Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Когнитивный аспект культурного взаимодействия на примере США

K-1-03-10
Международная научно-практическая конференция
Архетипы и архетипическое в культуре и социальных отношениях
05.03-06.03.2010

Когнитивный аспект культурного взаимодействия на примере США

Г. С. Хартулари

Государственный Университет –

Высшая школа экономики,

г. Москва, Российская Федерация

 

Недавний мировой экономический кризис наглядно доказал, что к настоящему моменту мир превратился в единое системное образование, состоящее из множества подсистем, функционирование которых характеризуется наличием и взаимовлиянием, основанным на связях различного уровня и характера. Наличие единого мирового экономического пространства как факта, а так же необходимость осознания коллективной ответственности за выработку совместной стратегии глобального развития подчеркивалась в последних документах ООН, содержащих анализ причин и следствий мирового финансового кризиса, а также текущей международной обстановки [1]. Это означает, что мировое сообщество должно выйти на новый уровень взаимодействия и более интенсивно использовать поле взаимных контактов для преодоления многих стоящих перед ним проблем.

Отвлекаясь от экономической составляющей мирового взаимодействия, необходимо подчеркнуть, что такого рода процесс диалогического или полифонического характера подразумевает подключение к единому коммуникативному пространству и отдельных представителей различных культур, и, в конечном итоге, сами культуры в целом, поскольку предполагает широкий спектр совместных действий от простого обмена мнений до выработки совместных решений и претворения их в жизнь.

Однако процесс взаимодействия различных культур не всегда является гладким и носящим сугубо конструктивный характер. Например, на уровне «большой политики» это проявляется в том, что практически каждое государство имеет свой внешнеполитический курс, приоритеты которого могут не совпадать с интересами других наций или трактоваться ими по-своему. В качестве иллюстрации можно привести военную операцию США в Ираке, продемонстрировавшую, что американская идея демократии не была воспринята местным населением. При этом результатом американо-иракской войны была фрустрация и реакция осуждения военных действий  как иракским, так и американским обществом [2]. По сути, произошло то, что в литературе называется “cultural clash” – столкновение культур.

В данном конкретном случае имело место явное несовпадение определенных исторически сложившихся паттернов социального поведения и коммуникативного стиля, которые, с нашей точки зрения, являются нематериальной составляющей культуры. Более того, приведенный выше пример показал рост осознания национальной идентичности (с иракской стороны) и значение культурно-исторической составляющей в процессе столкновения различных культур.

Нельзя сказать, что факт роста национально-этнического сознания и интереса к самоидентификации различных наций и народов (не только малых, но и больших) в эпоху глобализации игнорируется учеными как в России, так и на западе скорее наоборот. При этом очевидной становится необходимость более глубокого изучения взаимодействующих культур как залога успешного сотрудничества. Так, Виктор Хорброкен (Victor Horboken) отмечал: «С учетом того, что информационные и людские потоки все больше стирают границы, умение правильно строить коммуникативный процесс на уровне этноса или транснационально будет заслуживать все большего внимания …и останется в фокусе исследований еще долгое время» [3].

Более того, «непохожесть, отличие от других, являющееся ценностью для разных этнических групп, которые на протяжении всей своей истории боролись за собственное место в мультикультурном обществе, само по себе является результатом достаточно долгого самостоятельного развития в определенных географических условиях» [4]. Таким образом, принимая во внимание то, что национально-этническая «непохожесть» (otherness) исторически интегрирована в систему ценностных ориентаций нации, народа, этноса, она становится первичным условием межкультурного взаимодействия, определяющим его дальнейшие параметры (даже саму возможность взаимодействия, ожидания участников, временные рамки процесса, успех или провал, и т. д.).

В известной степени это означает: 1) глобализация постепенно превращает весь мир в некое единое мультикультурное сообщество, все характеристики которого еще пока неясны; 2) взаимодействие неизбежно; 3) важность сохранения своей культуры и идентичности для каждой нации или этноса, своей непохожести, становится все более актуальной (что было продемонстрировала Канада на церемонии открытия зимней Олимпиады 2010 в Ванкувере).

Вступая в процесс взаимодействия в какой-либо конкретной области (дипломатия, транснациональные проекты, международные спортивные соревнования и т. п.), участники интенсивно обмениваются информаций, прежде всего в сфере своих профессиональных задач, что является открытой составляющей данного коммуникативного процесса. Однако совершенно очевидно, что уже на стартовой позиции у каждого из них имеется определенный багаж, включающий в себя некий стереотипный набор навыков социального взаимодействия; определенный набор ценностей и социальных ориентиров; и, наконец, сформированное мировоззрение – собственную картину мира и принципов его устройства, то есть некий арсенал когнитивных структур. Итог такого взаимодействия может иметь воплощение в материальных носителях, например в текстовой информации, а также  находить свое выражение в других нематериальных формах (стандарты общественного поведения, стиль общения и др.), которые свидетельствуют о том, что в ходе такого взаимодействия происходит обмен когнитивными паттернами (например, корпоративная культура международных компаний, их рекламная продукция).

При этом часто остается в тени то обстоятельство, что когнитивная структура – это всего лишь видимая поверхность айсберга. Она сама по себе является некой стереотипизированной составляющей и в определенном смысле продуктом некоей концептуальной системы. Эта система спонтанно действующих устойчивых структур обработки, хранения и репрезентации коллективного опыта содержит в себе этнокультурные архетипы. При этом каждая национальная культура имеет свои доминирующие архетипы, которые и определяют основы мировоззрения ее представителей. Это архетипическое, неосознаваемое также является частью процесса межкультурного взаимодействия. Юнг писал:  «Главная опасность заключается в искушении поддаться чарующему влиянию архетипов. Так чаще всего и происходит, когда архетипические образы воздействуют помимо сознания, без сознания» [5].

Таким образом, по своей сути, межкультурное взаимодействие – это взаимовлияние различных культур, в ходе которого происходит осознанное или неосознанное  приобщение к специфике познавательных процессов других этносов; иным концептуальным системам; иным ценностным ориентирам. Неудивительно, что результат взаимодействия носителей различных культур может по-разному трактоваться участниками процесса, в частности, по шкале «отрицательный – положительный», поскольку они оценивают его исходя из разных критериев, определенная часть которых лежит в сфере коллективного бессознательного. Как подчеркивал Ричард Грей (Richard Gray): “Почти каждая великая страна выработала общий для всех своих сограждан набор критериев, собственный дух или spiritus loci. Иногда это может быть четкий набор формул, иногда это проявляется менее четко, хотя и незримо присутствует всегда и везде – во внешности людей, в их манере одеваться, в том, как они себя ведут, как говорят, чем интересуются, каковы их идеалы, политическая система, философия и даже религия» [6].

Одной из таких наций, одним из ведущих участников мирового взаимодействия и процесса глобализации, начиная с экономики и заканчивая экспортом массовой культуры, являются Соединенные Штаты Америки, поэтому в рамках данной работы мы считаем уместным остановиться на некоторых особенностях формирования когнитивных паттернов США и, в частности, таком аспекте, как культурное многообразие данной страны.

Вопрос о культурном многообразии США часто сводится к полиэтническому компоненту США, обусловленному иммиграционными притоками, и к традиционным региональным различиям.

На данный период расово-этнический состав США по официальным данным включает в себя более 71 % белого населения (White), 12,1 % афро-американцев (Afro-Americnas), 11,5 % испаноязычных (Hispanics), 4,5 % азиатского происхождения (Asians) и остальных [7]. Все эти группы также не являются однородными по своему этническому составу и, соответственно, являются носителями большого спектра различных культурных паттернов.

Прибывая в США, иммигранты неизбежно осуществляли импорт культурных ценностей. Однако стоит обратить внимание на то, что в течение достаточно длительного исторического периода основной государственной политикой США по отношению к иммигрантам была ассимиляция, предполагавшая, что через процесс натурализации и принятия гражданства иммигрант лишается своей прежней идентичности и приобщает к ценностям WASP (White Anglo-Saxon Protestant culture). В последние годы США во многом пересмотрели традиционные подходы к национально-этнической политике и стали уделять все большее внимание этнической и национально-культурной идентичности своих общин (communities). В настоящий момент многие американцы сознают себя как носителей двух идентичностей (double identity) –  в качестве граждан США и своей исторической национально-этнической, то есть как обладатели двойного набора культурных паттернов.

Еще одним фактором является региональное разнообразие США. Традиционным является деление на Север (North), восточную часть (East), носитель традиций Юг (South) и известный по вестернам Запад (West). В современной научной литературе обычно уделяется мало внимания региону the Midwest, который принято рассматривать как типично американский. Однако нам бы хотелось подчеркнуть, что собственное культурно-этническое разнообразие этого региона чрезвычайно велико и характеризуется наличием большой афро-американской общины, итальянской и еврейской, скандинавской и даже русской православной общиной, которая практически не описана в отечественной исторической литературе, в частности ее часть, расположенная в штате Иллинойс.

Еще одним важным фактором формирования мировосприятия являются географические условия США, среди которых особенно существенны следующие: 1) обширная территория; 2) климатические условия от тропических до почти полярных; 3) 4 часовых пояса; 4) от 8 до 12 часов разницы отставания с европейским временем; 5) значительные расстояния от Европы и азиатских центров, «островное » положение.

Это в свою очередь работает на эффект консервации традиционного англо-саксонского «островного мышления».

В ходе своего исторического развития американцы выработали стабильную систему ценностей, которую, несмотря на культурные и региональные различия, разделяет большинство граждан страны. Прежде всего – это индивидуальная свобода, демократия, вера в собственные силы и прогресс, высокий патриотизм. При учете того, что WASP тем не менее доминирует, а население обладает высокой мобильностью и транспортирует и абсорбирует местные культурные ценности – можно говорить о некоторых устойчивых когнитивных паттернах для всей страны. То есть, говоря словами Энтони Стивенса (Anthony Stevens), у американцев есть «некий общий план» и понимание, что является главными ценностями [8]. Хотелось бы отметить, что в процессе преподавания курса «США в контексте межкультурной коммуникации» в Центре языковой подготовки ГУ-ВШЭ (сейчас НИУ-ВШЭ) автором в течение ряда лет проводилось анкетирование студентов с целью выявления подобных базовых ценностей среди молодых россиян. На вопрос, что является для вас главной ценностью, около 60 % студентов указали на дружбу, среди оставшихся 40 % единого мнения не было.

С нашей точки зрения, все вышеперечисленные факторы – географические, включая климатические и временные зоны, культурно-исторические (особенности становление государственности) и этнические (формирование мультикультурного сообщества) оказывают существенное влияние на формирование мировосприятия американцев. Чрезвычайное разнообразие среды создает своего рода когнитивную иллюзию того, что страна «имеет все» и отражает все мировое разнообразие.

Имея твердую систему ценностей как доминантную и убеждение в их привлекательности, американцы и сознательно, и бессознательно пытаются экстраполировать их на многие аспекты взаимодействия, а именно бизнес, область мировой политики, спорт и другое. Как подчеркивает Грей: «У Америки действительно есть принцип или идея, но это вовсе не деньги. Очень часто при исследовании ценностных ориентиров у родителей американцев и их детей я обнаруживал то, что можно обозначить только словами Идеал Героя. Это означает идеалистическое желание выявить лучшее в каждом человеке, поддержать это и подвигнуть его на еще более высокий результат, довести до триумфа… каждый ребенок в школе учится быть храбрым, отважным, первым в спорте… одним словом, героем..» [9]. Это также означает акцент на активности, как жизненной позиции в отстаивании того, что считается ценным и правильным. Однако, как уже говорилось выше, другие участники взаимодействия в силу культурно-исторических различий могут не разделять и не понимать такие ценностные установки. Результатом такого взаимодействия может стать когнитивный диссонанс, сопротивление, скрытое или открытое, сознательное или неосознанное, выражающее в лучшем случае во фрустрации, в худшем принимающее форму открытого конфликта с одной или нескольких сторон.

Ключом к решению этой проблемы нам представляется концепция М. М. Бахтина, который трактовал форму общения людей разных культур как форму диалога. Он полагал, что «культура есть там, где есть две (как минимум) культуры, и что самосознание культуры есть форма её бытия на грани с иной культурой» [10]. Исходя из его концепции, основное в таком взаимодействии, это понимание, поскольку «при объяснении – только одно сознание, один субъект; при понимании – два сознания, два субъекта... Понимание всегда диалогично» [11]. Каждая культура несет в себе собственное понимание, в их общении в ходе коммуникативного процесса рождается новое понимание, заключающееся, по Бахтину, в стремлении к всеобщности что, в конечном итоге, должно привести к появлению нового  мышления, которое будет соответствовать новым историческим реалиям, инструментом которых является диалог.

Список использованной литературы:

1. http://www.un.org/ga/president/63/interactive/financialcrisis/PreliminaryReport210509.pdf

2. Cм., например: John W. Howard III, Laura C. Prividera. Women's Studies in Communication. – Vol. 31. – 2008. Sondra Nicole Cappuccio. Mothers of Soldiers and the Iraq War: Justification through Breakfast Shows on ABC, CBS, and NBC. //Women and Language. ‑ Vol. 29. – Is. 1. – 2006.

3.  Horbroken, V. Ethnic Communications / V. Horbroken. // Social Identities: Multidisciplinary Approaches. – New York: Routledge, 2004. – P.199.

4. Ibidem. – P.200.

5. Юнг, К. Г. Архетип и символ / К. Г. Юнг. – М., 1991. – С.98.

6.  Gray, Richard M. . An Integrative Approach to Human Behavior / Richard M. Gray. – New York: Routledge, 1996. – P.186.

7. http://www.census.gov/population/www/socdemo/race/race.html

8. Anthony Stevens. Archetype Revisited: An Updated Natural History of the Self. – London: Brunner-Routledge, 2002. P.56.

9. Gray R. Op. cit. – P.76.

10. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. – М.: Художественная литература, 1979. – C.85.

11. Там же. – С. 289–290.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии