Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Современные тенденции в теории и методологии социологического исследования семьи

К-7-11-10
Международная научно-практическая конференция
Современные тенденции развития мировой социологии
05.11-06.11.2010

Современные тенденции в теории и методологии социологического исследования семьи

А. И. Пьянов

Северо-Кавказский государственный технический университет,

г. Ставрополь, Россия

 

Необходимость научного осмысления места и роли семьи в современном социуме определяется как общественными потребностями в существовании и эффективном функционировании семьи как социального института, логикой происходящих в нашей стране и мире трансформационных процессов, так и закономерностями развития самого социологического знания.

Аксиоматичным является тот факт, что никакое общество не может существовать, не создавая особого механизма, обеспечивающего его беспрерывное биологическое и социальное восполнение. Семья есть системообразующая форма человеческой общности и важнейшая общечеловеческая ценность, в которой условия существования самого сообщества людей сообразуются с высокой природной, социальной и духовной целесообразностью.

Роль и место семьи как социообразующего института в человеческой цивилизации определяется имманентно присущими ей свойствами. Во-первых, семья – это «единственная социальная система, увеличивающаяся, разрастающаяся не за счет приема новых членов извне, а благодаря рождению детей» [1]. Этим она поддерживает биологическую непрерывность общества. Во-вторых, будучи «первичным лоном человеческой культуры» [2], ценностно-нормативным компонентом социетально-институциональной структуры общества, первичной естественной социальной организацией, в которой осуществляется социализация человека, семья выступает в качестве транслятора социального опыта и культурного наследия и обеспечивает тем самым социокультурную преемственность поколений. В-третьих, семья – это не только универсальный способ организации социальных связей и отношений людей, но и особая сфера жизнедеятельности согласованно действующей группы. Как согласованно действующая группа она выступает как совокупный субъект деятельности. Деятельность совокупного субъекта является интегративным результатом взаимодействия составляющих его индивидуальных субъектов, и, в соответствии с известным законом системности, отличается от простой суммы их персональных качеств эмерджентными свойствами и некоторыми новыми кооперативными параметрами. Кроме того, цели и действия семьи как совокупного субъекта отражают коллективное сознание ее членов, объединенных в данной группе или организации на основе исторически сложившихся устойчивых общественных связей. Все эти свойства определяют семью в качестве уникального субъекта общества. Уникальность семьи как социокультурного феномена заключается в целостности ее групповой и институциональной природы.

Являясь базисным условием функциониро­вания общества, семья на протяжении всей истории человечества играла важнейшую роль генератора и интегратора социальных связей, всей социальной жизни, так как в ней заключен мощный потенциал воздействия на процессы общественного развития. Будучи совокупным субъектом деятельности и носителем коллективного сознания, семья выступает как относительно самодостаточный актор социальных отношений. «Семья обладает возможностями, – указывает А. И. Антонов, – позволяющими осуществлять редукцию социетальных процессов к результатам социального поведения микросреды и выводить из эмпирически исследуемых фактов тренды глобального характера [3].

Семейная жизнедеятельность вплетена в социальную реальность, арену столкновения многообразных социальных сил, участвующих в процессах социальной дифференциации и интеграции. В семье  фокусируются почти все происходящие в обществе процессы. Она, как и общество в целом, находится во власти перманентно ускоряющейся исторической и социокультурной динамики. Поэтому семья generis sui не является раз и навсегда застывшей конструкций. В процессе исторической эволюции у нее сформировалась способность изменения и приспособления к меняющимся условиям жизнедеятельности. Эта способность к адаптации сохраняла семью на протяжении практически всего времени существования человеческой цивилизации.

Макросоциальные трансформационные процессы, направленные на переход от традиционного общества к современному (индустриальному, урбанизированному, секулярному) обществу, совокупность которых принято называть модернизацией, изменили сначала облик Европы, а затем и всего мира. Формирование современного общества явилось следствием многих общественных трансформаций (экономических, политических, социокультурных), которые взаимно усиливали и обусловливали друг друга. С наступлением эры промышленной  цивилизации, изменением способа производства и образа жизни произошло изменение баланса в соотношении родового и индивидуального факторов в жизнедеятельности человека в сторону последнего.

Под влиянием трансформационных процессов в обществе современный человек (особенно в ареале христианской цивилизации) во все большей степени становится личностью, неспособной жертвовать во имя любых социальных общностей, ставить общие (групповые) интересы выше частных. В этих условиях семья представляет собой относительную, но не абсолютную цель. Абсолютная цель природы современного человека заключается в том, чтобы стать личностью [4]. В результате в социальном бытии очевидным становится влияние на семью таких характерных тенденций современности, как индивидуалистические ориентации в обществе, многовариантность свободного субъективного выбора, социокультурный плюрализм и другие, которые определяют характер нынешних тенденций развития института семьи и отношений семьи и общества. В общественном сознании постепенно начинает утрачиваться понимание того, что общество будет существовать и процветать только при условии благополучия и успешности семьи.

Негативные социальные процессы семейных изменений, утрата семьей столь высокого и значимого в прошлом места в социальной структуре носят глобальный характер, присущи всем странам, пережившим или переживающим наступление современной эпохи. Причины неблагоприятных тенденций развития семьи состоят не в отдельных, подчас, может быть, важных материальных и других условиях жизни, а в том, что изменился (и при том радикально) сам образ жизни людей в наиболее существенных чертах современной цивилиза­ции. Сегодня все сильнее проступает цен­ностный кризис семьи, суть которого состоит в усугублении противоречия между семейными и внесемейными ценностями человека. Конкретно это выражается в падении рождаемости, малодетности, неус­тойчивости брачно-семейных отношений, серьезных проблемах в области воспитания детей, увеличении доли неполных семей и т. д. На­званные проблемы вызывают беспокойство с точки зрения их влияния на воспроизводство населения и его успешную социализацию.

Попытки семьи использовать свой специфический механизм адаптации к радикально изменившимся условиям существования обернулись рассогласованностью между элементами ее функционирования как социального института. Это вызывает двойную нереспонсивность – общества и личности, которая находит выражение в двух социальных крайностях – тенденции общества к тоталитарности и тенденции личности к индивидуализму. Противоречие между ними стало основным содержанием современной эпохи. Не откликаясь на нужды семьи как социокультурной целостности, общество и личность остаются один на один с их взаимоисключающими тенденциями, то есть оказываются лишенными своей амортизационной опоры.

Кризисные тенденции в развитии социального института семьи, связанные с неэффективностью исполнения семьей своих социальных функций, с обесцениванием семейного образа жизни не следует рассматривать в качестве «необратимых» последствий имманентных процессов его исторической эволюции. По словам известного американского социолога Р. Нисбета, «что было разрушено людьми и их сознательными усилиями, может быть такими же сознательными усилиями восстановлено или исправлено – с помощью эффективных мер социальной политики» [5]. Тем более,  несмотря на всю глубину и масштабность наблюдаемых экономических, политических и социокультурных трансформаций, все больше меняющих человека и общество, гендерные роли, семейные отношения и содержательное наполнение семьи, она «остается местом наиболее глубоких и значимых человеческих связей, местом его наиболее долгосрочных надежд» [6]. 

Социальная реальность изначально устроена так, что только институт семьи может  противостоять вышеуказанным тенденциям и исполнять роль интегративной единицы общества.  Поэтому в укреплении семьи обоюдно заинтересованы и личность, и общество.

Современный этап исторического развития общества требует углубленной разработки вопросов, относящихся к выявлению проблем эффективного функционирования социального института семьи в обозримом будущем. В современных демографических, социально-экономических и социокультурных процессах, детерминирующих институциональные изменения семьи, много неизученного, что затрудняет разработку действенной государственной семейной политики. Это в значительной степени обусловливает общественные потребности научного осмысления процессов, происходящих с семьей как социальным институтом.

Решение этой задачи во многом упирается в недостаточную разработанность теоретико-методологических основ исследования социального института семьи.

Новейший период развития мировой социологии характеризуется методологическим плюрализмом, множеством разнообразных подходов, решающих свой круг задач применительно к определенным предметам и объектам социологического исследования. Это является закономерным следствием усложнения социальной реальности, провоцирующей разнообразие необходимых для ее изучения теоретико-методологических конструкций.

В этих условиях усиливается потребность в создании общих теоретических подходов концептуального характера. Это необходимо для формирования общесоциологического тезауруса, на основе которого можно было бы на едином терминологическом языке описывать и сравнивать ход социального развития (явлений / процессов) в разные исторические периоды и в разных странах и выстраивать платформу коммуникации между исследователями.

К сожалению, ни в отечественной, ни в зарубежной социологии семьи до сих пор не разработана общая теория, которая обозначала бы  систему законов, сформулированных на основе экспе­риментальных исследований.

В современных общественных науках описательная теория дает картину явления, а объясни­тельная теория говорит, почему происходит данное явление. Обе теории правомерны. Внутри объяснительной теории можно вы­делить частную теорию и общую теорию. Первая предполагает ог­раниченные объяснения частных аспектов семейных явлений, большая часть которых получена из эмпирических исследований, имевших целью определение упорядоченных взаимоотношений в выбранных аспектах всего предметного поля исследований семьи. Общая же теория стремится к универсальным, всеобщим объяснениям. Она предполагает широкий охват материала от макроанализа институциональных изменений структуры и функций семьи до микроанализа предположений о коалици­онных образованиях в семейных группах различного размера и со­става.

В нашем понимании термин «общая теория семьи» в социологии семьи должна описывать диалектику перехода от  малых обобщений, описательных и объяснительных, от конкретных аспектов семей­ных явлений к частным теориям и, наконец, к общим теориям происхождения и эволю­ционного развития семьи. Это будет способствовать более полному пониманию, а следовательно, и научному объяснению специфики функционирования семьи.

Компоненты общей теории семьи должны оп­ределяться, во-первых, как понятия, концептуальные схемы, яв­ляющиеся классификацией и взаимоопределением концепций, и, во-вторых, как предположения о взаимоотношениях концепций внутри схемы. Поэтому для социологического анализа семьи необходима разработка оптимальных кон­цептуальных схем, приведение их в порядок путем уточнения старых или создания новых понятий, построение понятий-связок для объяснения семьи и других систем и взаимоопределение понятий для их более четкой концептуальной интеграции. В свою очередь это позволит уточнить и методологические границы предметной области социологического исследования семьи.

В настоящее время в мировой социологии семьи широко распространены взгляды представителей либерально-прогрессистской и консервативно-кризисной парадигм.

Представители либерально-прогрессистской парадигмы (Э. Берджесс, А. Г. Вишневский, С. И. Голод, У. Джемс и др.) рассматривают изменения, происходящие с семьей, как процесс ее прогрессивного развития (ее модернизации), на фоне которого все кризисные явления считаются временными и незначительными. Теория модернизации семьи продолжает традицию изучения семьи как специфической социально-психологической группы, первоэлементом которой выступает свободный индивид. Согласно этой теории, разрабатываемой в рамках данной парадигмы, однолинейный исторический прогресс предполагает последовательную смену одного типа семьи другим – более развитым. Традиционная (расширенная, многодетная, авторитарная) семья под влиянием социально-экономических и социокультурных трансформаций в обществе заменяется новой формой семьи – нуклеарной, малодетной, конъюгальной и эгалитарной семьей. Следующим этапом «прогрессивного» развития семьи должно стать, по мнению «модернистов», распространение различных «альтернативных форм» семьи и брака. Следствием этих процессов явится утрата семьей своей институциональной сущности. Она перестает существовать как социальный институт.

Противоположной точки зрения придерживаются учёные, относящие себя к консервативно-кризисной парадигме, рассматривающей изменения в семейной сфере как глобальный, системный кризис семьи как социального института (А. Карлсон, Р. Нисбет, А. И. Антонов, К. Циммерман и др.). Основным концептуальным направлением в рамках данной парадигмы является фамилизм. Этот термин, предложенный американским социологом А. Карлсоном, связан с тем, что представители этого направления в социологии семьи  подвергли сомнению исходные принципы либеральной традиции социального анализа и предложили рассматривать в качестве первоэлемента общества не индивида, а семью [7]. Благополучие индивида и благополучие общества, по мнению исследователей, стоящих на этой позиции, невозможны без упрочения семьи как социального института.

Сегодня социологические исследования семьи как социального института в контексте социальных изменений осуществляются не столь интенсивно, как в 50–60-е гг. ХХ века. Начиная с 80-х гг. на Западе более популярными становятся микроисследования семьи. Анализ семьи как малой группы, межличностных взаимодействий заслоняет эту область социологического изучения семьи, хотя она и является собственно предметом социологии семьи как научной дисциплины. По мнению А. И. Антонова, это связано со стремлением, особенно заметным в феминистской науке, свести социологию семьи к социологии пола. Во всяком случае распространяется тенденция говорить не о «семье», а о «семьях», о «семье» как составной части домохозяйства», склонность сводить семью к супружеству, считать семью «умозрительной конструкцией» из трех различных институтов – супружества, родительства и родства. Поэтому не случайно, что именно символический интеракционизм (и примыкающие к нему подходы, такие, как этнометодология, теория обмена и др.) оказываются теоретико-методологической основой исследования семьи [8].   

Если говорить о социологических исследованиях социального института семьи в России, то на протя­жении весьма длительного периода социология семьи в нашей стране могла развиваться лишь в рамках идеологии марксизма-лениниз­ма. Фактически существовала такая ситуация, когда во всех дис­циплинах, так или иначе изучающих семью, господствовала эта монотеория, в рам­ках которой не было места не только для противоречий, но даже для каких-либо расхождений в интересах личности и общества. До середины 80-х гг. ХХ века в категориальном аппарате советской социологии семьи понятие «социальный институт семьи» формально отсутствовало. Семья рассматривалась как малая группа, как механизм воспроизводства рабочей силы. Рубрикатор М. С. Мацковского показывает, что за период 1968–1983 гг. институциональным изменениям семьи в той или иной степени посвящены лишь 1,4 % (63 из общего числа  всех 3018 публикаций) [9]. При этом оказалось, что львиная доля работ выполнена демографами или, в лучшем случае, на стыке демографии и социологии. Основная направленность социологических исследований (акцент на семье как малой социальной группе) в количественном измерении практически не изменилась и в последующие годы. Проведенный нами анализ выборки из всего массива научных публикаций по социологии (более 2789 единиц) за период с 1990 по 2003 гг., выявил только 9,5 % (267) работ по социологии семьи. Из них только 3,7 % (10) работ можно отнести к социологическому исследованию семьи как социального института. [10]. Впрочем, и эти десять работ посвящены, в основном, проблемам формирования современной государственной семейной политики и проблемам институциализации родительства, супружества и детства.

Сложилась очевидная ситуация несоответствия между назревшей  потребностью в социологическом анализе изменений в функционировании социального института семьи в контексте общественных трансформаций и  социологическими исследованиями семьи как специфической малой социальной группы, базирующейся на социально-психологических связях индивидов. Смещение исследовательских акцентов с семейного в сторону  индивидуального можно объяснить историческим ослаблением посреднической роли семьи между личностью и обществом. Но с методологической точки зрения (и это особенно следует отметить), при фокусировке социологического исследования на индивиде и его семейном окружении появляется риск потерять определенность предмета социологии семьи.    

Собственно социологическое исследование семьи, по нашему мнению, реализуется только в том случае, если через посредническую роль семьи как социального института удается выявить закономерности мотивации индивидов к удовлетворению объективной потребности общества в воспроизводстве новых социальных субъектов. При обоюдной заинтересованности личности и общества в семье, а также  заинтересованности государства в укреплении института семьи достигается взаимная респонсивность личности и общества. Ослабление посреднической роли семьи, нереспонсивность индивидов и общества к семье детерминируется деструкцией ценности семьи, детей и родительства   

Такая трактовка предмета социологии семьи может показаться спорной. Однако, на наш взгляд, она достаточно конструктивна, так как позволяет направить внимание социологов на разработку понятийно-концептуальных схем, методологии исследования социального института семьи.

Трудность социологического исследования семьи как объекта социального познания заключатся в сложности внутренне расчлененной структурной целостности семьи как социальной системы, диалектически сочетающей в себе противоречивые элементы естественного и социального, групповую и институциональную социальную природу. В современной методологии системность играет важную роль одного из ведущих принципов интеграции научного знания. На его основе создается возможность для осуществления системного подхода к анализу объективных образований действительности. Дело в том, что реальная системность объектов действительности, их целостная многоуровневая взаимосвязь и взаимозависимость далеко не всегда являются очевидным фактом. Как правило, ее надо выявить в познавательном движении, вычленить и обосновать.

Общеметодологический принцип системности способствует интеграции разных познавательных подходов, объединению разных теоретических идей, установлению путей их синтеза, осмыслению их взимодополнительности. Но «оно может быть эффективным только при условии органического, а не механического их скрещения, то есть такого, которое не разрушает целостное бытие, функционирование и развитие… антропо-социо-культурных систем» [11], к которым относится семья.  В этом смысле, весьма продуктивным, на наш взгляд, является следующее замечание А. И. Антонова: «Социология семьи устремлена на соединение трех подходов: социально-структурного, культурологического и социально-психологического…» [12].

Особенность социологического подхода к изучению социального института семьи состоит в его интегративном, систематизирующем и аналитическом характере. Социологический подход к анализу семьи как социальному институту заключается в интеграции, проблемном и концептуальном осмыслении сведений и данных, полученных различными социально-гуманитарными и другими науками. Применяя методологию социологического подхода, социология семьи интерпретирует и обобщает частные данные, которые получены этими науками и прибегает к их системному анализу с целью построения собственной социологической теории на основе интеграции теории социальных структур и «теории семейных изменений». Исходя из этого, проблемное поле, в рамках которого должен использоваться социологический подход, имеет выраженный междисциплинарный характер.  

Как нам представляется, подобный ракурс исследования семьи как социального института дает  возможность  направить усилия на разработку путей синтеза различных познавательных подходов к ее изучению. Это позволит разработать интегральное методологическое основание, необходимое для   комплексного исследования семьи с точки зрения ее понимания как объекта и предмета социологической науки.

Библиографический список

1.    Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. – М., 1969. – С. 95.

2.    Ильин И. А. Путь духовного обновления: сочинения. – М.: Эксмо, 2007. – С. 230.

3.    Социология семьи / под ред. А. И. Антонова. – М.: ИНФА-М, 2007. – С. 43.

4.    Менегетти А. Женщина третьего тысячелетия. – М.: ННБФ «Онтопсихология» 2003. – С. 47.

5.    Nisbet R. The Present Age: Progress and Anarchy in Modern America. – New Brunswick, 2003. – P. 138.

6.    Муфф Ш. Феминизм, гражданство и радикальная демократическая политика. Введение в гендерные исследования / под ред. С. В. Жеребкина. – СПб.: Алетейя, 2001. – С. 221.

7.    Карлсон А. Общество. Семья. Личность / под ред. А. И. Антонова. – М., 2003. – С. 12.

8.    Социология семьи / под ред. А. И. Антонова. – М.: ИНФА-М, 2007. – С. 13, 90.

9.    Мацковский М. С. Социология семьи: проблемы теории, методологии и методики. – М.: Наука, 1989. – С. 111–112.

10.Социологическая литература. Библиографический указатель.  1990 – 2003. – М.: Альфа-М, 2003. – 239 с.

11.Каган  М. С. Наследие Л. Фон Берталанфи и проблема применения системного подхода в сфере гуманитарного знания // Системный подход в современной науке  / отв. ред. Лисеев И. К., Садовский В. Н. – М.: Прогресс – Традиция, 2004. – С. 61.

Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи. – М., 1996. – С. 29.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии