Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Компетентность как основной ориентир профессионального развития в условиях глобализации

К-7-11-10
Международная научно-практическая конференция
Современные тенденции развития мировой социологии
05.11-06.11.2010

Компетентность как основной ориентир профессионального развития в условиях глобализации

Е. В. Тараканова

Саратовский государственный социально-экономический университет,

г. Саратов, Россия

 

Глобализация наложила отпечаток на международные и всемирные потоки капитала, затронула характер обращения с информацией, формы транспорта, коммуникаций и стиля жизни, одновременно уподобляя и обосабливая их. Глобальная экономика лишила географические факторы их былого значения при принятии решений. Благодаря современным средствам связи и транспорта организации способны контролировать бизнес, где бы он ни располагался. Появилась возможность воспроизведения любого фактора производства в любой точке мира, за одним исключением, которым является квалифицированная рабочая сила. Предприятие может быть размещено где угодно, если там найдется адекватным образом подготовленная рабочая сила. Важным преимуществом государства становится его способность предложить эффективные и продуктивные общественные услуги, их удобное и привлекательное размещение, желание и умение граждан работать [4, c. 37].

Стала очевидна зависимость глобальной конкурентоспособности нации от компетентности ее рабочей силы. По мере перехода к экономике услуг изменились и требования к рабочей силе, которая сегодня выполняет иные виды работ и от которой требуются иные навыки. Неквалифицированные работники перестали пользоваться спросом и в аграрной сфере поскольку в экономике услуг на первое место вышли  интеллектуальные способности. В управлении персоналом в социально-трудовой сфере обозначились качественные проблемы, имеющие первостепенную важность для развития российского общества – изменение характеристик работы и изменение характера рабочей силы.

Таким образом, трудовой потенциал страны превратился в главный экономический ресурс. Доминирующее значение обрели качественные, а не количественные характеристики: трудовой потенциал каждого отдельного работника, уровень его квалификации, мотивация, способность обучения и приобретения новых профессиональных знаний и умений на протяжении всей жизни.

Для России качественный потенциал развития актуален, поскольку на сегодняшний день в России 62,3 % населения трудоспособного возраста, и согласно пессимистическому варианту прогноза Госкомстата, до 2024 гг. эта доля будет только уменьшаться и составит 55,8 %. Едва ли найдется что-то более важное для единства развития человеческого общества, чем концепция труда и позитивное отношение к труду. Способ труда определяет вид общества, за изменениями в его способе следуют изменения в обществе. Однако помимо широко обсуждаемых социально-экономических проблем, в российском обществе на социально-профессиональном и личностном уровнях обозначились негативные изменения, препятствующие качественному развитию – деформация морально-этических норм, регулирующих жизнедеятельность, функциональная неграмотность и некомпетентность.

 «Общество в эпоху информационной революции столкнулось с колоссальным парадоксом – увеличение числа получивших образование и профессиональную подготовку одновременно сопровождалось процессом роста неграмотности (но особого вида) и профессиональной некомпетентности (как несоответствия требованиям научно-технической революции» – отмечает Ж. Т. Тощенко [10, c. 427]. Действительно, техногенный тип культуры, который на первых порах способствовал общественному прогрессу, ныне активно порождает средства уничтожения цивилизации. На личностном уровне это проявляется в том, что во всем мире в структуре личности начинают преобладать прагматизм и духовное оскудение, господство антинаучных предрассудков и падение престижа образованности [5]. Катастрофический характер этих тенденций отчетливо видел М. К. Мамардашвили, когда писал: «У меня ощущение, что среди множества катастроф, которыми славен и угрожает нам ХХ в., одной, главной и часто скрытой от глаз, является антропологическая катастрофа... Я имею в виду события, происходящие с самим человеком и связанные с цивилизацией в том смысле, что нечто жизненно важное может необратимо в нем сломаться в связи с разрушением или просто отсутствием цивилизованных основ процессов жизни» [8]. К сожалению, в начале нового тысячелетия эти слова выдающегося философа по-прежнему актуальны. Им вторит И. В. Бестужев-Лада: «Конечная цель человечества в XXI веке <…> только одна – выжить» [3].

Характерными признаками современной ситуации являются антропогенная изменчивость мира, доведенная до радикальной неустойчивости, и неопределенность точек и областей, которые чреваты риском широкомасштабных катастроф. Человечество и производство превратились в сверхсложные объекты и по этой причине перестали быть управляемыми и контролируемыми централизовано, и требуют образования эффективной и всеобъемлющей системы «самонастройки». Наблюдается разрастание такого сравнительно нового явления, как функциональная неграмотность, ставшая бичом экономически развитых стран. Термином «функциональная неграмотность» обозначается состояние субъекта, имеющего образовательный сертификат, но не способного к эффективной деятельности в изменившихся условиях [1, c. 129]. Функциональная неграмотность – новый вид неграмотности, характеризующийся не отсутствием общеобразовательной подготовки, а неумением пользоваться имеющимися навыками. Хотя функциональная грамотность и обеспечивает нормальное функционирование личности в системе социальных отношений в конкретной социальной среде, она становится очевидной только при ее отсутствии [11, c. 1218]. Поскольку функциональная безграмотность тормозит развитие общественных отношений, то является не столько научной, сколько практической, деятельностной проблемой поиска механизмов ее ликвидации.

Причина ее появления – в расхождении образования и деятельности, противопоставлении научной и практической деятельности. Качество современного образования пока не удовлетворяет нуждам информационного общества. Немаловажен факт массовой работы выпускников вузов не по полученной специальности.

Ведущим качеством личности на современном этапе развития общества является готовность брать на себя ответственность в критических ситуациях, т. е. быть лидером. Д. Х. Медоуз, Д. Л. Медоуз и Й. Рандерс пишут: «Революция перехода к устойчивому развитию требует, чтобы каждый человек действовал как обучающийся лидер на своем уровне: от семьи до общины, государства, человечества в целом. От нас, в свою очередь, требуется поддерживать лидеров всех уровней в их обучении, создавая условия, позволяющие им учитывать неопределенности, проводить эксперименты и признавать ошибки... В условиях выхода за пределы, когда ощущается приближение катастрофы, для терпения и снисходительности остается немного места. Нужны решительные действия, смелость и ответственность» [9, c. 254].

Современный производственный процесс требует от человека более высокого, чем раньше, уровня развития интеллекта, осознанного принятия решений, гибкого реагирования. Современный работник мысленно создает для себя модели, на которых он основывает свои действия, в то время как раньше можно было целиком полагаться на опыт, приобретенный в течение трудовой деятельности. Сегодня требуется экспериментальное (инновационное) мышление вместо стандартных решений. Работник также должен настраивать себя на сотрудничество и взаимодействие с другими, в том числе и с помощью современных информационных технология. Таким образом, границы его деятельности, следовательно, и компетенции, расширяются, и уже не ограничиваются рабочим местом.

В. Г. Горохов отмечает, что производство научного знания неотделимо от его применения, а они вместе – от этики ученого и инженера. Власть и знания порождают социальную ответственность. Однако в России общественная мораль и профессиональная этика подверглась разрушительному влиянию. Социальный смысл профессиональной этики – снимать или опосредовать напряжение и противоречия, возникающие между общими моральными принципами и решениями, которые человек вынужден принимать, исполняя свои профессиональные обязанности. Профессиональные этические нормы так же привносят в профессию измерение социальной ответственности и ориентируют профессиональную деятельность на общее благо [2]. Однако для основной массы россиян работа является только источником материальных благ, а профессиональная деятельность не исключает нелегальных и неэтичных действий. Современному бизнесу присущи коррупция, стремление к ограничению конкуренции, опора на личные связи, гедонистическое манипулирование людьми.

Таким образом, главной проблемой глобализирующегося общества видится преодоление профессиональной некомпетентности техногенного человека, выражающейся в функциональной неграмотности и отсутствии профессиональной этики.

Формирование специфических требований к работникам прошло от выделения отдельных умений и навыков через составление комплексных квалификационных характеристик (профессиограмм) до появления категорий «компетенция» и «компетентность». Причиной обращения к компетентностному подходу стала недостаточная прогностичность методик предыдущего поколения и невозможность результатов тестов способностей и академических дипломов прогнозировать эффективное выполнение работы или успех в жизни.

Определению содержания категорий «компетенция» и «компетентность» посвящено большое количество отечественных и зарубежных работ. Западные исследователи акцентируют внимание на практическом применении компетентностного подхода в интересах усиления глобальной конкурентоспособности европейского пространства. Ж. Делор, Б. Оскарссон, С. Шо, W. Brezinka, T. Hyland и ряд других сосредоточивались на формировании взаимосвязи системы образования и рынка труда через внедрение компетентсностного подхода. Исследователи, такие как Р. Бояцис, Л. Спенсер и С. Спенсер, С. Уиддет и С. Холлифорд, разработали списки компетенций для ряда профессий, ставя своей целью совершенствование процедур профессионального отбора и оценки персонала.

Отечественные исследования связаны в первую очередь с психолого-педагогической проблематикой и именами таких исследователей, как В. И. Байденко, А. И. Зимняя, А. И. Субетто, Н. В. Кузьмина, А. В. Хуторской и др. Детерминантом исследований стало вхождение России в Болонский процесс и принятие западной образовательной терминологии, а результатом – утверждение категорий «компетенция / компетентность», характеризующих результат образования – интегральный социально-личностно-поведенческий феномен, совокупности мотивационно-ценностных и когнитивных составляющих [7]. Компетентностный подход обозначен как необходимое условие соответствия системы образования современным требованиям и заключается в развитии ключевых компетенций, призванных в конечном итоге формировать профессиональную и социальную успешность. Компетентностный подход определяется как приемлемый при обучении любому предмету, и заключается в формировании универсальной целостной системы знаний, умений, навыков, опыта самостоятельной деятельности и личной ответственности, позволяющие человеку понимать ситуацию, достигать результатов в личной и профессиональной жизни [12].

С точки зрения социологии вообще и экономической социологии в частности интересно понимание компетенции как специфических ожиданий работодателей и общества, связанное с профессиональной деятельностью. Компетенции можно определить как взаимосвязанные (профессиональные, специальные, деловые, инновационные и лидерские) качества личности, приобретаемые в определенной области и позволяющие специалисту включиться в профессиональную специфику деятельности.

И отечественные, и зарубежные исследователи подчеркивают необходимость морально-этического компонента компетентности, отражающего его отношение к предмету деятельности. Например, профессиональная компетентность определяется А. Д. Гонеевым и А. Г. Пашковым как интегральная характеристика деловых и личностных качеств специалиста, отражающая не только уровень знаний, умений, опыта, достаточных для достижения целей профессиональной деятельности, но и социально-нравственную позицию личности [6]. W. Brezinka описывает компетентность как относительно неизменные качества личности, которые оценивается в общине, к которой мы принадлежим. В данном смысле это не просто некий навык, но добродетель, общее чувство совершенства и добра. Она включает в себя способность быть «на высоте» в задачах, которые ставит перед нами жизнь [13].

На наш взгляд, категории компетентности и компетенции следует рассматривать как неклассические феномены, укоренившийся в отечественной практике и отражающий интересы таких социальных групп, как работодатели, образовательные институты и потребители образовательных услуг. Внедрение данных категорий максимально детерминировано процессом глобализации с его положительными и отрицательными последствиями, и минимально – необходимость формирования всесторонне развитого, духовного человека в интересах предотвращения экологических катастроф, формирования Ноосферы и достижения устойчивого развития. Несмотря на существование многочисленных психолого-педагогических разработок, компетентностный подход требует изучения социокультурных условий его внедрения, в частности:

§  изучение общих и специальных профессиональных компетенций, востребованных на российском рынке труда (спрос);

§  возможностей работодателей адекватно формировать запрос на необходимые компетенции сфере образования;

§  отношения различных социальных групп потребителей образовательных услуг к необходимости формирования компетентности;

§  экономико-правовых и социальных возможностей формирования компетентности в рамках российских института образования и рынка труда;

§  потребностей восточно-европейского рынка труда в компетенциях специалистов;

§  общемировых тенденций развития спроса на компетенции в контексте формирования глобального рынка труда.

§  построение и внедрение системы сертификации персонала на основе соответствия установленным требованиям;

§  внедрение ценностей профессионализма, ответственности и компетентности в российское общество.

Библиографический список

1. Аллак Ж.  Вклад в будущее: приоритет образования. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – 168 с.

2. Апресян Р. Г. Профессиональная, прикладная и практическая этики // www.ethicscenter.ru/ed/apr.html.

3. Бестужев-Лада И. В. Глобальный технологический прогноз на XXI век // Социс. – 2007. – № 4. – С. 22–33.

4. Бляхман Л. С., Сидоров В. А.  Качество работы: роль человеческого фактора. – М.: Экономика, 1990. – 191 с.

5. Голубева О. Н. Концепция фундаментального естественнонаучного курса в новой парадигме образования // Высшее образование в России. – 1994. – № 4. – С. 23–27.

6. Гонеев А. Д., Пашков А. Г. и др. Педагогика профессионального образования // Профессиональное образование как педагогическая система: учеб. пособие. – М., 2004. – 368 с.
7. Зимняя И. А. Ключевые компетенции – новая парадигма результата современного образования // Интернет-журнал «Эйдос». – 2006. – 5 мая. http://www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm.

8. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию (беседа)// Вестник высшей школы. – 1989. – № 9. – С. 80–87.

9. Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс Й. За пределами роста. – М.: Прогресс, Пангея, 1994. – 304 с.

10. Тощенко Ж. Т. Парадоксальный человек: монография. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. – 543 с.

11. Функциональная грамотность. Социология: Энциклопедия / сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелькин, Г. Н. Соколова, О. В. Терещенко. – Мн.: Книжный Дом, 2003. — 1312 с. — (Мир энциклопедий).

12. Хуторской А. В. Ключевые компетенции. Технология конструирования // Народное образование. – № 5. – 2003 г. – С. 55–61.

13. Brezinka W. Competence as an aim of education // B. Spiecker and R. Straughan (eds.) Philosophical Issues in Moral Education and Development, Milton Keynes: Open University Press, 1988.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии