Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Коммуникативные стратегии в фолк-лингвистике: общий обзор

К-8-12-10
05.12-06.12.2010

Коммуникативные стратегии в фолк-лингвистике: общий обзор

Д. Ю. Полиниченко

Кубанский государственный технологический университет,

 г. Краснодар, Россия

 

Наивную или бытовую лингвистику можно определить как комплекс представлений о языке, обнаруживаемый в самой системе языка и в речи (обыденной и художественной) его носителей.

Представляется, что из наивной лингвистики можно выделить «профаническую проекцию науки о языке» [6, с. 110], опирающуюся на сознательную метаязыковую рефлексию пользователей языка и проводимые ими исследования языкового материала на доступном им уровне. Отсюда культурный феномен непрофессиональных лингвистических штудий, базирующихся на ненаучной методологии.

По аналогии с «фольк-хистори» [2] мы предложили называть совокупность непрофессиональных лингвистических концепций фольк-лингвистикой [9]. По примеру Д. М. Володихина, выбравшего в итоге форму «фолк-хистори», далее мы будет употреблять только термин «фолк-лингвистика». Похожий по содержанию термин «криптолингвистика» используется В. Н. Базылевым [1, с. 9–10].

В фолк-лингвистическом дискурсе отражается борьба за убеждения читателя: целью автора является убедить читателя в своей правоте, учитывая при этом, что предлагаемые положения резко противоречат общепринятым в науке. При этом основная аудитория фолк-лингвистических произведений – это не специалисты, а «наивные пользователи» языка. Данные обстоятельства и определяют особенности коммуникативных действий, основой которых является стремление воздействовать на интеллектуальную и эмоциональную сферу адресата.

Коммуникативное воздействие реализуется через применение речевых стратегий. Мы будем понимать речевую стратегию как направленность речевого поведения в интересах достижения цели коммуникации.

Речевые стратегии определяются целями адресанта. К таковым применительно к фолк-лингвистическим текстам можно отнести: 1) сообщить адресату новую информацию о предмете речи, свою позицию по какому-либо вопросу; 2) убедить адресата согласиться с мнением автора, принять его точку зрения; 3) дискредитировать оппонентов.

В результате анализа нами были выделены следующие коммуникативные стратегии, используемые российской фолк-лингвистическими авторами: информационно-интерпретационная и аргументативная стратегии, а также стратегии самопрезентации и дискредитации.

Информационно-интерпретационная стратегия призвана сформировать у читателя определённое представление о предмете. Можно отметить, что в фолк-лингвистическом (как и в политическом) дискурсе вряд ли может преследоваться цель «информировать» без желания сформировать при этом положительное или отрицательное отношение адресата к чему-либо или изменить его мировоззрение, повлиять на его образ мыслей, поэтому в фолк-лингвистическом дискурсе всегда присутствует функция воздействия. Подаваемая автором информация неизбежно интерпретируется им в зависимости от его целей и условий коммуникации.

Если аргументация – это разновидность коммуникативной деятельности, направленной на убеждение адресата при помощи аргументов  [8], то стратегия аргументации призвана продемонстрировать читателю правильность излагаемых выводов и сделать его сторонником автора.

Стратегия самопрезентации направлена на создание положительного имиджа автора в глазах читателя. Иногда эта стратегия проявляется предельно чётко и непосредственно, практически в виде саморекламы: так, в работах известного фолк-лингвистического исследователя и автора пособий по английскому языку А. Н. Драгункина читаем: «я – друг науке и истине» [5, с. 110], «я хороший лингвист» [5, с. 268], «моя элегантнейшая теория» [5, с. 343] и т. п.

Фолк-лингвистические авторы  сталкиваются с проблемой противоречия своих утверждений положениям современной науки, решением которой им представляется дискредитация оппонентов. Подобная агрессивность, присущая и фолк-хистори, объясняется тем, что фолк-лингвистический автор зачастую вынужден «либо симулировать научные разработки, либо так или иначе дискредитировать научное сообщество, отыскивая во вненаучной сфере аргументы, позволяющие отрицать ценность критики со стороны профессиональных исследователей» [2, с. 17]. Отметим, впрочем, что не все представители фолк-лингвистической мысли использует подобную стратегию дискредитации: некоторые из них склонны обходить молчанием вопрос о признании их теорий научным сообществом.

Дискредитация рассматривается как такой макроречевой акт, в котором говорящий выражает свою отрицательную оценку совершенных поступков, действий или качеств другого человека, направленную на то, чтобы представить этого человека в неблаговидном свете [7, с. 159]. В данном случае целью дискредитации является по­дрыв доверия читателей к специалистам-профессионалам, умаление их авторитета и значимости их мнения. При реализации стратегии дискредитации оппонентам приписываются такие характеристики, как некомпетентность и политическая ангажированность. Приписываемые им действия являются следствием этих характеристик. Дополнительным средством дискредитации является ироническое окавычивание названий профессий оппонентов.

Продемонстрируем вышесказанное на паре примеров. Так, О. Л. Сокол-Кутыловский, аргументирующий тезис о славянском характере древнегерманской рунической письменности, в явном виде ставит под сомнение компетентность оппонентов-специалистов: «Что же это за мифическая письменность, о которой все что-то слышали, каждый знак которой известен и якобы несет в себе некий смысл, но которую даже специалисты рунологи не в состоянии прочитать? Тогда на каком основании они безапелляционно заявляют, что эта старейшая на севере Европы письменность принадлежит германским народам? <…> Подозреваю, что и имена собственные, выполненные рунической письменностью, рунологи-германисты скорее всего не понимают» [10].

А. Н. Драгункин высказывается резче: «недотёпы со званиями и в мантиях» не могут разделить выводы автора «из-за недостаточного профессионализма, узости лингвистического кругозора, зашоренности, умственной лени и предубеждённости» [5, с. 122]. Составителей этимологических словарей А. Н. Драгункин называет «врунами» [5, с. 166].

Специалистам как представителям своей профессии приписывается также злой умысел, состоящий в действиях по сознательному изменению языка, его упрощению и извращению. Так, историк-любитель О. М. Гусев пишет: «Возьмём "мышление". Это изуродованное красивое русское слово "МЫСЛЕНИЕ" (ударение на первый слог). Злонамеренной заменой здесь "с" на "ш" под видом "чередования" согласных "лингвисты" стремятся извести работу нашей мысли до уровня мыши» [3, с. 132]; «Лингвисты, столетиями подкапываясь под нашу культуру, заставили людей стыдиться фамилий» [4, с. 5].

Определить конкретные речевые тактики, используемые при реализации вышеописанных коммуникативных стратегий, позволит дальнейший анализ.

Библиографический список

1. Базылев В. Н. Политика и лингвистика: «великий и могучий…» // Политическая лингвистика. – 2009. – Вып. 3. – С. 9–39.

2. Володихин Д. М. Феномен фольк-хистори // Отечественная история. – 2000. – № 4. – С. 16–24.

3. Гусев О. М. Белый конь Апокалипсиса. – СПб.: ЛИО Редактор, 2000. – 304 с.

4. Гусев О. М. Магия русского имени. – СПб.: ЛИО Редактор, 2001. – 190 с.

5. Драгункин А. Н. 5 сенсаций. Памфлетовидное эссе на тему языка. – СПб.: Издательский дом «АНДРА», 2004. – 400 с.

6. Клубков П. А. Взгляд на язык в истории культуры // История и филология: проблемы научной и образовательной интеграции на рубеже тысячелетий. Материалы международной конференции (2–5 февраля 2000 года). – Петрозаводск, 2000. – С. 104–110.

7. Лисихина М. А. Прагматика прямой и косвенной дискредитации // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. – 2008.– № 4. – С. 159–166.

8. Паршина О. Н. Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России. ДД. 2005. URL:  http://dibase.ru/article/05042010_parshinaolgaikolaevna_6745/23 (дата обращения: 16.11.2010).

9. Полиниченко Д. Ю. О феномене фольк-лингвистики // Информационно-коммуникативная культура: вопросы образования: сб. науч. ст. – Ростов н/Д, 2007. – С. 102–105.

10. Сокол-Кутыловский О. Л., Брактеат из Норвегии читается по-Русски [Электронный ресурс] // «Академия Тринитаризма» [Сайт]. 2007. URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111095.htm (дата обращения: 31.10.2010).

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии