EnglishРусский

К ВОПРОСУ ПОНИМАНИЯ ИНДЕТЕРМИНИЗМА В ФИЛОСОФИИ К. ПОППЕРА

И. В. Шаталович  кандидат философских наук, доцент

Днипровский национальный университет имени Олеся Гончара,

г. Днепр, Украина

 

Несмотря на то, что в своих работах К. Поппер неоднократно позиционировал себя индетерминистом [2, с. 506; 6], категорично заявляя: «… детерминизм попросту ошибочен: все его традиционные аргументы увяли» [3, с. 187], тем не менее, исследователи, подчеркивает Н.С. Юлина, как правило, сходятся в том, что индетерминизм у Поппера это детерминизм с определенными ограничениями [7, с. 17]. Уточняя приведенное обобщение, автор статьи ставит целью обосновать, что декларируемый К. Поппером индетерминизм, является трансформированным детерминизмом. Аргументируем данное утверждение.

Вначале обратимся к концепции предрасположенностей, которая, по признанию самого философа, имеет космологическое значение и, по сути, является метафизической исследовательской программой, лежащей в основе всех его других концепций [3, с. 181; 5, с. 31–32]. Предрасположенности (propensity – склонность, расположение, пристрастие) это взвешенные возможности, представляющие собой тенденции реализовать себя, причем не просто возможности, а физические реальности наподобие сил или силовых полей, которые следует рассматривать как свойства, внутренне присущие не объекту, а ситуации.

Предрасположенности подобны активным силам притяжения. Не «пинки» сзади, из прошлого, подталкивают, а соблазн будущего и его конкурирующих возможностей притягивают, приманивают нас. При этом еще не реализовавшиеся возможности обладают некоторого рода реальностью, открытое будущее в некотором смысле уже присутствует – со своими многочисленными конкурирующими возможностями – как обещание, как приманка [3, с. 183–193].

Отметим, что при изложении концепции предрасположенностей К. Поппер не совсем четко разграничивает детерминизм и индетерминизм. Во-первых, философ, называя себя индетерминистом, использует детерминистскую терминологию, например, говорит о «внутренне присущей предрасположенности порождать при повторении определенное статистическое среднее» (подчеркнуто. – И.Ш.) [3, с. 183]. Во-вторых, не уточняет, как объект делает выбор между предрасположенностями. В-третьих, рассуждения о том, что объекты движутся к некоторым целям и предпочитают их, что будущее «манит» и притягивает, по сути, базируются на идеях целевой детерминации или детерминации будущим.. В-четвертых, обратим внимание на созвучие концепции предрасположенностей К. Поппера с пониманием аттракторов (от лат. attrahere – притягивать) в синергетике, а также с аристотелевским потенциальным бытием и целевой причинностью, что с оговорками признает и сам К. Поппер [3, с. 192–193; 2, с. 430–431].

Приведенные аргументы позволяют сделать вывод, что позиция К. Поппера базируется на некотором синтезе идей детерминизма и индетерминизма, представленном в неявной форме, своего рода усовершенствованном аристотелевском учении о детерминации, которое можно охарактеризовать через соотношение автодетерминации (самодетерминации) и гетеродетерминации (детерминации извне).

Более корректно к проблеме соотношения детерминизма и индетерминизма К. Поппер подходит в работе «Об облаках и часах (Подход к проблеме рациональности и человеческой свободы)» [2, с. 496–558]. Философ строит некоторую условную образную шкалу детерминации. На одном ее полюсе он размещает «облака», а на другом «часы». Облака представляют такие физические системы, которые, подобно газам, ведут себя беспорядочным, неорганизованным и непредсказуемым образом. На другом конце шкалы находятся маятниковые часы, высокоточный часовой механизм, воплощающий собой физические системы, поведение которых вполне регулярно, упорядоченно и точно предсказуемо («работает как часы»).

Установив данную шкалу, К. Поппер уточняет, что не бывает в чистом виде детерминированных или индетерминированных систем. С одной стороны, утверждение «все облака суть часы», которое философ рассматривает как сжатое выражение «физического детерминизма», становится, по его мнению, кошмаром, потому что представляет весь мир в качестве гигантского автомата, в котором мы лишь крошечные колесики или в лучшем случае частичные автоматы. В то же время даже самые высоконадежные часы не являются в действительности совершенными из-за статистических или случайных воздействий (например, трения). С другой стороны, К. Поппер ставит вопрос: насколько случайность более приемлема, чем детерминизм? Ведь и облака управляются не одним лишь случаем, поскольку довольно часто нам удается вполне успешно предсказать погоду. Как отмечает философ, вряд ли кто-нибудь согласится поверить в то, что его лекция – это лишь случайная выборка английских букв, расположенных друг за другом без всякой цели или намерения. Следовательно, К. Поппер считает, что одного индетерминизма также недостаточно. Необходим поиск чего-то среднего между совершенными облаками и совершенными часами (особенно это касается рационального понимания поведения человека), промежуточного между абсолютной случайностью и абсолютным детерминизмом.

Искомый синтез индетерминизма и детерминизма философ характеризует как сочетание свободы и контроля, что выражается идеями «гибкого управления» или открытой системы. Примером такой системы он приводит мыльный пузырь. В данной системе управление взаимное, гибкое и имеет характер обратной связи: без воздуха мыльная пленка лопнула бы, но без мыльной пленки воздух в пузыре был бы бесконтрольным и рассеялся. При этом молекулярные эффекты не устраняются, а оказывают самое непосредственное влияние на функционирование системы, которая окружена проницаемой оболочкой, сохраняющей «открытость» системы.

Снять противоречие между индетерминизмом и детерминизмом в рассматриваемой работе К. Поппера помогает также обращение к формулировкам. Согласно определению философа: «Индетерминизм – или, точнее, физический индетерминизм – представляет собой учение, утверждающее всего лишь, что не все события в физическом мире предопределены с абсолютной точностью, во всех своих наимельчайших деталях. За исключением этого, он допускает возможность любой степени регулярности, какая только вам нравится, и потому вовсе не утверждает существования «событий без причин»» [2, с. 512]. В аналогичном ключе К. Поппер утверждает, что главные тезисы философского детерминизма («подобные следствия вызываются подобными причинами» или «у каждого события есть своя причина») настолько туманны, что они полностью совместимы с физическим индетерминизмом. Обратим внимание на расширенное понимание индетерминизма, которое включает детерминистские аспекты. Данный синтез индетерминизма и детерминизма можно охарактеризовать через усиление автодетерминации и ослабление гетеродетерминации элементов картины мира.

Сходное понимание синтеза индетерминизма и детерминизма, которое можно также представить через вводимые автором статьи понятия автодетерминации и гетеродетерминации встречается и в других концепциях К. Поппера. Так, философ, анализируя проблемы эволюции, различает закрытые (замкнутые) и открытые поведенческие программы. Если закрытая поведенческая программа определяет поведение животного вплоть до мельчайших подробностей, то открытая программа не расписывает все по шагам, а оставляет варианты и выбор открытыми, хотя и определяет вероятность или предрасположенность к тому или иному выбору [1, с. 87]. Другими словами, закрытая поведенческая программа являет собой пример доминирования гетеродетерминации, а открытая – строится за счет активной автодетерминации элемента, наряду с гетеродетерминацией. В аналогичном ключе К. Поппер различает закрытые и открытые общества. Отношения внутри закрытого общества регулируются системой табу, которая не оставляют никаких «лазеек», а жестко регламентирует все стороны жизни, что представляет собой яркий пример гетеродетерминации. В открытом обществе индивидуумы критически настроены по отношению к табу и вынуждены принимать личные решения, призваны стать создателями большей части своей собственной судьбы [4, т. 1, с. 7, 216–220; т. 2, с. 33–34, 112].

Таким образом, концепции физических предрасположенностей, открытых поведенческих программ и открытого общества представляют собой примеры усиления роли автодетерминации элементов в системе мира К. Поппера, пример которой является показательным для иллюстрации «диффузии», которая произошла с идеями детерминизма и индетрминизма в западной философии ХХ столетия.

 

Библиографический список

 

1. Поппер К. Естественный отбор и возникновение разума // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. – М. : Эдиториал УРСС, 2000. – С. 75–92.

2. Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. – М. : Прогресс, 1983. – 605 с.

3. Поппер К. Мир предрасположенностей // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. – М. : Эдиториал УРСС, 2000. – С. 176–209.

4. Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. / Карл Поппер. – М. : Феникс ; Культурная инициатива, 1992.

5. Садовский В. Н. Эволюционная эпистемология Карла Поппера на рубеже XX и XXI столетий // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. – М. : Эдиториал УРСС, 2000. – С. 3–51.

6. Popper K. R. The Open Universe. An Argument for Indeterminism. – London ; New York : Routledge, 1992. – 186 р.

7. Юлина Н. С. Философия Карла Поппера // Философия науки. Вып. 1: Проблемы рациональности. – М. : ИФ РАН, 1995. – С. 8–25.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: