Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Трансформация гендерных отношений в современной семье

К-3-5-10
Международная научно-практическая конференция
Теория и практика гендерных исследований в мировой науке
05.05-06.05.2010

Трансформация гендерных отношений в современной семье

М. А. Бутаева 

Дагестанский государственный университет, 

г. Махачкала, Россия

 

В настоящее время семья, как на Западе, так и в России, переживает сложные трансформационные процессы. Формирование в развитых странах в последние десятилетия новых, в основе своей эгалитарных межполовых взаимоотношений обусловило появление качественно отличных от ранее существовавших ситуаций во всей брачно-семейной системе.

На протяжении длительного времени исторического развития общества в мировом масштабе семья имела патриархально-авторитарный характер у различных народов мира и, соответственно, многие черты, характерные для данного типа традиционной семьи, были присущи и различным народам, среди которых: четкое ролевое распределение в семье между супругами и детьми при доминирующей роли мужчины (отца, мужа, старшего брата); экономическая зависимость жены и детей от мужа – главы семьи; двойной стандарт в отношении женщин; подчинение ее сексуальности репродуктивным функциям и отрицание ее как таковой у женщины; неприемлемость в общественном сознании развода и нетипичных форм семейно-брачных отношений и т. д. То есть традици­онная семья – это семья, которая по своему типу, характеру се­мейных отношений и семейного поведения соответствовала нормам и правилам семейного поведения, принятым в обществе как на формальном, так и на неформальном уровне. По этой причине тра­диционная семья в каждом обществе имела и имеет свой специфический облик. По мере развития и усложнения социальной жизни, на рубеже XIX и XX столетий, в момент разразившегося общего кризиса европейской культуры, стали очевидными признаки кризисного состояния семьи. Семья перестает быть основным способом включения молодого поколения в культурную традицию. Серьезной трансформации подверглись семейные ценности практически во всех брачно-семейных сферах.

Для российской семьи последних двух десятилетий, как и для всего общества, переход в новое качество жизни происходил скачкообразно, она неожиданно столкнулась с совершенно иными социально-экономическими и социокультурными условиями, оказавшись под воздействием ряда сопряженных друг с другом процессов, затронувших все общество в целом. Преодоление возникшего в связи с этим разрыва между традиционным сознанием и реальным бытием требовало кардинальных изменений мировоззрения как на уровне общества, так и в рамках малых групп, особенно, семьи.

Фундаментом этих перемен являются радикальные сдвиги в ролевых и статусных позициях мужчины и женщины как системообразующих начал институтов брака и семьи. С одной стороны, усиление неформального начала семейно-брачных отношений, а также универсализация гендерных ролей приводит к потере устойчивости браков, к масштабному падению уровня брачности и рождаемости. Главным субъектом такого общества становится не семья, а индивид, личность. С другой стороны, отказ от строго нормативного общественного регулирования семейной жизни людей предоставил возможность устанавливать гибкие, подвижные, удовлетворяющие интересы представителей обоих полов гендерные границы, смоделировать разнообразные семейно-ролевые конструкты с позиции гендерных взаимоотношений.

Наиболее масштабное влияние на семью имеет возросшая эмансипация индивидов, особенно женщин, (названная Бердяевым «кризисом родового начала»), и обострение проблем, связанных с кризисом институтов традиционной семейной культуры, проявляющихся в трансформации гендерных ролей в семье и формировании эгали­тарных отношений; изменении репродуктивных установок семьи, связанных с изменением роли женщины в семье и обществе и ее эмансипацией; снижении стабильности семьи и прочности семейных уз вследствие появления возможности выбора различных семейных стратегий и многократного поиска семейного счастья; многообразии типов семейного поведения и организации семьи.

Распространившиеся сегодня взгляды на взаимоотношения мужчины и женщины в браке, распределение семейных обязанностей, дифференциация труда в публичной и частной сферах позиционируются как добровольный социальный контракт равноправных агентов. Сложность в том, что подобный социальный контракт основывается на сложившихся традиционных представлениях о содержании половых ролей, подкрепленных убеждениями в «природном» предназначении полов. Именно сомнение в социокультурной и исторической неизменности в положении мужчин и женщин, вызвало к жизни необходимость в новом понятии, которое бы раскрывало природу пола не столько с биологических позиций, сколько с социокультурных. Этим можно объяснить введение в поле научного дискурса категории «гендер».

Ученые, исследующие процессы социальной трансформации в России, верно отмечают значимость семьи как центра формирования гендерных отношений [2. С. 10]. Посредством семьи транслируются следующим поколениям представления о женственности и мужественности, гендерные стереотипы и нормы, определяющие поведение мужчин и женщин.

В настоящее время, к сожалению, в отечественной научной публицистике число гендерных исследований несколько сократилось. Как справедливо замечает Н. М. Римашевская, в отличие от Запада в России не было периода массового усвоения гендерного сознания в силу фактического отсутствия гражданского общества. Более того, имел место определенный шаг назад, произошедший в первой половине 1990-х гг., названный периодом «ренессанса патриархатности» [5. С. 65].

Проблема «выбора» каждой семьей способа ролевого взаимодействия из сложного набора норм и правил, которые сейчас сосуществуют в нашем обществе, является одной из наиболее важных. Семейные роли образуют достаточно сложный комплекс взаимодействующих и взаимоопределяющих друг друга социальных ролей. В условиях наличия разнообразных норм и образцов ролевого поведения, становление ролевой структуры семьи как социокультурного феномена, адаптация супругов друг к другу, выработка стиля семейной жизни тесно переплетаются с межличностными отношениями супругов и их социальными установками.

Проблема выбора, принятия семьей того или иного ролевого образца неотделима от формирования отношения членов семьи к этому образцу, к своей роли в семье и к выполнению ролей другими членами семьи.

В современных условиях, складывается тенденция к возрастанию автономности супругов, так как интересы каждого из них разнообразнее семейных, и круг значимого общения выходит за рамки супружества.

Наиболее значительные перемены произошли в социальных ролях и в самой системе жизненных ориентиров современной женщины. На первом месте все очевиднее ценности самореализации, индивидуальной успешности, социальной престижности, тогда как традиционные фамилистические установки на семью и детей как главные ориентиры жизни женщины постепенно, но устойчиво отходят на второй план и все более архаизируются. Кроме того, нельзя не отметить и такие новые характеристики брачного портрета женщины, как наличие у нее, как правило, серьезного и разнообразного сексуального опыта.

Не менее глубокими выглядят изменения и в ролестатусных характеристиках другого пола – мужчин. Важнейшее из них – утрата современным мужчиной традиционной монополии на брачном рынке, в частности социального, приоритета на выбор партнера, – очевидное следствие уже общепризнанной тенденции гендерной эгалитаризации в семейных отношениях. Из бесспорного субъекта брачного выбора мужчина трансформируется в одного из возможных партнеров по брачному рынку, что, конечно, является существенным социальным сдвигом в гендерной структуре семейно-брачных отношений.

Еще одну серьезную культурную трансформацию, причем пока еще малоосознаваемую исследовательской мыслью, отмечает Е. Ф. Молевич [4], который видит в ее основе – растущую инфантилизацию (в другой терминологии – «кризис мужской идентичности») молодых и не очень молодых мужчин, наблюдаемое снижение их «самости» – самостоятельности в образе жизни, самообеспечиваемости, самоответственности и инициативности в поведении и т. д.

Последствия этих изменений в социальном статусе для взаимоотношений полов в семейно-брачной сфере неоднозначны. С одной стороны, они определили тенденцию все большего ослабления официальных брачно-семейных связей. Об этом свидетельствуют такие явления, как: стабильное снижение числа заключаемых браков, повсеместно растущий в последние годы средний возраст вступления в первый брак [3], возросшие темпы роста внебрачной рождаемости; высокий уровень разводимости: сейчас распадается примерно каждая вторая брачная пара, причем приоритет в инициировании этого распада – в 60–80 % случаев – за женщинами [7], усиливающаяся популярность незарегистрированных «свободных» браков, характерная не только для молодежи, но и людей старших возрастов.

С другой стороны, отмеченные выше существенные сдвиги в социальном положении полов определили становление в XXI в. нового гендерного качества самих брачно-семейных отношений. Произошла глубокая институциональная перестройка всей системы брачно-семейных отношений, связанная, преимущественно, с «гендерной революцией», в ходе которой на смену традиционному патриархальному браку с приоритетной ролью мужа приходит все более выраженная эгалитарная форма брака с очевидным и реальным равноправием супругов. При переходе к супружеской семье (постсовременной) все труднее определить «главу семьи». Индивидуализация мужчин (расширение избирательности, рост интегральной ответственности и автономии от социальных общностей) и распространение этих качеств на женщин, на общем фоне экономи­ческой и гражданской эмансипации. Это находит свое отражение и в условии обязательного взаимосогласия в брачном выборе, и в растущей унификации полоролевых статусов, в равноценности  вклада в материальную состоятельность семьи и, как следствие – в нивелировании традиционно высокого мужского статуса «главы семьи».

Отмеченное выше приводит к автономизации и индивидуализации членов семьи. Подобные процессы на уровне семьи приводят к модернизации ее ценностной структуры, на лидирующие позиции выходит ценность супружеской автономии. «Автономия выражается в том, что интересы мужа и жены разнообразнее семейных, а потребности и круг общения каждого из супругов выходит за рамки брака. Их эмоциональные устремления регулируются не столько обычаями и традициями, сколько психофизиологическими особенностями, нравственными принципами и эстетическим идеалом» [1. С. 181]. «Современный, даже вполне социализированный человек, – автономен. В техногенном мире большинство людей не действуют по тотально заданным шаблонам, всегда остается место для вариаций и самостоятельных решений... Чем выше уровень цивилизационно-культурного развития общества, тем полнее член такого социума сознает себя как индивидуальность. Тем, в принципе, насущнее его потребность в обособлении» [1. С. 177–178].

Качественно изменившийся культурно-образовательный потенциал полов начинает играть все большую роль в формировании стабильного брака, причем с опорой на факторы культурной идентичности, взаимного интереса, духовной и психофизиологической совместимости.

Список использованной литературы

1.    Голод, С. И. Семья и брак: историко-социологический анализ / С. И. Голод. – СПб.: ТОО ТК Петрополис, 1998.

2.    Здравомыслова, О. М. Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации / О. М. Здравомыслова. – М.: Едито-риал УРСС, 2003.

3.    Келли, Г. Ф. Основы современной сексологии / Г. Ф. Келли. – СПб., 2000.

4.    Молевич, Е. Ф. Гендерные сдвиги в современных брачно-семейных отношениях: смена парадигмы / Е. Ф. Молевич // Женщина в российском обществе. – 2002. – № 2–3. – С. 38–42.

5.   Римашевская, Н. М. Реформирование социальной сферы в кон­тексте гендерных отношений / Н. М. Римашевская // Гендер как инструмент познания и преобразования общества. – М.: РОО МЦГИ – ООО «Солтэкс», 2006. С. 58–69.

6.    Розанов, В. В. Семейный вопрос в России: монография / В. В. Розанов. – СПб., 1993.

Семья на пороге третьего тысячелетия. – М., 1995.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии