EnglishРусский

Форма проявления и уровни толерантности

У. Р. Кушаев Ph.D., старший научный сотрудник-соискатель,

Ташкентский исламский университет, г. Ташкент, Узбекистан

 

Толерантность отражается во всех сферах деятельности общества и на всех уровнях взаимодействия субъектов в социальной структуре. Между сферами деятельности и уровнями взаимодействия существуют диалектическая взаимосвязь, в итоге которой формируются предпосылки для проявления всей картины толерантности в обществе. Анализ литературы на данном поприще позволяет выделить следующие сферы, где имеет место данный феномен: религиозная, политическая, экономическая, правовая, общественная; и уровни, на которых развиваются толерантные взаимоотношения: человек и человек, человек и группа (класс, слой), группа и группа, человек и общество, а также межнациональный, международный, межгосударственный уровни.

Известно, что в рамках вопросов, связанных с межнациональными отношениями широко используются такие термины, как этнос, межэтническое согласие и этническая толерантность. Также специалистами выдвигаются разные точки зрения. Например, по мнению Н. М. Лебедевой, толерантность в межнациональных отношениях – это наличие у субъекта позитивных образов и представлений о другой культуре при сохранении чувства позитивного восприятия своей культуры [11, с. 52]. Несмотря на довольно поверхностный подход, данное высказывание в той или иной степени раскрывает суть вопроса. В свою очередь, как утверждает Т. П. Днепрова, этническая толерантность выступает как социально-психологическая характеристика отношения к иной традиции и культуре, основанной на уважении, а также стремления различных этнических групп к мирному сосуществованию и взаимодействию [5].

Заслуживает внимания точка зрения М. Мацковского, согласно которой межнациональная толерантность означает такую высокую культурную способность человека, при проявлении которой некоторые недостатки отдельно взятых представителей той или иной национальности не обобщаются. Иначе говоря, для специалиста такая толерантность – это проявление презумпции национальной невиновности [8]. Своим глубоким анализом отличается исследование В. В. Сафоновой. Ученый на основе систематического подхода выявляет комплекс, включающий в себя необходимые психологические установки, совокупность знаний и чувств, социально-правовых норм, а также мировоззренческих ориентиров. Так, по мнению В. В. Сафоновой, наличие именно этих условий будет способствовать формированию межнациональной толерантности.

Разумеется, существует ряд вопрос, непосредственно связанных с межнациональными отношениями: национальные чувства, национальная гордость, межнациональное согласие, межнациональный диалог, межнациональная культура и т. п. Благополучное решение этих вопросов является необходимым условием дальнейшего совершенствования термина «межнациональная толерантность». В целом можно утверждать, что для данного уровня толерантных отношений характерны прежде всего внимательное отношение к представителем других национальностей. Не менее важным компонентом выступают уровень и качество знаний о них. И, разумеется, во многом предопределяющую значимость имеют индивидуально-личностные особенности участников, взаимодействующих между собой.

В качестве следующего уровня проявления толерантности можно выделить религиозную толерантность. По этому поводу М. В. Воробьева пишет: «Религиозная толерантность – важнейший фактор межрелигиозного диалога. Несомненно, такой диалог является необходимостью в наше время и имеет свои особенности» [3, с. 12–14.]. В связи с этим, отметим, что «стремление верующего человека к выполнению в совершенстве своих религиозных действий означает в нем сформированность религиозной культуры. Одновременно уважительное, толерантное отношение к религиозным чувствам верующих других конфессий в этом процессе – яркий признак высокой религиозной культуры человека» [6]. Между тем, А. Б. Абуов трактует данное понятие как толерантное отношение представителей одной религиозно-конфессиональной общности к другой религиозно-конфессиональной общности. Каждый исповедует свою религию и уважает такое же право других [1]. Кроме этого сегодня существует множество других определений религиозной толерантности. Однако в общем смысле следует отметить, что данный уровень взаимоотношений выступает как важное условие мирного сосуществования представителей разных религий и социальной стабильности. В рамках религиозной толерантности тоже важное значение имеет уровень просвещения. Иначе говоря, наличие необходимых знаний о других религиозных учениях и традициях их представителей. Так, теория и практика показывают, что именно низкий уровень знаний во многом и служит негативным фактором, разрушающим стабильные взаимоотношения. С этой точки зрения, по нашему мнению, религиозная толерантность – одна из важных форм социальной толерантности, проявляющаяся в уважительном, терпимом, доброжелательном, внимательном отношении к представителям другой религии.

В тексте «Декларации принципов толерантности» излагается: «Толерантность – это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность» [13]. В этом смысле одной из важных форм толерантности является политическая толерантность. Такое понятие является относительно новым в системе общественно-гуманитарных наук. Однако по этому поводу специалистами выдвинуты множество идей. В частности, Ю. Хабермас утверждает, что толерантность – это политическое качество, требуемое от граждан либерального общества. В свою очередь – это означает постоянную готовность граждан к внимательному уважительному подходу, к различным точкам зрения и мнения, которые возникают при рассмотрении и решении важных политических вопросов. По мнению ученого политическая толерантность проявляется в-основном, в конструктивных действиях различных политических сил.

Российский ученый, Е. Б. Шестопал объясняет политическую толерантность как терпимое отношение к оппозиционерам и вообще к политической оппозиции. Тезис ученого не охватывает весь спектр вопросов, но тем не менее раскрывает один из важных элементов политической культуры. В этом отношении следует отметить, что в политическом процессе участвуют не только политические силы, но и другие структуры, которые по отношению к власти находятся ниже уровнем.  Иначе говоря, субъект-объектная интеракция в политической жизни может иметь формы «как политический институт – элита», «политический институт – политический институт», «политический институт – социальная группа», «элита – социальная группа», «политический институт – индивид» и т.п. С этой точки зрения суть политической толерантности сложно раскрыть, не определяя конкретного субъекта и объекта политических взаимоотношений. Здесь уместно подчеркнуть, что в качестве субъекта действий, основанных на политической толерантности и на политической нетерпимости, выступает государство и предстающие от его имени общественные и политические институты. В свою очередь, объектами таких действий могут быть отдельно взятые личности, социальные группы, классы, нации, национальности и т.п. социальные силы. В условиях глобализации в мировом масштабе система рыночных отношений имеет доминирующую позицию. Рыночные условия требуют необходимость свободы и атмосферу здоровой конкуренции. В контексте толерантности экономически отношения вызывают особый интерес тем, что они объединяют различных людей между собой по признакам расы, национальности, пола, социального происхождения и т.п. В этом и заключается своеобразная мощь и сила экономических взаимоотношений, потому что они принуждают людей отодвигать на задние планы некоторые, а иногда и многие сложности во взаимоотношениях при реализации жизненно важных экономических проектов. Такое положение вещей дает необходимые основания говорить еще об одной важной форме толерантности – экономической. Как утверждает С. Дацюк, экономика – это та сфера, в которой можно легко достичь толерантности. Он считает, что за которое время конкурирующие стороны могут перейти во взаимовыгодное сотрудничество. Однако нельзя не учесть и того, что этот процесс может обернуться и обратной стороной [4]. По мнению Н. Ч. Бедаловой, толерантность в экономике зависит от ряда факторов, таких как приоритет высшего национального законодательства, здоровая конкуренция, новейшие технологии, поощрение креативных инициатив и, конечно же, жесткая этика бизнеса [2].

Становится ясно, что экономическая толерантность сегодня стала предметов научного анализа. И с этой точки зрения, для дальнейшего благополучного развития теоретических и практических исканий в данном направлении необходимо сотрудничество экономической науки с теорией толерантности.

Как было упомянуто выше, толерантность – это не только моральный долг, это и политическая и правовая потребность. В данном ракурсе вытекает еще одна форма толерантности – это правовая. Несмотря на то, что правовая толерантность как термин еще не полностью утвержден в общественной науке, однако существует множество исследований, раскрывающих сложную взаимосвязь между правом и толерантностью. В данном направлении в качестве конкретного примера можно привести выход в свет издания «Философский словарь по правам человека» [10], что еще раз доказывает осознание в данное время потребности в философском осмыслении правовой сферы. Между тем, Д. А. Турашбекова отдельно выделяет правовую форму толерантности. По ее мнению, толерантность как общий императивный принцип напрямую связан с правом. И такая взаимосвязь проявляется в признании критического отношения к правовой реальности, в использовании разных правовых средств и форм в сфере образования, в готовности к принятию многопартийности и т.п. [9]. Кроме этого, М. Г. Чельцова утверждает, что сегодня толерантность, несмотря на свою не до конца крепкую правовую основу по отношению к обществу выполняет регулятивную и охранительную функции [12].

Очевидно, что по вопросам правовой толерантности предстоит еще наладить систему исследований и для этого существующие сегодня мнения, точки зрения и подходы по данному поводу будут служить необходимыми методологическими положениями. Иначе говоря, теория правовой толерантности переживает сейчас начальный этап своего формирования.

При анализе форм толерантности нельзя не обратить внимание на ее институциональные составляющие. Одним из таких институтов является семья. Семья – общность людей, основанная на единой общесемейной деятельности, связанная узами супружества, родительства или родства, осуществляющая воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержку своих членов. Каждая семья формирует и передаёт следующим поколениям специфические традиции, обычаи, привычки, например, характер отношений между членами семьи, особенности мировоззрения, доминирующее настроение, способы общения, первые представления о мужественности и женственности. Специфическими признаками семьи как малой группы считаются: гетерогенность по полу и возрасту; закрытость семейной системы; особая ответственность членов семьи друг за друга и интимность отношений, которые, прежде всего, эмоциональны и затрагивают все стороны индивидуальности членов семьи.

Сегодня в большинстве развитых стран женщины имеют экономическую и правовую самостоятельность, поэтому семья создаётся в первую очередь на основе взаимного чувства любви, которое сопровождает и укрепляет семейные отношения на протяжении всего периода её существования. Любовь, уважение, взаимопомощь, сопереживание, поддержка и другие толерантные качества в полной мере проявляются в семейном кругу. Поддержание и укрепление семейных отношений чрезвычайно важно для развития социальной толерантности во всём обществе.

Культура толерантности требует последовательного процесса воспитания. Воспитание – одно из важных условий формирования культуры социальной толерантности, означает систему целенаправленных действий по всестороннему развитию человека в целях подготовки его к жизни. В. имеет диалектическую взаимосвязь с образовательным процессом. Образование и обучение являются главными факторами воспитания у человека толерантных качеств. Одним из важных видов воспитания в настоящее время уместно назвать толерантное. Такой вид воспитания, несомненно, формируется во взаимодействии с другими видами и выступает как некий симбиоз, высокий качественный уровень их взаимовлияния. Толерантно воспитанный человек – преданный друг, спутник жизни, заботливый семьянин, ответственный работник, верный носитель своих культурных традиций, который, в свою очередь готов понимать, уважать иные культурные ценности. Иначе говоря, социальная толерантность подразумевает воспитательный процесс, и насколько систематичный и углубленный данный процесс, настолько же совершенна культура толерантности у человека.

В заключение стоит подчеркнуть, что формы и проявления толерантности имеют между собой сложную и тесную взаимосвязь, а также каждая форма толерантности имеет огромную силу воздействия на развитие других форм. В свою очередь такая обусловленность требует систематического подхода к решениям проблем, связанных с толерантностью. Можно сделать вывод, что культура толерантности по своей сути означает открытость и снисходительность к любому здоровому проявлению индивидуальности, возвышение чести и достоинства человека, уважение к различным методам и средствам, позволяющим реализовать человеку свою личность и индивидуальные черты. И в связи с этим культура толерантности должна стать неотрывной частью общей духовной культуры современного общества. Так как культура толерантности является важнейшим фактором стабильности и прогресса человеческого сообщества [7].

 

Библиографический список

  1. Абуов А П. Межконфессиональный диалог как основа социального согласия, www.embkaztm.org/article/142
  2. Бедалова Н. Ч. Толерантность и формы ее проявления в условиях глобализации. - http://psychology.az/tolerantnost2.php
  3. Воробьева М. В. Формирование механизмов религиозной толерантности // Культура и веротерпимость. К 300-летию Санкт-Петербурга. Материалы Х Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. – Санкт-Петербург, 2003. – С. 12–14.
  4. Дацюк С. Принципы и пределы толерантности. - http://hvylya.net/analytics/society/printsipyi-i-predelyi-tolerantnosti.html
  5. Днепрова Т. П. Педагогический анализ понятий «национальная толерантность», «этническая толерантность» и «межнациональная толерантность» // Педагогическое образование в России. – 2010. - №. 2. – С. 96
  6. Кушаев У. Р. Особенности религиозной культуры в правовом государстве // Сборники конференций НИЦ «Социосфера». – 2013. – № 49. – С. 109–111.
  7. Кушаев У. Р. Сущность и структура культуры толерантности // Сборники конференций НИЦ «Социосфера». – 2014. – № 34. –С. 18–20.
  8. Мацковский М. Толерантность как объект социологического исследования // «Век толерантности» выпуск 3–4, www.tolerance.ru
  9. Турашбекова Д. А. Правовые аспекты понятий толерантности // Вестник КазНУ, 2013. – №. – 2. – С. 46–51.
  10. Философский словарь по правам человека : [правовая культура и правовое сознание в России сегодня] / Нац. ин-т по правам человека [и др.; ред. совет: Н. В. Бряник (отв. ред.) и др.]. - 2-е изд., испр. и доп. – Екатеринбург : Изд-во АМБ, 2007. - 710 с.
  11. Формирование толерантной личности в полиэтнической образовательной среде / под общ. ред. В. Н. Гурова. — М. : Пед. о-во России, 2004. – С. 52.
  12. Чельцова М. Г. Правовые аспекты толерантности как части социального законодательства в условиях современной России // Интерэкспо Гео-Сибирь, 2014. – № 2. – С. 18–25.
  13. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/toleranc.shtml

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: