EnglishРусский

Экспликация зоны ядра вводно-модальных слов с семантикой проблематической достоверности на шкале модаляции кратких прилагательных, предикативов и наречий

В. В. Шигуров Доктор филологических наук, профессор

Национальный исследовательский

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева,

г. Саранск, Россия

 

Среди транспозиционных процессов на уровне частей речи и межчастеречных семантико-синтаксических разрядов особое место занимает модаляция, многие аспекты которой, несмотря на значительное количество работ, продолжают оставаться недостаточно разработанными в современном языкознании (см., например, исследования В. В. Виноградова, В. М. Жирмунского, Г. В. Колшанского, В. З. Панфилова, В. В. Бабайцевой, А. Г. Руднева, А. И. Аникина, А. М. Мухина, В. Н. Мигирина, О. М. Ким, А. Я. Баудера, И. В. Высоцкой, Л. И. Василенко, Т. И. Муковозовой, Е. Н. Ореховой [1–5, 8–18]).

В работах по теории переходности и синкретизма не раз отмечалось, что модаляция языковых единиц разной частеречной принадлежности осуществляется постепенно, поэтапно, что находит отражение в типовых контекстах, фиксирующих те или иные ступени их транспозиции в семантико-синтаксический разряд вводно-модальных слов и выражений. В реальной речевой действительности мы сталкиваемся с большим количеством синкретичных структур, в разной пропорции совмещающих признаки нескольких частей речи и межкатегориальных разрядов предикативов и вводно-модальных единиц.

Исследование процесса и результата транспозиция прилагательных в краткой форме и наречий на типа странно, удивительно, страшно, смешно, ясно, понятно, очевидно в межчастеречный семантико-синтаксический разряд вводно-модальных слов и выражений показывает, что их модаляция также имеет ступенчатый характер. На шкале переходности можно выделить такие звенья:

Звено К(ратк)  п(рил) / Н(ареч) / П(ред), манифестирующее ядро  прилагательного в краткой форме и / или наречия в предикативной, безлично-предикативной или обстоятельственной функциях:

(1) Поражение команды в этом матче очевидно; Он очевидно нуждается в лечении.

Звено К(ратк)  п(рил) / П(ред) : м(од), представляющее периферию краткого прилагательного, в том числе в функции предикатива, т.е. краткие адъективные формы среднего рода единственного числа:

(2) Очевидно, что победу одержит более опытная команда.

Звено к(ратк)  п(рил) / п(ред) : м(од) – зона гибридных, адъективно-предикативно-модальных образований:

(3) Очевидно: готовиться к соревнованиям  нужно  более серьезно.

Звено к(ратк)  п(рил) / н(ареч) / п(ред) : М(од) охватывает сферу периферии вводно-модальных слов, возникших в результате функциональной модаляции языковых единиц, т.е. без нарушения смыслового тождества адъективных и адвербиальных лексем:

(4) Очевидно, это был тот самый проверяющий, который уже инспектировал положение дел в фирме в прошлом году (= ‘безусловно’).

Звено М(од) эксплицирует ядро вводно-модальных слов, заполненное лексическими и грамматическими омонимами:

(5)  Об этом, очевидно, никто еще не знал (= ‘по-видимому’).

Прототипические модаляты сформировались в результате функционально-семантической модаляции кратких прилагательных, предикативов и наречий] (о типах, степени и пределе категориальных преобразований языковых единиц в системе частей речи и межчастеречных разрядах см., напр.: [2–3; 6–10; 13–14; 19–20]).

Ниже речь пойдет о ядерных модальных словах [М(од)]. Это  единичные словоформы на -о, соотносительные с омонимичными краткими прилагательными, предикативами и наречиями. В отличие от периферийных функциональных модалятов странно, ясно, жалко, страшно, очевидно и т.п., прототипические модальные слова нарушают смысловое тождество исходных адъективных и адвербиальных лексем и выступают по отношению к ним в качестве лексических омонимов. Таков, в частности, модалят очевидно со значением ʻпо-видимому, вероятно’, употребляющийся пре-, интер- и постпозитивно в функции вводно-модального компонента простого осложненного предложения:

(6)  (а)  Очевидно, он все-таки заболел;

      (б)  Завтра, очевидно, придется все дела отложить;

      (в)  Необходимо сделать паузу, очевидно.

На ступени ядра (шкалы переходности) модалят очевидно утрачивает признаки предикативов, а именно: семантику интеллектуальной оценки чего-либо [ср. предикатив (7)]; синтаксическую функцию главного члена односоставной безличной (вводной) конструкции [ср. периферийный функциональный модалят (8)]; способность употребляться  с безличной нулевой или материально выраженной отвлеченной или полуотвлеченной связкой в форме среднего рода, единственного числа в составе единого предикативного компонента и с субъектно-объектными и / или обстоятельственными детерминантами; иметь при себе присловные распространители. Утрачивается при энантиосемии и способность ядерного модалята очевидно употребляться в позиции вводно-модального компонента высказывания с союзом как [ср. периферийный модалят (9)]:

(7) Для меня было очевидно, что древнейшее правещество – чернила (М. Шишкин. Письмовник);

(8) Вполне очевидно, в подобной ситуации Гитлер не мог поступить иначе (А. Львов. Двор) (≈ ‘безусловно’);

(9) Сам факт, что одна из самых мощных и богатых стран региона имела всего 15 км выхода на побережье Персидского залива, побуждала иракского диктатора воплощать воинственные панарабские идеи, которые, как очевидно сегодня, были не чем иным, как арабским глобалистским проектом (О. Храбрый. Ловушка для диктатора) (≈ ‘безусловно’).

У ядерного модалята очевидно в значении ʻпо-видимому’ отсутствуют и такие важнейшие признаки исходного прилагательного в краткой форме (очевидно), как а) адъективная лексическая семантика; б) частеречная семантика постоянного признака предмета; в) принадлежность к лексико-грамматическому разряду качественных прилагательных; г) грамматические категории и формы – рода (ср. род) и числа (ед. число); д) изменяемость по указанным категориям, т. е. парадигмы словоизменительных категорий рода и числа; е) флексия -о; ж) употребление в синтаксической функции сказуемого двусоставного предложения; з) синтагматические связи с нулевой или материально выраженной отвлеченной или полуотвлеченной связкой (в составе именного предиката); детерминантами и присловными распространителями.

Ср. контекст употребления ядерного краткого прилагательного очевидно в позиции именного сказуемого двусоставного предложения:

(10) И зачем им твоя долгая жизнь, если нарушение очевидно, а наказание сейчас подыщут (В. Маканин. Стол, покрытый сукном и с графином посередине).

В то же время ядерный модалят очевидно сохраняет грамматическую категорию степеней сравнения прилагательных, предикативов и наречий, позволяющую градуировать степень неуверенности (предположения) говорящего относительно реальности сообщаемого; см. грамматические формы степеней сравнения модалята: очевидно (позитив) / очевиднее всего (суперлатив).

Приведем контексты употребления ядерного модального слова в формах положительной (11) и превосходной степени (12):

(11) Приступ был, очевидно, вызван нервным возбуждением, непосильной перегрузкой больного сердца (В. Гроссман. Жизнь и судьба);  

(12) Очевиднее всего, герой поставил себе целью рассмотреть в путешествиях какие-то другие возможности… (В. Рецептер. Репетилов).

Для сравнения укажем прилагательные, в том числе в безлично-предикативном употреблении (13), наречия (14) в синтетических и аналитических формах степеней сравнения:

(13) На тех полутора процентах территории, где послевоенные перемены очевиднее всего, они не сделали жизнь людей удобнее, а страну краше (В. Овчинников. Ветка сакуры); Чем больше князь думал, тем очевиднее становилось, что его первый полководец не мог в ту ночь скакать на иноходке (Б. Васильев. Ольга, королева русов); С каждой новой встречей все глупее становилось взять и заговорить, ибо связь их все очевиднее, ее уже не спрячешь за невинным «Девушка, где тут улица Академика Вишневского?» (Т. Набатникова. День рождения кошки);

(14) Ярче и очевиднее всего превосходство доказывалось с помощью классических и понятных антитез добра и зла, света и тьмы, здорового и больного (А. Медяков. «Ру Ку», или образ русских на немецких открытках Первой мировой); Чем очевиднее и вульгарнее они у меня получались, тем больше нравился г-же Гумберт мой водевиль (В. Набоков. Лолита);

В отличие от  функционального (периферийного) модалята очевидно со значением ʻбезусловно’ (см. [15), ядерный модалят очевидно (см. [16]) выражает субъективно-модальную семантику не категорической, а проблематической достоверности, т.е. сомнения, предположения, входя в синонимический ряд со словами наверное, по-видимому, очевидно и т. п.:

(15) Очевидно, важнейшими в изучении древнейшей истории народов являются данные археологии (≈ ʻбезусловно’);

(16) Удивлённая Маргарита Николаевна повернулась и увидела на своей скамейке гражданина, который, очевидно, бесшумно подсел в то время, когда Маргарита загляделась на процессию… (М. Булгаков. Мастер и Маргарита) (≈ ʻпо-видимому’).

Развитие у очевидно антонимического лексического значения (16) произошло на основе энантиосемии, приведшей к нарушению смыслового тождества исходной адъективной / адвербиальной лексемы и формированию лексико-грамматического омонима.

Показательно сравнение следующих контекстов употребления функциональных (17, 18, 19, 20) и функционально-семантического омонимов (21), представляющих разные ступени модаляции и предикативации:

(17) Контекст употребления ядерного краткого прилагательного:  Но в январе это было вовсе не так очевидно, и тогда к нам примазываться отнюдь не спешили… (Д. Быков. Орфография);

(18) Контекст употребления предикатива: Сейчас ему стало очевидно, что это чистой воды графомания (Е. Чижов. Перевод с подстрочника);

(19) Контекст употребления ядерного наречия:  Разлюбив Алису, я очевидно и резко переменился (С. Шаргунов. Ура!);

(20) Контекст употребления периферийного модалята с признаками краткого прилагательного, предикатива и наречия: Александр сделал сверхъестественное усилие над собой, мигнул раз-другой, расширил зрачки – и разглядел говорящих: прямо против него, на расстоянии не более полутора аршина, сидел важный седовласый старик, грудь которого была усеяна звездами; очевидно, то был не кто иной, как сам министр, граф Алексей Кириллович Разумовский… (В. Авенариус. Отроческие годы Пушкина) (≈ ʻбезусловно’);

 (21) Контекст употребления ядерного модалята:  Сшитое, очевидно, лет тридцать назад отличным портным немецкое пальто (А. Мишарин. Белый, белый день) (≈ ʻпо-видимому’).

Как и в случае с модалятом видно, далеко не всегда легко определить, какое конкретно значение проявляется у очевидно в том или ином контексте – ʻбезусловно’ или ʻпо-видимому’, т.е. уверенности или неуверенности субъекта речи в передаваемой информации. Ср., например, следующее высказывание:

(22) Очевидно, это был скучный городок со старыми домами, пузатой водокачкой и круглыми деревьями (Э. Лимонов. У нас была Великая Эпоха) (≈ ʻбезусловно’ или ʻпо-видимому’?).

Подобно наречию очевидно и периферийному модаляту очевидно, ядерный модалят очевидно содержит в своей морфемной структуре суффикс -о. Однако в отличие от омонимичного наречия, у модалята очевидно нет таких адвербиальных признаков, как категориальная семантика признака, синтаксическая функция обстоятельства; способность образовывать словосочетания с знаменательными частями речи, выступая в качестве примыкающего компонента.

Получается, что ядерный модалят очевидно не имеет семантико-грамматических свойств прилагательных, наречий и предикативов, кроме двух форм степеней сравнения (очевидно, очевиднее всего) и адвербиального суффикса (-о). В то же время ему присущи такие характеристики, как функция вводного компонента высказывания, сопровождаемая особым интонационным рисунком (убыстренный темп речи, понижение тона голоса); отсутствие синтаксической связи с членами предложения; интродукция как способ вхождения в структуру высказывания.

Именно на ступени ядра вводно-модальных слов происходит окончательная трансформация периферийной словоформы очевидно в прототипическое модальное слово. Развитие на базе энантиосемии омонимического лексического значения у словоформы очевидно обусловливает формирование новой языковой единицы, входящей в межчастеречный семантико-синтаксический разряд вводно-модальных слов и выражений.

В заключение отметим, что в высказываниях с ядерным вводно-модальным компонентом очевидно происходит распределение модусной и диктумной частей передаваемой информации: субъективно-модальная семантика предположительной модальности передается ядерным модалятом очевидно в позиции обособленного вводного компонента, а оцениваемая субъектом модуса информация (пропозиция) – в оставшейся части высказывания.

------------------------------------------------------

* Работа выполнена в рамках проекта “Комплексное исследование модаляции как типа ступенчатой транспозиции языковых единиц в семантико-синтаксический разряд вводно-модальных слов», выполняемого при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант № 15-04-00039а).

 

Библиографический список

 

1. Аникин А. И. Вводные слова и их соотношения с структурно-семантическими категориями слов в современном русском языке // Учен. записки МГПИ, т. 132, вып. 8, 1958. – С. 5–33.

2. Бабайцева В. В. Явления переходности в грамматике русского языка. –  М. : Дрофа, 2000. – 640 с.

3. Баудер А. Я. Части речи – структурно-семантические классы слов в современном русском языке. – Таллин : Валгус, 1982. – 184 с.

4. Василенко Л. И. Структурно-семантическая роль модальных слов в тексте: автореф. дис… канд. филол. наук. – Минск, 1985. – 22 с.

5. Виноградов В. В. О категории модальности  и модальных словах в русском языке Избранные труды. Исследования по русской грамматике. – М. : Изд-во «Наука», 1975. – С. 53–87.

6. Воротников Ю. Л. Степени качества в современном русском языке. – М. : Азбуковник, 1999. – 281 с.

7. Воротников Ю. Л. Безотносительные степени качества в русском языке // Известия РАН. Сер. лит. и яз. – М., 2000, Т. 59. – № 1. – С. 36–43.

8. Высоцкая И. В. Синкретизм в системе частей речи современного русского языка. – М. : МПГУ, 2006. – 304 с.

9. Жирмунский В. М. О природе частей речи и их классификации // Вопросы теории частей речи (на материале языков различных типов). – Л., 1968. – С. 68–76.

10. Ким О. М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в современном русском языке. – Ташкент: Фан, 1978. – 227 с.

11. Колшанский Г. В. К вопросу о содержании языковой категории модальности // Вопросы языкознания. – 1967. – № 1. – С. 34–49.

12. Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи. – М., Л. : Изд-во АН СССР, 1945. – 322 с.

13. Мигирин В. Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. – Бельцы, 1971. – 199 с.

14. Муковозова Т. И. Грамматический статус модальных слов. Дис. … канд. филол. наук. – М., 2002. – 204 с.

15. Мухин А. М. Части речи и синтаксические единицы // Вопросы теории частей речи (на материале языков различных типов). – Л., 1968. – С. 87–95.

16. Орехова Е. Н. Субъективная модальность высказывания: форма, семантика, функции: автореф. дис. … д-ра филол. наук, 2011. – 33 с.

17. Панфилов В. З. Категория модальности и ее роль в конституировании предложения и суждения // Вопросы языкознания. – 1977. – № 4. – С. 35–42.

18. Руднев А. Г. Синтаксис осложненного предложения. – М., 1959. – 198 с.

19. Шигуров В. В. Интеръективация как тип ступенчатой  транспозиции языковых единиц в системе частей речи (Материалы к транспозиционной  грамматике русского языка). – М. : Academia, 2009. – 464 с.

20. Шигуров В. В. Предикативация как тип ступенчатой транспозиции языковых единиц в системе частей речи: Теория транспозиционной грамматики русского языка. – М. : Наука, 2016. – 704 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: