Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Механизмы социализации понимания детьми эмоций в семье

Механизмы социализации понимания детьми эмоций в семье

И. О. Карелина, кандидат педагогических наук, доцент,

ORCID 0000-0003-2452-0054,

e-mail: karelinainessa2017@gmail.com,

г. Рыбинск, Ярославская область, Россия

 

Актуальность исследования

В широком смысле слова понимание эмоций как компонент эмоционального интеллекта, эмоциональной компетентности и фундамент социального развития детей – это способ идентификации, прогнозирования и объяснения ребенком собственных эмоций и эмоций других людей (P. L. Harris, 2008). С позиции эмоциональной компетентности (S. A. Denham, 2007) понимание эмоций предполагает первоначальную оценку эмоционального сообщения другого человека, истолкование воспринятого сообщения, понимание эмоциональной информации с учетом правил отображения эмоций и ситуативного контекста, а также использование навыков понимания эмоций в ходе социального взаимодействия.

В период дошкольного детства дети осваивают две группы навыков понимания эмоций: во-первых, навыки распознавания и словесного обозначения базовых эмоций людей, в том числе распознавания эмоций по ситуации; во-вторых, навыки атрибуции эмоций, отражающие осведомленность о внешних и внутренних причинах возникновения собственных эмоций и эмоциональных состояний других людей.

В этот сензитивный для развития понимания эмоций период осуществляется переход от внешней оценки и понимания детьми социальных аспектов эмоций: экспрессивных признаков эмоций, внешних (ситуативных) причин их возникновения и роли напоминания о событии как активатора эмоции – к ментальной оценке эмоций и пониманию к концу дошкольного детства их менталистской природы: связи эмоциональных состояний человека с желаниями и убеждениями, а также различий эмоционального переживания и его внешнего выражения. Основные изменения в развитии у дошкольников понимания эмоций связаны в первую очередь с расширением сферы их социальных контактов.

Родители как агенты социализации, отражающей процесс интеграции ребенка в систему социальных отношений и различные типы социальных общностей, усвоения ребенком элементов культуры, социальных норм и ценностей как основы формирования качеств его личности, вносят существенный вклад и в социализацию эмоций дошкольника.

Учитывая многоаспектность социализации эмоций и ее направленность на развитие у детей различных компонентов эмоциональной компетентности: понимания собственных эмоций и эмоций других людей, социально-культурных способов выражения и регуляции эмоций, в данной статье мы акцентируем внимание на рассмотрении модели и механизмов родительской социализации эмоций, а также предпринимаем попытку раскрыть вклад родителей в развитие у дошкольников навыков распознавания эмоций и эмоциональной осведомленности.

Считаем необходимым пояснить, что наше внимание к зарубежным первоисточникам в процессе теоретического анализа проблемы социализации понимания детьми эмоций в семье, в частности, к результатам психологических исследований различных аспектов родительской социализации эмоций Сюзанны Денхэм, Нэнси Эйзенберг, Ванессы Кастро, Эми Хальберштадт, Кимберли Итон и других известных в этой области ученых, не случайно.

Это связано с недостаточной изученностью данной проблемы в отечественной детской психологии и семейной психологии по сравнению, например, с более освещенными вопросами генезиса понимания эмоций в период дошкольного детства (И. О. Карелина, 2017; О. А. Прусакова, 2005; Ю. А. Свенцицкая, 1998; А. М. Щетинина, 1984, 2004 и др.) и влияния семьи на развитие у ребенка эмоций как основы нравственного воспитания (А. В. Запорожец, Я. З. Неверович, А. Д. Кошелева и др., 1985).

Обширный пласт зарубежных теоретических (N. Eisenberg et al., 1998; J. M. Gottman et al., 1996) и экспериментальных психологических исследований проблемы родительской социализации эмоций детей за последние 20 лет (V. L. Castro et al., 2015; S. A. Denham, 2005; S. A. Denham, H. H. Bassett, T. M. Wyatt, 2010; S. A. Denham, A. T. Kochanoff, 2002; K. L. Eaton, 2001; L. G. McKee et al., 2018 и др.) позволяет, на наш взгляд, составить целостное представление о механизмах социализации понимания детьми эмоций в семье.

Актуальность изучения механизмов родительской социализации данного компонента эмоциональной компетентности детей обусловлена прежде всего тем, что внутрисемейные факторы во многом определяют индивидуальные различия в понимании детьми эмоций, а следовательно, учитывая связь понимания эмоций с социальным развитием дошкольников, и социальную компетентность детей.

Модель социализации эмоций

Существенный вклад в изучение проблемы родительской социализации эмоций внесли ученые факультета психологии Университета штата Аризона Нэнси Эйзенберг, Аманда Камберленд и Трейси Спинрад (N. Eisenberg, A. Cumberland, T. L. Spinrad, 1998). Внимание исследователей было сосредоточено на 3 аспектах связанного с эмоциями социализирующего поведения родителей, или механизмах социализации эмоций: эмоциональной экспрессии родителей, реакциях взрослых на эмоции детей и родительских дискуссиях об эмоциях.

С нашей точки зрения, особый интерес представляет предложенная Нэнси Эйзенберг с коллегами эвристическая модель социализации эмоций [9], которая в упрощенной форме демонстрирует взаимосвязь общих процессов, связанных с социализацией эмоций, их результатов и модераторов.

Прежде всего, следует обратить внимание на многообразие вариантов связанного с эмоциями социализирующего поведения родителей в силу влияния на него различных факторов, таких как:

−   характеристики ребенка (например, возраст и пол ребенка, реактивность, регуляция, типичные реакции на дисциплину);

−   характеристики родителей (пол, регуляция, эмоциональность, ценности, убеждения родителей об эмоциях, философия воспитания и пр.);

−   культурные факторы (культурные ценности, касающиеся выражения эмоций или роли родительских практик воспитания в развитии детей, гендерные стереотипы);

−   различные аспекты контекста ситуации социализации эмоций (ситуативная уместность эмоционального поведения ребенка, степень значимости данной ситуации для ребенка или родителя).

В свою очередь социализирующее поведение родителей оказывает влияние на уровень эмоционального возбуждения ребенка, от которого зависят результаты социализации эмоций. Так, например, карательная реакция родителей в ответ на проявление ребенком негативных эмоций может вызвать у него боязнь наказания, страх или гнев; напротив, поддерживающие реакции могут уменьшить уровень его возбуждения. Невербальное и вербальное выражение эмоций родителями также может влиять на уровень эмоционального возбуждения детей через эмоциональное заражение, викарное научение или приписывание определенного значения эмоциональному проявлению родителя.

К основным модераторам процесса социализации эмоций, которые опосредуют степень эмоционального возбуждения детей, относятся:

−   валентность, модальность, интенсивность и ясность переживаемых и выражаемых эмоций ребенка и родителей;

−   соответствие эмоций и эмоционального поведения ребенка и родителей ситуативному контексту;

−   характер, личность ребенка (эмоциональная реактивность, регуляторные способности и др.), возраст и уровень развития;

−   согласованность и экспрессивная точность родительского социализирующего поведения, его направленность на ребенка;

−   проактивность или реактивность социализирующего поведения родителей, его соответствие уровню развития ребенка и другим личным характеристикам.

Наконец, в качестве основных результатов социализации эмоций ребенка, наряду с пониманием собственных эмоций и эмоций окружающих, рассматриваются: переживание и спонтанное выражение эмоций, аффективная позиция ребенка по отношению к эмоциям и самому себе как к экспрессору эмоций, овладение регуляцией поведения и эмоций, качество отношений ребенка с социализатором (родителем) в определенный момент и в долгосрочной перспективе, а также когнитивные схемы ребенка о себе, социальных отношениях и социальном мире.

Указанные результаты социализации эмоций оказывают влияние не только на социальную компетентность ребенка, но и друг на друга. Например, улучшение понимания эмоций может качественно изменить эмоциональный опыт ребенка и навыки регуляции эмоций, а представления о качестве взаимоотношений с родителями могут повлиять на характер восприятия ребенком социализирующего поведения родителей, связанного с эмоциями, и стремление уделять внимание содержанию такого поведения.

Итак, социализацию эмоций описывают три механизма, центрированные на эмоциональных отношениях между родителями и ребенком: моделирование эмоциональной экспрессивности, реакции взрослых на эмоции детей и обучение детей эмоциям (эмоциональный коучинг) [4; 5; 9]. Каждый из этих механизмов может оказывать влияние на понимание, способы выражения и регулирование детьми эмоций, а также на их социальное функционирование.

Эмоциональная экспрессия родителей как механизм социализации понимания детьми эмоций

Эмоциональная экспрессивность родителей – индивидуальный профиль частоты, интенсивности или продолжительности проявления родителями эмоций различной модальности – представляет для дошкольников особый объект познания. В процессе наблюдения за эмоциями взрослых дети косвенно изучают, какие эмоции, как, когда и в каком контексте демонстрировать, однако вклад матерей и отцов в развитие эмоциональной осведомленности дошкольников различен. К такому выводу пришли исследователи Университета Джорджа Мейсона Сюзанна Денхэм и Хидеко Бассетт (S. A. Denham et al., 2010) в ходе изучения гендерных различий в социализации эмоциональной компетентности дошкольников в семье.

Анализ связи экспрессивного баланса родителей с осведомленностью об эмоциях детей 3–4 лет и знанием правил отображения эмоций детьми 5–6 лет позволил получить неожиданные результаты, раскрывающие специфику участия матерей и отцов в социализации понимания детьми эмоций [4]:

−   отцы как партнеры демонстрируют больше положительных эмоций, поэтому наблюдаемый экспрессивный баланс у отцов больше, чем у матерей. Такой положительный экспрессивный баланс является предиктором осведомленности дошкольников об эмоциях и правилах их отображения;

−   матери, напротив, часто исполняют роль эмоционального «сторожа» в семье и проявляют диапазон как положительных, так и отрицательных эмоций, хотя, в отличие от отцов, более позитивно реагируют на негативные эмоции детей. Экспрессивный баланс матерей отрицательно связан с эмоциональной осведомленностью дошкольников и знанием правил отображения эмоций, однако умеренное выражение матерью отрицательных эмоций на фоне положительного эмоционального климата в семье способствует повышению осведомленности детей о негативных эмоциях, а в старшем дошкольном возрасте предсказывает осведомленность о социально-культурных правилах отображения эмоций.

Разумеется, это вовсе не означает, что частые и сильные отрицательные эмоции родителей являются предиктором понимания детьми эмоций, несмотря на то, что негативная экспрессивность, в частности демонстрация матерью негативных эмоций небольшой частоты, продолжительности и интенсивности, действительно может быть связана с лучшим пониманием эмоций дошкольниками вследствие наличия у них мотивации к распознаванию эмоций для избегания последствий выражения родителями огорчения и гнева (S. A. Denham, 2005; S. Denham, A. T. Kochanoff, 2002; K. L. Eaton, 2001).

Как раз наоборот: Кимберли Итон из Университета штата Северная Каролина (K. L. Eaton, 2001) убедительно доказала на основе метаанализа семейной экспрессивности и понимания детьми эмоций [8], что доминирующе-негативный экспрессивный стиль родителей (выражение эмоций гнева и презрения) отрицательно влияет на эмоциональное самочувствие детей, препятствует развитию у них рефлексии, заставляет их фокусироваться на использовании механизмов самозащиты и в целом затрудняет процесс приобретения знаний об эмоциях; подавленно-негативный (депрессивный) стиль выражения эмоций родителями также имеет отрицательную связь с пониманием детьми эмоций, и не только в дошкольном, но и в младшем школьном возрасте.

Аналогичные данные были получены и в другом исследовании [5], где отрицательные эмоции и реакции матери рассматривались как отрицательный предиктор понимания 5-летними детьми амбивалентных эмоций, то есть одновременности переживания положительных и отрицательных эмоций.

Ранее Джуди Данн и Джейн Браун из Университета штата Пенсильвания (J. Dunn & J. Brown, 1994) при изучении связей между эмоциональной экспрессией в семье, пониманием детьми эмоций и их социальным пониманием также получили результаты, подчеркивающие важность учета общего уровня проявления негативных эмоций в семье и эмоционального состояния ребенка [6].

Прежде всего, было установлено, что высокая частота и интенсивность выражения родителями детей раннего возраста гнева или дистресса приводит со временем к низкой эффективности выполнения их 3-летними детьми задач на понимание эмоций, а также затрудняет приобретение детьми эмоционально-описательного языка вследствие меньшей степени их вовлеченности в рассуждения об эмоциях. Второй вывод касался значимости учета модальности эмоционального состояния ребенка: переживание детьми негативных эмоций с большей вероятностью побуждало матерей к дискуссии об эмоциях, которая в свою очередь была связана с пониманием детьми эмоций.

Следует особенно подчеркнуть, что только в условиях позитивного экспрессивного стиля родителей, который предоставляет возможность наблюдения диапазона эмоций в безопасных условиях, дошкольники упражняются в интерпретации эмоций, осваивают навыки распознавания эмоций и эмоциональной осведомленности, в то время как высокий уровень выраженности направленных на ребенка интенсивных негативных эмоций может затруднить процесс их изучения.

Особая роль в развитии у дошкольников распознавания эмоций отводится экспрессивной точности родителей – умению отчетливо выражать собственные эмоции социально целесообразным образом [7; 9]. Это объясняется тем, что детям легче понять эмоциональные проявления взрослых и получить информацию о способах выражения и причинах возникновения эмоций, когда наблюдаемая эмоциональная экспрессия характеризуется ясностью. Обратим внимание, что в этот возрастной период предиктором развития у детей навыка распознавания эмоций является большая экспрессивность матери. Напротив, в младшем школьном возрасте, в связи с приобретением детьми преимуществ в распознавании более тонких и неоднозначных эмоциональных сигналов, таким предиктором распознавания эмоций становится низкая экспрессивность отца.

Реакции родителей на переживания и эмоциональную экспрессию детей как механизм социализации понимания эмоций

Разумеется, не все реакции родителей на эмоциональное поведение дошкольников приводят к росту их эмоциональной осведомленности. С этой позиции правомерно говорить о различных стратегиях родительской социализации эмоций [5; 9].

Наиболее результативной является вознаграждающая социализация эмоций, которая способствует повышению осведомленности детей об уместности выражения различных эмоций и их воздействии на окружающих. Для нее характерны: поощрение открытого выражения детьми эмоций, а также открытое и адекватное выражение эмоций самими родителями; демонстрация положительных реакций на эмоции ребенка (поведенческое и эмоциональное поощрение, толерантность, утешение); препятствование социально неприемлемым типам эмоционального реагирования.

Карательная социализация эмоций, напротив, отражает широкий диапазон негативных реакций родителей (например, выражение гнева в ситуации, когда ребенок рассердился или расстроен); характеризуется предъявлением ребенку прямых или косвенных требований прекратить выражать эмоции, пренебрежительным отношением родителей к эмоциональным переживаниям ребенка, игнорированием его эмоций и, более того, наказанием за проявление эмоций. Эти и подобные реакции родителей, усиливающие негативное эмоциональное возбуждение ребенка, являются негативным предиктором понимания эмоций, так как нарушают процесс изучения детьми эмоций и формируют у них убеждения об опасности собственных эмоций и эмоций других людей.

В современных исследованиях семьи как контекста социализации эмоций детей особое внимание уделяется такому психосоциальному или когнитивному фактору, обусловливающему использование родителями определенных стратегий социализации эмоций, как осознанное воспитание детей. Под осознанным воспитанием понимается наличие у родителей способности осознавать момент взаимодействия с ребенком и уделять ему внимание в процессе взаимодействия, непредвзято воспринимать выражение ребенком мыслей и эмоций, а также регулировать собственные эмоции, вызванные поведением детей.

Лаура Макки из Университета штата Джорджия совместно с коллегами (L. G. McKee, J. Parent, C. R. Zachary et al., 2018) экспериментально подтвердили наличие положительной связи более высоких уровней осознанного воспитания с поддерживающими стратегиями социализации эмоций, к числу которых относятся [12]: поощрение выражения детьми эмоций, указывающее на степень признания за ребенком права выражать негативные эмоции; эмоционально ориентированные и проблемно ориентированные реакции, направленные на оказание ребенку помощи в улучшении его самочувствия или в решении проблемы, вызвавшей у него эмоциональный дистресс.

Как и следовало ожидать, осознанное воспитание не было связано с использованием родителями таких неподдерживающих стратегий социализации эмоций, как дистресс в ответ на проявление детьми отрицательных эмоций, карательные реакции и реакции минимизации, связанные с обесцениванием проблемы или эмоционального дистресса ребенка и сведением к минимуму серьезности ситуации.

Следует учитывать, что позитивный эффект поощрения выражения детьми эмоций зависит, во-первых, от умения родителей провести различия между социально приемлемым и неприемлемым выражением эмоций, во-вторых, от степени сочетания поощрения эмоциональной экспрессии детей с попытками научить их конструктивным способам регуляции негативных эмоций.

Связанные с эмоциями убеждения родителей как предиктор распознавания детьми эмоций

Цель социализации эмоциональной компетентности детей напрямую зависит от убеждений родителей о ценности эмоций и руководстве социализацией эмоций ребенка. В 90-е годы прошлого века данная проблема обсуждалась в контексте родительской философии метаэмоций. Это понятие ввели в научный обиход психологи Вашингтонского университета Джон Готтман, Линн Кац и Кэрол Хувен (J. M. Gottman, L. F. Katz, C. Hooven, 1996) для обозначения организованного набора связанных с эмоциями мыслей родителей и их эмоциональных переживаний по отношению к собственным эмоциям и эмоциям своих детей. В структуре концепции метаэмоций были выделены два основных элемента[10]:

−       осознание, отражающее переживание и понимание родителями собственных эмоций грусти, страха, гнева и негативных эмоций своего ребенка; восприятие отрицательных эмоций ребенка как возможности для установления эмоциональной близости с ним или обучения его способам регуляции эмоций; признание эмоций ребенка;

−       коучинг, определяющий характер реагирования родителей на эмоциональные проявления ребенка: оказание помощи в словесном обозначении эмоциональных переживаний, совместное с ребенком решение проблемы, установление поведенческих ограничений, обсуждение целей и стратегий изменения ситуации, которая привела к возникновению негативных эмоций.

В настоящее время проблема изучения роли убеждений родителей об эмоциях в развитии у детей навыков распознавания эмоций находится в фокусе внимания Ванессы Кастро из Университета штата Северная Каролина (V. L. Castro et al., 2015), Джули Дансмор из Университета Вирджинии (J. C. Dunsmore et al., 2009) и других ученых [2; 7].

Исследователи указывают на первостепенную значимость ценностного отношения к эмоциям и убежденности родителей в собственной ответственности за руководство социализацией эмоций ребенка. Такая позиция не только позволяет создать эмоционально насыщенную среду обучения детей навыкам распознавания собственных эмоций и эмоций других людей, но и находит отражение в соответствующем поведении родителей в отношении детских эмоций.

Родители, убежденные в ценности открытого выражения эмоций социально приемлемыми способами, считают полезным переживание и выражение детьми эмоций разной валентности. Они демонстрируют восприимчивость к детским эмоциям и их принятие, а также участвуют в различных практиках социализации эмоций, направленных на развитие у дошкольников внимания к эмоциональной экспрессии. Но если убеждение родителей (матерей) о пользе отрицательных эмоций не подкрепляется убежденностью в необходимости активного руководства эмоциональным развитием детей посредством обучения их способам регуляции эмоций, то степень восприятия матерью эмоций как полезных и понимание эмоций дошкольниками связаны отрицательно (E. L. Karahuta, 2014).

Родители, которые воспринимают эмоции и связанные с ними ситуации как проблематичные или опасные и руководствуются убеждениями о запрете на выражение негативных эмоций, пытаются скрыть выражение собственных эмоций и научить детей минимизировать переживание и выражение отрицательных эмоций, что в свою очередь осложняет процесс овладения дошкольниками навыками распознавания эмоций.

Активное руководство родителями социализацией эмоций ребенка, обусловленное наличием соответствующих убеждений, имеет решающее значение для детей дошкольного возраста и начинает препятствовать развитию навыков распознавания эмоций при переходе детей на следующую ступень возрастного развития. Это объясняется тем, что младшие школьники овладевают базовыми навыками распознавания эмоций, ощущают независимость в изучении эмоций и нуждаются, в отличие от дошкольников, в более тонком руководстве эмоциональным развитием, которое инициируется самим ребенком.

Эмоциональный коучинг (беседы об эмоциях родителей с детьми) как механизм социализации понимания эмоций

Формы обучения детей эмоциям различны [5]: объяснение связи эмоции с наблюдаемым событием или экспрессией, указание на характерные признаки эмоций, помощь детям в понимании эмоций и управлении собственными негативными эмоциями, анализ эмоциональных компонентов социального взаимодействия.

Сьюзен Денхэм и Анита Кочанов из Университета Джорджа Мейсона (S. Denham, A. T. Kochanoff, 2002) пришли к выводу, что внимательное отношение матери к эмоциям собственных детей и наличие положительной установки на активную помощь детям в изучении эмоций и преодолении эмоционального дискомфорта является наиболее сильным предиктором понимания младшими дошкольниками экспрессии и ситуаций возникновения базовых эмоций, а принятие матерью эмоций 4-летнего ребенка предсказывает его осведомленность об амбивалентных эмоциях в возрасте 5 лет.

Позже к подобному выводу пришла Джеки Нельсон с коллегами из Техасского университета в Далласе (J. A. Nelson, M. O’Brien, S. D. Calkins et al., 2011) на основании анализа результатов исследования связи экспрессивных стилей матери с такими аспектами эмоционального развития детей 3–4 лет, как понимание, выражение и регуляция эмоций [13]. Отсутствие значимой связи между экспрессивным стилем матери и осведомленностью детей об эмоциях объяснялось большей значимостью родительского эмоционального коучинга для развития эмоциональной осведомленности ребенка за счет расширения возможностей его взаимодействия с другими людьми и развития навыков принятия эмоциональной перспективы.

Представляется логичным, что родители, которые испытывают и выражают положительные эмоции и могут поддержать эмоциональные переживания детей, с большей долей вероятности будут вовлечены в разговоры об эмоциях как форму эмоционального коучинга. Представленные ниже результаты исследований свидетельствуют о том, что вербальный обмен эмоциональным опытом помогает ребенку приобрести фундамент взаимосвязанных знаний об эмоциональной экспрессии, ситуациях и причинах возникновения эмоций.

Кристин Лагаттута из Исследовательского института в Дейвисе и Генри Веллман из Мичиганского университета (K. H. Lagattuta & H. M. Wellman, 2002) изучали, отличаются ли качество и содержание повседневных разговоров родителей с детьми 2–5 лет о негативных эмоциях от повседневных разговоров о позитивных эмоциях [11]. Проведенный анализ позволил выявить тенденцию сосредоточения родителей в разговорах о прошлых эмоциях, причинах их возникновения и связях между эмоциями и другими психическими состояниями в большей степени на негативных эмоциях. Обсуждение негативных эмоций, в отличие от обсуждения положительных эмоций, отличалось большей широтой словаря эмоций и содержало примерно в 3 раза больше причинно-следственных заключений не только об эмоциях самого ребенка, но и об эмоциях других людей.

Наличие устойчивых различий в семейных дискуссиях об эмоциях разной валентности на протяжении дошкольного периода свидетельствует об особой значимости разговоров об отрицательных эмоциях в развитии у дошкольников понимания возможности возникновения эмоций под влиянием мыслей и напоминаний, а также в развитии осведомленности детей о психических состояниях и эмоциях других людей.

Наряду с различиями содержательного плана, обусловленными спецификой обсуждаемых эмоций, родительские беседы с детьми об эмоциях имеют также гендерные различия. Обратимся к результатам ряда психологических исследований в этой области детско-родительских отношений.

Ана Аснар и Харриет Тененбаум из Университета Суррея (A. Aznar, H. R. Tenenbaum, 2015) выявили следующие гендерные различия в использовании родителями эмоциональной лексики во время разговоров с детьми 4–6 лет [1]: матери упоминают больше словесных обозначений эмоции, чем отцы, и чаще ссылаются на эмоции в разговорах с дочерями, чем с сыновьями, особенно во время рассказывания историй, позволяющих участникам диалога держать эмоциональную дистанцию; отцы также больше разговаривают об эмоциях с дочерями, используя эмоциональную лексику в большей степени при обсуждении эмоционально насыщенных событий из прошлого опыта.

Подобные различия в обучении дошкольников умению говорить об эмоциях были выявлены и в более ранних исследованиях содержания родительских бесед с детьми об эмоциях: девочки, по сравнению с мальчиками, получают от матерей больше комментариев и расспросов об эмоциях, с ними чаще обсуждают переживание печали, а с сыновьями – эмоции гнева и отвращения (J. Dunn et al., 1987); матери больше, чем отцы, ценят эмоциональный коучинг, чаще говорят о собственных негативных эмоциях и обсуждают эмоции в равной степени с дошкольниками обоего пола, тогда как отцы чаще говорят об эмоциях самого ребенка, других людей и больше беседуют об эмоциях со своими дочерями (S. A. Denham, H. H. Bassett, T. M. Wyatt, 2010).

По всей видимости, гендерные различия в родительском эмоциональном коучинге являются результатом следования гендерным стереотипам о том, что девочки должны быть более эмпатичными и эмоционально связанными с другими людьми.

Интересно, что матери, в отличие от отцов, в большей степени ощущают необходимость активно руководить эмоциями собственных детей и воспринимают социализацию эмоций как часть своих родительских обязанностей.

Предметом исследования Сюзанны Денхэм и Шарон Ауэрбах из Университета Джорджа Мейсона (S. Denham & S. Auerbach, 1995) являлось содержание диалогов об эмоциях матерей с детьми младшего дошкольного возраста во время просмотра иллюстрированных книг эмоционального содержания [3]. Оценивались такие параметры диалогов, как эмоциональный язык (словесные обозначения эмоций, эмоционального тона ощущений, поведенческих проявлений эмоций) и функции высказываний: указание на эмоциональное состояние персонажа, пояснение / уточнение причинно-следственных связей или исправление неверного понимания эмоций, вопрос, оказание социального воздействия (актуализация эмоций персонажей для изменения их поведения) и социализация эмоций, то есть подтверждение или отрицание уместности эмоциональной реакции.

Оказалось, что содержание диалогов насыщено наименованиями различных эмоций, разъяснениями причин и последствий эмоционального реагирования, а эмоционально-описательный язык используется участниками диалога с целью оказания социального воздействия. Такая естественная ситуация общения между матерью и ребенком заключает в себе богатые возможности для развития эмоциональной компетентности детей, а умение матери дать необходимые объяснения насчет эмоций побуждает детей к использованию более сложного и детализированного эмоционально-описательного языка.

Следует особенно подчеркнуть, что в семейных разговорах об эмоциях находятся истоки индивидуальных различий в понимании детьми эмоций (P. L. Harris, 2008), поэтому дошкольники, которые имеют возможность участвовать в родительских беседах об эмоциях, приобретают более точное и исчерпывающее понимание способов выражения, ситуаций и причин возникновения эмоций. И связано это с тем, что родители, осуществляя эмоциональное обучение, могут обратить внимание ребенка на значимые эмоциональные сигналы, подтвердить или прояснить его эмоциональное состояние и помочь ему адекватно выразить собственные эмоции. Вместе с тем не следует исключать влияния на социализирующее поведение родителей характеристик самого ребенка, в частности эмпатийности, побуждающей его инициировать больше семейных разговоров об эмоциях и чувствах других людей.

Немаловажным фактором является частота вовлечения дошкольников в семейные дискуссии об эмоциях, которая коррелирует с более поздней способностью детей распознавать эмоции других людей. Такая связь была обнаружена в раннем детстве в течение относительно короткого периода и в период с 3 до 6 лет (J. Dunn et al., 1991).

Рост уровня понимания детьми эмоций в период с 4 до 6 лет также во многом зависит от уровня развития ментальных способностей родителей, то есть от того, насколько они способны ценить и понимать эмоции и мысли собственного ребенка, а также воспринимать его точку зрения (S. B. Kårstad et al., 2015): если родитель знает уровень понимания эмоций ребенка, ему легче сопоставить собственный язык эмоций с потребностями развития дошкольника.

Таким образом, разговоры родителей с детьми об эмоциях как форма эмоционального коучинга способствуют повышению у дошкольников уровня понимания эмоций и принятия эмоциональной перспективы посредством сосредоточения на эмоциональном состоянии человека и причинах его возникновения.

Заключение

1.             Основные изменения в развитии у дошкольников понимания эмоций как одного из компонентов эмоциональной компетентности связаны с расширением сферы их социальных контактов.

2.             Социализацию эмоций ребенка описывают три механизма, центрированные на эмоциональной стороне детско-родительских отношений: эмоциональная экспрессия родителей, реакции взрослых на переживание и выражение детьми эмоций, а также эмоциональный коучинг (родительские беседы об эмоциях).

3.             Условием развития у дошкольников навыков распознавания эмоций и эмоциональной осведомленности является экспрессивная точность и позитивный экспрессивный стиль родителей: положительный экспрессивный баланс отцов выступает предиктором осведомленности детей об эмоциях, а умеренное выражение матерью отрицательных эмоций на фоне положительного эмоционального климата в семье предсказывает знание детьми социально-культурных правил отображения эмоций.

4.             Повышению осведомленности дошкольников о социально целесообразных способах и социальных последствиях проявления эмоций способствует использование родителями поддерживающих стратегий социализации эмоций, таких как поощрение открытого выражения детьми эмоций, препятствование социально неприемлемым типам эмоционального реагирования, эмоционально ориентированные и проблемно ориентированные реакции, направленные на улучшение эмоционального самочувствия ребенка или решение проблемы, вызвавшей его эмоциональный дистресс.

5.             Наиболее сильным предиктором понимания дошкольниками способов выражения, ситуаций и причин возникновения эмоций является родительский эмоциональный коучинг, который имеет гендерные различия в плане большей степени вовлечения девочек в беседы об эмоциях.

6.             Понимание собственных эмоций и эмоций окружающих как результат социализации эмоций ребенка напрямую зависит от убеждений родителей о ценности эмоций и собственной ответственности за руководство эмоциональным развитием детей.

Библиографический список

1.         Aznar A., Tenenbaum H. R. Gender and age differences in parent–child emotion talk // British Journal of Developmental Psychology. – 2015. – 33. – P. 148–155. DOI: 10.1111/bjdp.12069.

2.         Castro V. L., Halberstadt A. G., Lozada F. T. et al. Parents’ Emotion-Related Beliefs, Behaviors, and Skills Predict Children’s Recognition of Emotion // Infant and child development. – 2015. – 24 (1). – P. 1–22. DOI: 10.1002/icd.1868.

3.         Denham S., Auerbach S. Mother-child dialogue about emotions // Genetic, Social, and General Psychology Monographs. – 1995. – 121 (3). – P. 313–337.

4.         Denham S. A., Bassett H. H., Wyatt T. M. Gender differences in the socialization of preschoolers’ emotional competence // The role of gender in the socialization of emotion: Key concepts and critical issues. New Directions for Child and Adolescent Development. – No. 128 / eds. A. K. Root, S. Denham. – San Francisco : Jossey-Bass, 2010. – P. 29–49. DOI: 10.1002/cd.267.

5.         Denham S., Kochanoff A. T. Parental contributions to preschoolers’ understanding of emotion // Marriage & Family Review. – 2002. – 34 (3–4). – P. 311–343. DOI: 10.1300/J002v34n03_06.

6.         Dunn J., Brown J. Affect expression in the family, children’s understanding of emotions, and their interactions with others // Merrill-Palmer Quarterly. – 1994. – 40 (1). – P. 120–137.

7.         Dunsmore J. C., Her P., Halberstadt A. G. et al. Parents’ Beliefs about Emotions and Children’s Recognition of Parents’ Emotions // Journal of nonverbal behavior. – 2009. – 33 (2). – P. 121–140. DOI: 10.1007/s10919-008-0066-6.

8.         Eaton K. L. Family Expressiveness and Emotion Understanding: A Meta-Analysis of One Aspect of Parental Emotion Socialization : Masters Dissertation. – Raleigh, 2001. – 53 р.

9.         Eisenberg N., Cumberland A., Spinrad T. L. Parental Socialization of Emotion // Psychological inquiry. – 1998. – 9 (4). – P. 241–273.

10.      Gottman J. M., Katz L. F., Hooven C. Parental meta-emotion philosophy and the emotional life of families: Theoretical models and preliminary data // Journal of Family Psychology. – 1996. – 10 (3). – P. 243–268. DOI: 10.1037/0893-3200.10.3.243.

11.      Lagattuta K. H., Wellman H. M. Differences in early parent-child conversations about negative versus positive emotions: Implications for the development of psychological understanding // Developmental Psychology. – 2002. – 38 (4). – P. 564–580. DOI: 10.1037/0012-1649.38.4.564.

12.      McKee L. G., Parent J., Zachary C. R. et al. Mindful Parenting and Emotion Socialization Practices: Concurrent and Longitudinal Associations // Family Process. – 2018. – 57 (3). – P. 752–766. DOI: 10.1111/famp.12329.

Nelson J. A., O’Brien M., Calkins S. D. et al. Maternal Expressive Style and Children’s Emotional Development // Infant and child development. – 2011. – 21 (3). – P. 267–286. DOI: 10.1002/icd.748.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии