Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Источниковедческие аспекты интерпретации литературного произведения (на примере драматургии)

PP-3-21
Научный мультидисциплинарный журнал
Paradigmata poznání. - 2021. - № 3
20.04-20.07.2021

Источниковедческие аспекты интерпретации литературного произведения (на примере драматургии)

Ю. Я. Брыкина, кандидат исторических наук, доцент,

Московский институт электронной техники,

г. Москва, Россия

 

Современная гуманитаристика, концентрируя свое внимание на коммуникативных процессах, расширяет источниковую базу и разрабатывает новые методы работы с ней. Эпистемологическую основу науки новейшего времени составляет интеграция гуманитарных дисциплин, следствием которой становится формирование более высокого, метадисциплинарного уровня развития гуманитаристики. Результатом расширения предметного поля гуманитарного знания становится необходимость вовлечения в научный оборот новых типов, видов и разновидностей источников. Исторические источники, являющиеся феноменами культуры, фиксируют как сам творческий процесс, так и его результаты. Художественная литература, традиционно рассматриваемая как часть культурного достояния общества, в системе исторического знания выступает как вид исторических источников, изучение которого необходимо при исследовании общественного сознания и эволюции ментальностей в новое и новейшее время [1]. Особый интерес представляет литература XIX века, периода господства реалистического искусства. Литературные произведения этой эпохи являются ценным источником для воссоздания деталей общественной и частной жизни [2, с. 251–291]. В художественных произведениях именно этого периода наиболее ярко проявляется миметическая способность литературы [3]. Художественная литература, как и иные продукты культуры, существует только будучи востребованной и истолкованной. Художественное произведение, свидетельствуя об уровне развития общественного и индивидуального сознания, в то же время непосредственно его формирует. Откликаясь на требования времени, отражая конфликты личного и общественного порядка, литература не только фиксирует существующие проблемы и противоречия, но и вскрывает новые, требующие разрешения. Восприятие и интерпретация литературного произведения в условиях определенной исторической реальности отражает эволюцию индивидуального и общественного мировоззрения, мироощущения. «Только историческое отношение к произведению стабилизирует понимание произведения и делает истолкование его доказательным» [4, с. 32]

Литературное произведение представляет собой синтез двух составляющих: реальных фактов и художественного вымысла. При воссоздании прошлого посредством художественного текста необходимо разграничить эти составляющие. Установить достоверность фактов в произведении художественной литературы можно путем сопоставления произведений между собой, с источниками личного и официального происхождения. Более сложная проблема – изучение художественной литературы для воссоздания общественного, в том числе и художественного сознания эпохи. В этом случае необходимо соотнести индивидуальное авторское мировосприятие и общественное сознание, а также установить степень влияния на автора той или иной художественной системы. Как яркое проявление индивидуальности, по природе своей ориентированное на чужое восприятие (на «Другого»), художественная литература находит отклик как у отдельной личности, так и в обществе в целом, отражая характерные черты действительности и одновременно формируя ее культурную среду. Таким образом, литературное творчество, являясь одним из видов коммуникативной связи (на индивидуальном и интерсубъективном уровнях), выполняет не только эстетические, но и социальные функции [5].

Изучение произведений драматургии в качестве исторических источников имеет свои особенности, поскольку драматургия обладает существенными отличиями от иных родов литературной деятельности (лирики и эпоса), так как изначально принадлежит двум искусствам: литературе и театру.

В буквальном переводе с греческого «драма» означает «действие», что предполагает не только сценическое действие, но и возможность продолжительного существования произведения в условиях определенной исторической действительности как актуального, востребованного феномена (драматургическое наследие ряда писателей не теряет своей актуальности многие десятилетия). Чем предопределено долголетие пьесы? Более чем статические виды искусства (живопись, архитектура), драматургическое произведение, независимо от времени написания, дает почву для многочисленных интерпретаций, иллюстрируя мастерство театральных школ, разнообразие направлений, таланты режиссеров и актеров. Эволюция социально-экономических, культурных процессов (переоценка ценностей, смена ориентиров, разрушение прежних и рождение новых стереотипов, чередование поколений мастеров театральной сцены) отражается и на отношении к литературному наследию.

Положение автора в драме, в отличие от лирики и эпоса, особое. Автор драмы несколько «отстранен» от действия пьесы, через своих персонажей выражая личное отношение к поднимаемой проблеме. Его непосредственное присутствие отражается лишь в ремарках. Об отношении драматурга к действующим лицам иногда дают представление источники личного происхождения (например, одно из писем А. Н. Островского о героях «Семейной картины» содержит подробную характеристику персонажей пьесы). Драматическое действие кажется «картиной жизни», «подсмотренной» автором и перенесенной на сцену. Бытие пьесы после публикации только начинается, поскольку ее телеологическая направленность заключается в сценическом воплощении. Количество и качество театральных постановок с трудом поддаются подсчетам, особенно если пьеса востребована на протяжении длительного времени (спектакль, поставленный в традиционном стиле или рушащее стереотипы представление, столичные и провинциальные постановки, различные режиссерские и актерские школы и направления).

Как появляется и живет драматургическое произведение? Распознать мотивы, заставившие кого-либо взяться за перо вряд ли возможно (хотя исследователи предпринимают попытки проникнуть в тайны творческого процесса). Вероятнее всего, и сам литератор не сможет однозначно определить, с чего началось его творчество, что побудило или заставило его посвятить себя подобного рода деятельности. Был ли это порыв, или расчет, или единство того и другого. Каким образом будущий писатель определяет сферу приложения своего таланта: эпические произведения, лирика или драматургия? В истории литературы часто встречаются факты, когда писатель в пору становления или в период творческой зрелости пробовал свои силы в различных родах литературы. Так или иначе, произведение художественной литературы – это ответ индивидуума обществу, его восприятие и оценка действительности.

На процесс создания художественного произведения влияет фактор ориентации на определенную аудиторию (т.е. на «Другого»). Помимо трудно уловимых и подчас едва поддающихся анализу явлений, влияющих на окончательный вариант произведения, существует и ряд достаточно тривиальных обстоятельств, вмешивающихся в таинственный процесс творчества. В середине и 2-ой половине XIX века в России скорректировать авторский замысел (даже в завершенном виде) могла цензура. Примером может служить история одной из ярких пьес А. Н. Островского «Свои люди – сочтемся» (в первоначальном варианте «Банкрут»), появившейся в печати со значительными исправлениями. А ведь именно это произведение во многом определило положение драматурга в профессиональной среде и отношение к его творчеству в целом. Таким образом, первый шаг бытия произведения заключается в восприятии и интерпретации окружающего мира автором, результатом чего является появление произведения, литературного «фантасма» (используя термин И. И. Лапшина) [6, с. 103], картины, модели реального, а не фантастического мира, каким его представляет автор.

Обнародование произведения, т.е. реализация телеологической направленности – следующий этап его существования. Принадлежность драматургического произведения двум искусствам (литературе и театру) предусматривает соответствующие формы его обнародования – публикацию (в периодической печати или отдельным изданием) или театральную постановку (в различной форме: театром профессиональным, любительским; исполнение самим автором или кем-либо из актеров). Существенное влияние на восприятие и интерпретацию пьесы оказывал географический фактор (публикация/постановка в столицах, в крупных городах или в провинции).

Возможность различными способами обнародовать пьесу сказывалась на восприятии ее публикой. При чтении произведения решающую роль в формировании отношения к нему играет личность читателя (возраст, образование и т.д.), его социальное происхождение, профессиональная принадлежность, знакомство с изображаемой средой. Важны и мотивы, побудившие к прочтению пьесы: искренний ли это интерес к затронутым проблемам, к творчеству именно этого автора, либо следование новым веяниям в литературе, дань моде.

Театр предлагает зрителю свою интерпретацию драматургического произведения (для зрителя это уже интерпретация интерпретации). Сценическая постановка представляет собой совокупность нескольких толкований: 1. Режиссерского (особое положение в данном случае занимают спектакли, поставленные самим драматургом; на сцене он более полно может воссоздать свой замысел, хотя вынужден считаться с актерскими возможностями); 2. Актерского (проблемы актерской школы, традиций встает при этом особенно остро; кроме способностей, таланта, необходимых для воплощения персонажа определенного типа. Значение имел и фактор личных взаимоотношений между автором и актером). Роли часто получали «протеже», друзья драматурга или иных театральных деятелей: например, жена А.Ф. Федотова, театрального режиссера, выбирая роль в пьесе Островского, требовала на ее взгляд необходимых исправлений в тексте; иногда автор сам давал разрешение на подобного рода вмешательство. Однако, несмотря на точное следование тексту роли, ее исполнение могло привести к успеху или провалу пьесы. Во 2-ой половине XIX века театр в России был актерский: судьба спектакля зависела не столько от работы режиссера/постановщика, сколько от исполнения. Результатом актерской интерпретации становилось воплощение образа на сцене. По тому, насколько это воплощение соответствовало представлениям (ожиданиям), публика судила о спектакле.

Еще одним способом устного обнародования пьесы были чтения. Исполнителями могли быть как сам автор, так и актеры. Авторское чтение ближе всего стоит к авторскому замыслу (театральная режиссура и исполнение, образующие дополнительную ступень на пути авторской интерпретации к аудитории, в данном случае отсутствуют). Драматург имеет возможность через исполнение передать то, что не в состоянии выразить на бумаге. Чтение пьесы актером требует высокого мастерства, даже духовной близости с автором. Атмосфера, в которой происходит чтение пьесы, также влияет на ее восприятие и интерпретацию: узкий круг друзей, людей творческого склада создает иную атмосферу, нежели благотворительные вечера.

Различия в восприятии литературного произведения и его сценической интерпретации позволяют выделить в аудитории несколько категорий: 1. Читатель-зритель, знакомый с пьесой по публикации (сопоставляет свою интерпретацию с предлагаемой в театре: либо он ее принимает, либо критикует); 2. Зритель, незнакомый с текстом пьесы: его мнение базируется на впечатлении от спектакля, он воспринимает «чужое» видение и в случае прочтения пьесы сопоставляет увиденное ранее с прочитанным, ассоциирует исполнителей с персонажами.

Возможна классификация аудитории и в зависимости от степени подготовки зрителя: 1. «профессиональный зритель», критик, 2. «любитель», «обыватель».

Специфика литературного произведения состоит в том, что, будучи воспринято всеми категориями его «потребителей», оно интерпретируется профессионалами. Критика и театр выступают в роли толкователей авторского замысла, пытаясь соотнести литературный «фантасм» с реальностью. Профессиональная интерпретация обладает приоритетом в процессе формирования общественного мнения, влияя на индивидуальное восприятие, поскольку критик, постановщик или актер имеют возможность донести свое видение до широкой аудитории. Однако профессиональные толкователи вынуждены считаться с многочисленными внешними факторами (направленность периодического издания, общественно-политические настроения, театральные традиции и т.п.). Они отличаются от «любителей» искушенностью в вопросах театра/литературы, знанием тонкостей творческого процесса. Критика, как деятельность, сопровождающая художественное произведение, целенаправленно занимается его толкованием. Эту же функцию (объяснения, пояснения) выполняет и театр, однако, в отличие от сценической, литературно-критическая интерпретация фиксируется (в частности, в периодической печати), становясь таким образом предметом источниковедческого исследования. Следы театральной интерпретации в источниках сохраняются лишь в виде зафиксированного восприятия.

Непрофессиональное, любительское впечатление от произведения остается практически недоступным. Некоторые сведения можно почерпнуть из переписки, дневников (следует отметить трудоемкость этой работы, поскольку розыск источников, авторами которых являлись обычные граждане, затруднен; подобные материалы, если они имеются, хранятся, как правило, в семейных архивах, не публикуются, за редким исключением, в их сохранности заинтересован узкий круг лиц). Восприятие пьесы зрителем/читателем носит ярко выраженный индивидуальный характер. И именно индивидуальное восприятие представляет особый интерес, поскольку позволяет раскрыть особенности личности, внутренние и внешние обстоятельства, влияющие на отношение к произведению. Анализируя особенности индивидуального восприятия определенных категорий зрителей/читателей, учитывая сложившиеся стереотипы в отношении творчества писателя, можно составить модель стереотипа ответной реакции на произведение той или иной категории аудитории. Сопоставление данных периодической печати и информации источников личного происхождения позволит определить соотношение восприятия и интерпретации, их взаимовлияние.

Особенность драматургии заключается и в том, что объединение читателя и зрителя (часто в одном лице), ведет к одновременному формированию нескольких точек зрения на одно и то же произведение или творчество драматурга в целом. Обилие и разнообразие интерпретаций драматургического произведения имеет последствием ряд проблем источниковедческого характера, как технических, так и методологических. Значительный по объему, информационной насыщенности комплекс материалов требует разработки методов работы с источниками (определение критериев их отбора, систематизации и применения), с целью наиболее полного выявления процесса восприятия и интерпретации драматургического произведения, складывания профессионального и общественного мнения и их взаимного влияния, формирования стереотипов восприятия художественной литературы определенного периода.

Библиографический список

  1. Манкевич И. А. Поэтика обыкновенного. Опыт культурологической интерпретации. – СПб. : Алетейя, 2011.
  2. Чудаков А. П. Предметный мир литературы. К проблеме категорий исторической поэтики // Историческая поэтика: итоги и перспективы изучения. – М., 1986.
  3. Ауэрбах Э. Мимесис. Изображение действительности в западноевропейской литературе: в 2 т. – Благовещенск, 1999.
  4. Лихачев Д. С. О филологии: сборник. – М.: Высш. шк, 1989.
  5. Гудков Л. Д. Литература как социальный институт: статьи по социологии литературы. – М., 1994.
  6. Лапши И. И. Философия изобретения и изобретения в философии. – М., 1999.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии