Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Русальские обряды и обычаи, связанные с водой, как архетипический фактор противодействия социальной напряженности

Русальские обряды и обычаи, связанные с водой, как архетипический фактор противодействия социальной напряженности

Б. А. Дорошин
Пензенская государственная технологическая академия,

г. Пенза, Россия

 

Одним из факторов разрешения и предотвращения социальной напряженности С. Гроф назвал актуализацию в психике людей I и IV базовых перинатальных матриц. Эти относящиеся к биологическому рождению паттерны связаны с ощущениями и чувствами безопасности, причастности, завершенности, уважения к жизни и созиданию, понимания, терпимости, приверженности принципу «живи и давай жить другим». Их констелляция в контексте данных паттернов фундирована архетипами Великой Матери и Рая [1, с. 445, 443, 127; 8, с. 638]. Согласно нашей гипотезе, в славянской традиционной культуре их актуализировали празднования русалий, главную роль в которых играли обряды и обычаи, связанные с водой и ее символизмом женского порождающего начала.

Русалии, приуроченные к зимнему солнцестоянию – Коляды – были посвящены женским божествам – Макоши, Ладе и Леле. По некоторым данным, эти празднества кратко повторялись в первые дни каждого месяца. Среди их ритуалов были и связанные с водой – «по водам глумы», «нощные плещевания» [6, с. 658–659, 663, 675]. В период двоеверия они были соотнесены с ритуалом Крещения, и до сих пор производятся в прорубях под эгидой церкви [5, с. 138]. Согласно Б. А. Рыбакову, двенадцать дней празднования Коляды были как бы «оглавлением» празднеств всех двенадцати месяцев года, а зимние русалии, соответственно – зачатками последующих, более выраженно направленных на вызывание дождей.

Важными элементами весенних семицких русалий были культ воды и обращение к женским божествам – Ладе и Леле [6, с. 675, 677, 681]. Ещё в XIX–XX вв. у всех южнославянских народов эти русалии считались наиболее подходящими для лечения, прежде всего с помощью омовения магической водой [3, с. 234, 268, 291].

Весеннее-летняя русальская обрядность южных славян включала вызывание дождя, иногда предполагавшее совместное купание их участников [4, с. 201, 212].

Главными, наиболее массовыми были русалии, приуроченные к летнему солнцестоянию и дню Купалы. На древнеславянском календаре IV в. Коляда и Масленица отмечены знаками солнечного креста, а  комплекс летних купальских празднеств – двойным крестом с добавлением знака воды [6, с. 663, 675, 677]. Это подчеркивает его важность и особую значимость в нем воды. Русальскому купанию придавалось магическое очистительное и исцеляющее значение, а в старину до этого срока купаться запрещалось [4, с. 176, 186, 209, 229].

З. Фрейд отмечал, что сновидения, в которых содержится плавание в воде, отражают представления о внутриутробной жизни и акте рождения. Примечательно, что такое  сновидение одной из своих пациенток он оценил как благотворное для ее лечения. В этом сновидении пациентка, жившая на даче, бросилась ночью в озеро в том месте, где в нем отражалась Луна (в сновидениях и мифологии роды нередко символизируются не только всплытием, но и погружением). После этого сна она настаивала на продолжении лечения именно на даче, что, по её выражению, переродило ее. Фрейд не исключал и проявление в этом сне желания пациентки стать матерью [8, с. 300–301]. Представления о возрождении, плодородии, женщине, значениях воды сложились у людей под влиянием осмысления фаз Луны, занимающей центральное место в рассмотренном выше сновидении [9, с. 99]. Очевидно, эти представления в той или иной мере обусловливали именно ночное время многих ритуальных омовений у славян.

К. Г. Юнг трактовал воду как символ бессознательного, а погружение в воду в ритуале или во сне он понимал как обретение в глубинах бессознательного первоначальной целостности и гармонии [10, с. 133, 135, 140].

Согласно М. Элиаде, ритуалы очищения, осуществляемые разными народами под Новый год, обеспечивают магический возврат к началу бытия, погружение в первичные воды хаоса. Воспроизводя ритуальным омовением собственное рождение и одновременно сотворение мира, человек как бы соучаствует в космогонии [9, с. 53–57].

Современная психология уделяет большое внимание сходству перинатальных процессов с мифологическими, и, в частности, космогоническими представлениями древности. Вслед за К. Г. Юнгом, связывавшим архетип Рая с представлением о пребывании в материнской утробе, С. Гроф соотнес образы Царствия Небесного и Рая с наиболее комфортной стадией внутриутробного развития. В это время эмбрион  пребывает в амниотической жидкости в условиях, близких к оптимальным, обеспечивающим безопасность и непрерывное удовлетворение потребностей. Припоминание этой симбиотической гармонии с организмом матери (в ситуациях психофизиологического удовлетворения или экстаза, во сне, при сеансе психотерапии) имеет мощный целебный эффект. Он выражается в переживаниях снятия субъектно-объектной дихотомии, границ и препятствий, ощущениях мира, покоя, нерушимости, безмятежности, святости, посвященности, трансцендентности пространства и времени. Возникает «океаническое чувство» слияния с водной средой, архетипической Матерью-природой, Вселенной. Характерными ассоциациями при этом бывают водные формы жизни (ср. выражение «Чувствовать себя как рыба в воде») [2, с. 395 – 397; 1, с. 126, 155–156]. 

По данным некоторых специалистов, истоки «океанического чувства» восходят к ещё не оплодотворённой яйцеклетке. Литарт Пирболт писал, что ей, по выходе из яичника, «свойственно ощущение покачивания туда-сюда, словно на большом водном пространстве и одновременно ощущение того, что оно есть часть этой воды. Нельзя ещё говорить о настоящем сознании. Существует ощущение одной лишь бесконечности и того, что яйцо составляет часть этой бесконечности…». В снах «данный опыт часто предстаёт в виде больших водных пространств, а также представлений о коллективности (группа, община и пр.), ясно наводя на мысль о соответствующем опыте в яичнике и, таким образом, об опыте в период до овуляции» [7, с. 583–584].

С бессознательной памятью об этом глубинном перинатальном опыте, возможно, перекликались русальские обряды и обычаи, связанные с водой, как правило, осуществляемые именно общинами, носившие групповой, а порой и массовый характер. Их социально-психологический эффект был обусловлен актуализацией архетипа Великой Матери, представленного как мифологическим символизмом воды, так и божествами, с которыми были связаны русалии – Макошью и Ладой. Таким образом, исходя из постулируемых С. Грофом центральной роли данного архетипа в I и IV базовых перинатальных матрицах, а также их умиротворяющего, гармонизирующего влияния, можно полагать, что рассмотренные обряды и обычаи в той или иной мере противодействовали социальной напряженности.

Библиографический список

1.    Гроф С. За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. – М.: ООО «Издательство АСТ» и др., 2001.

2.    Гроф С. Трансперсональные опыты // Гуманистическая и трансперсональная пси­хология: хрестоматия / сост. К. В. Сельченок. – Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000.

3.    Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Конец XIX – начало XX в. Весенние праздники. – М.: Издательство «Наука», 1977.

4.    Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Конец XIX – начало XX в. Летне-осенние праздники. – М.: Издательство «Наука», 1978.

5.    Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. – М.: Наука, 1983.

6.    Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – М.: Наука, 1987.

7.    Топоров В. Н. О «поэтическом» комплексе моря и его психофизиологических основах // Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. – М.: Издательская группа «Прогресс» – «Культура», 1995.

8.    Фрейд З. Толкование сновидений. – СПб.: Алетейя, 1998.

9.    Элиаде М. Священное и мирское. – М., Издательство МГУ, 1994.

Юнг К. Г. Тэвистокские лекции // Юнг К. Г. Исследование процесса индивидуации. – М.: Рэфл-бук, К.: Ваклер, 1998.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии