороннего и левостороннего полушарий), которые отражаются на восприятии тем или народом новых понятий.

Технотронная революция, ставшая основой современного постиндустриального общества, создала совершенно уникальные условия для процесса интеграции языков: унификация, стандартизация, а также глобализация социальных процессов сопровождается появлением новых пространственно-временных «конфигураций» (в социальном смысле). Это – изменения в социально-экономических и политических условиях жизни; новая обстановка – это новая символика, новые термины, другое отношение к себе и к другим, к «вечным» ценностям, таким, как смысл жизни, время, бытие, развитие, единство мира и все категории, на них основанные.

Человеческий язык очень чутко реагирует на все изменения, происходящие в нашей жизни. Отметим здесь роль идеалов: их усвоение через литературу и искусство обогащает или, наоборот, обедняет язык, а политическая лексикология формируется в немалой степени через идеологию. Как подчеркивал Э. Фромм, «человек не свободен выбирать между тем, чтобы иметь, и тем, чтобы не иметь «идеалы»; но он свободен выбирать между различными идеалами» [7, с. 160].

Открытость информации (особенно в Интернете и шоу-бизнесе), возможность ее многочисленного комбинирования в виртуальном пространстве усиливает потребность в обратной связи; отсюда – ускорение усвоения информации в бесконечном объеме и вариантах. Как ни странно, человеческая речь при этом не делается богаче; вместе с тем возможности донесения информации до сознания через непосредственное участие в создании какого-то действа многократно возрастают.

Гибкость и богатство языка – в его словарном составе, отражающем все сферы человеческой жизни. У разных народов все особенности языка носят исторический характер, выражают разный уровень абстрагирования и образности выражений: нет хороших или плохих языков, есть великое многообразие, составляющее основное богатство человечества, потому что язык – это жизнь мысли, форма ее выражения.

Оскудение языка, которое мы сейчас наблюдаем, однозначно отразится и на осмыслении философских проблем. Известно, что философская терминология по своему разнообразию может сравниться разве что с возможностями художественной литературы. Это в какой-то степени мешало взаимопониманию исследователей, вносило неразбериху и путаницу, а с другой стороны – давало возможность гибко и многосторонние отображать разнообразные моменты действительности. Невозможно для такой универсальной дисциплины, как философия, иметь раз и навсегда определенный категориальный аппарат с твердо зафиксированными значениями терминов (кстати, это можно сказать о любой другой науке, но здесь «текучесть» терминов наибольшая).

Оскудение языка происходит за счет уменьшения художественной выразительности, синонимичности, утраты реальных предметов, явлений, образов, идей и основанных на них пословицах, поговорках, фразеологических оборотах – в пользу научной, технической терминологии, когда сравнения, метафоры, эпитеты и другие средства художественной речи строятся за счет указанных научно-технических языковых средств.

Косвенным образом это прослеживается и в философских идеях в различных школах и направлениях, начиная со второй половины XIX века. Начиная с позитивистских претензий О. Конта к методам, изучения общества, в философский словарь активно внедряются термины и понятия как гуманитарных, так и естественных наук. В XX веке философские течения разделяются на сциентистские и антисциентистские; делается попытка превратить самою философию в «язык науки» (со стороны неопозитивизма), сфера философии становится ареной активного внедрения представителей различных наук и это приводит к упрощению словарного состава философии путем попыток решения многих ее проблем на основе указанных наук, своими терминами.

Общая тенденция языковых процессов – упрощение, огрубление, унификация – отражается на форме, стиле, характере философских произведений, а информационные технологии способствуют расширению каналов общения исследователей, создают возможность выработки коллективного мнения (или обмена мнениями), необходимых решений. Расширение сети Интернет по странам, полиграфической базы дают возможность быстрого распространения информации, ее дублирования и переработки.

Процедура создания философских произведений значительно усовершенствована за счет информационных технологий; идет активный диалог на всех уровнях – образовательном, научном, беллетристическом, привлекается материал из смежных дисциплин, за счет чего, как уже отмечалось, разнообразится терминология, но сужается при этот круг собственно философских подходов и идей. Эти идеи с невероятной скоростью обрабатываются, усваиваются, подвергаются различным изменениям, в итоге складывается мозаичная «философия» так называемого постмодернизма, будущее которого – непредсказуемо.

Очевидно, что сужение выразительных возможностей языков неизбежно. «Реликтовые» остатки древних языков дают нам возможность судить о будущем, которое ожидает наши языки.

Оскудение языковых средств выразительности не означает, что мышление, вообще мыслительные способности людей сузились или пошли на убыль. Известно, что словесное выражение смыслов обязательно дополняется визуальными и слуховыми моментами; об этом хорошо знали создатели риторики [4]. Логика, как формальная, так и математическая, является основой рационального мышления и всех современных наук. Кроме того, представителями социальной психологии изучены все формы и виды общения людей; достаточно упомянуть Г. Мида, Дж. Морено, до них следует отметить заслуги Г. Тарда,  Г. Лебона, Сигеле, и др.: после них – Г. Блюмера, П. Блау, П. Зингельмана, Дж. Хоманса и др. [8]. Изучено общение в пределах групп, организованных в организации, другие социальные структуры, а также с точки зрения интересов и потребностей в рамках различных социальных институтов.

В итоге уже известно (и это знание непрерывно пополняется и расширяется) о механизме формирования через язык различных представлений (смыслов) разного уровня сложности. Необязательно наиболее общие представления называть по-философски «универсалиями (В. Степин) [6], общественными целями» [2, с. 20–21] и т. д. Самое главное – понять механизм их действия и схему формирования. Именно этим занимаются сегодня представители бихевиоризма, символического интеракционизма, теории обмена, феноменологии и т. д.: а также герменевтики и структурализма. В какой-то степени мы переживаем виток восприятия пространства и времени, когда-то пройденный нашими предками: чувствуя единение с природой, близость к ней, зависимость от нее, они свой эмоционально-чувственный мир обогащали с помощью мифологии, художественного творчества, религиозных, магических ритуалов, рациональных представлений. Слово было на втором плане, но универсальность знаковой словесной системы со временем переросла все остальные формы самовыражения и общения, способствовав развитию науки, литературы, искусства, образования, культуры в целом.

Сегодня, как и предсказывал в свое время И. Кант, человечество стоит на пороге нового единения с природой, осознавая всю гибельность своего положения в условиях экологического кризиса. Универсальность языка уже дополняется широкими возможностями (с точки зрения демократических свобод, повышения уровня жизни и т. д.) человеческого самовыражения; пусть это происходит порой в виде жестоких исторических драм (конфликты на разной политической почве, терроризм, глобальные проблемы, требующие немедленного решения) или различных зрелищ (многочисленные шоу, конкурсы и т. д.), понятно одно: человечеству дан шанс познать себя до конца, т.е. осознать свое место в мире, начать жить с ним в гармонии и согласии.

Заслуживает поощрения та работа, которая ведется многочисленными исследователями по изучению роли языка в человеческом общении. Думается, что обязанность каждого исследователя в сфере философии – обратиться к данным работам и внести здесь свой достойный вклад: именно таким путем можно определить место и роль человеческих идеалов в сознании и мировоззрении людей, независимо от уровня их обобщения, а также формы их осмысления, даже если это и не называть философией. Особенно следует присматриваться к разработкам представителей социологии и социальной психологии, а также общего языкознания и структурной лингвистики.

На протяжении всего XX столетия (а в определенном плане и раньше) шел активный поиск «ниши» в структуре научных дисциплин и вообще знания для философии. Известно, что направления философии размежевались на сциентизм и антисциентизм; неопозитивисты предложили философии роль языка науки, экзистенциалисты решили свести ее к герменевтике, т.е. к работе с различными текстами, свой, особый подход предложили структуралисты. Работа с языком, непосредственно с человеческим материалом характерна для представителей символического интеракционизма. Наконец, новые идеи о связи языка и коммуникационного пространства выдвинули Ю. Хабермас и его последователи.

Так, интересной представляется идея Ю. Хабермаса о коммуникативной компетенции (владение моделями речевого и ролевого (интеракционально-символического) поведения, позволяющее говорящему адекватно участвовать в речевом общении), основанной на определенной языковой структуре, которая связывает систему деятельности с лежащими в ее основе интересами. Здесь складываются нормы речевого общения, которые отражают также некоторую идеальную форму общественной жизни. Асимметричные социальные отношения искажают формы речевой коммуникации (к этим отношениям он относит также и идеологию) [8, с. 136–137].

Таким образом, идет активный процесс обогащения содержания философских идей и одновременно – структурных изменений в понятийном аппарате, в применении их на практике. Философия должна примириться с фактом превращения ее различных частей в составные элементы многочисленных научных дисциплин. Свои идеи, категории, оценочные суждения она по большей части передаст именно им.

Искусство как сфера пополнения философских идей. Сфера искусства является живым, реальным наполнителем философских идей: на эмоционально-чувственном, а порой и бессознательном уровнях идет постижение идей единства и развития мира и человека, его гармонии и совершенства. Вместе с мифологическим и религиозным, нравственным и эстетическим сознанием формировались устои научно-философского мировоззрения; этот процесс, хоть и в разных проявлениях, продолжается до сих пор. Так, музыка у многих народов Востока и Запада, в частности Индии, считалась средством познания мира, одним из непосредственных путей постижения истины; В Китае функция музыки заключалась в воздействии на человека с целью его усовершенствования, достижения в обществе социальной гармонии; в странах Ближнего и среднего Востока, а также Запада – также воспитание совершенной нравственной личности (Г. Абдуллазаде, Азербайджан) [1, с. 235–238].

Музыкальное разнообразие, в немалой степени связанное с окружающим человека миром – климатом, рельефом, биологическим разнообразием, особенностями питания – изменялось вместе с миром. Особую роль за последние 300–400 лет играла и играет городская музыкальная культура, которая, по мере роста взаимозависимости и единства человеческого общества, накопила в себе много единообразия и других особенностей. Ускорение темпов и ритма жизни, развитие информационных технологий привели к росту возможностей воздействия музыки на сознание и чувства людей. К её восприятию необходима особая подготовка через воспитание, условия социальной сферы и общие мировоззренческие установки эпохи. Музыка дополняет и обостряет уже имеющие представления о себе и мире. Здесь имеет значение возраст и социальное положение тоже. В проведенном среди 100 студентов факультета социальных наук и психологии социологического опроса (в 2004 г.; 59 девушек, 41 юноша) музыка была оценена как «ласкающая душу», «волнующая», «без которой нет жизни», «успокаивающая», «духовная пища» и т. д. [5, с. 151]. Отметим, что в современную эпоху компьютерной революции формирование глобальных установок в мышлении влияет на музыкальные предпочтения людей, а также на  строй и лады музыкальных произведений. Каждая эпоха, в зависимости от содержания философского самосознания отражает проблемы гармонии и совершенства в определенных музыкальных жанрах.

Выводы. Экзистенциальный смысл жизни, структурно-системный подход к анализу социальных явлений, феноменологический и герменевтический методы, получившие признание во всех гуманитарных науках, показали уровень достигнутой человеческой свободы, раскрепощенности его ума. В музыке это проявилось в переходе к  новым музыкальным ладам и жанрам, которые соответствовали новым потребностям и установкам людей. Новые ритмы, сочетания жанров способствуют интернационализации музыки, возникновению диалога между Востоком и Западом, Севером и Югом, вымыванию из сознания музыкальных архетипов этнического менталитета. В языке также идут мощные процессы взаимовлияния, постоянной смены акцентов, схем, структуры взаимодействия. Появляются новые формы художественного восприятия действительности, что в немалой степени также связано с мировоззренческими, философскими основаниями человеческого разума.

Библиографический список

1.    Абдуллазаде Г. Музыка. Человек. Общество. – Б. : Язычи, 1991. – 244 с.

2.    Буева Л. П. Человек и общественный прогресс // Вопросы философии. – 1982. – № 2. – С. 20–36.

3.    История социологии в Западной Европе и США. – М. : Норма-Инфра-М, 1999. – 563 с.

4.    Клюев Е. В. Риторика (Инвенция. Диспозиция. Элокуция.). – М. : Приор, 1999. – 272 с.

5.    Развитие гендерного образования в контексте современных социально-политических изменений. – Баку : Западный университет, 2004. – 278 с.

6.    Философия в современной культуре // Вопросы философии. – 2004. – № 4. – С. 4–36.

7.    Фромм Э. Искусство любви. – Минск : Полифакт, 1990. – 80 с.

Язык и идеология : реферативный сборник. – М., 1987. – 243 с.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии