EnglishРусский

Религия – наука – общество: проблемы и перспективы взаимодействия

М. А. Рогинская Кандидат социологических наук

Институт философии и социологии,  

Краковский педагогический университет,

г. Краков, Польша

 

Около пятнадцати лет назад Стивен Гульд предложил свое видение взаимоотношения науки и религии, известное как модель непересекающихся магистериев [4]. Несмотря на обширную критику, модель получила популярность, прежде всего, по практическим соображениям – разделяя науку и религию, постулируя отсутствие у них общего предмета познания, она помогает избежать конфликта между ними. Ниже я собираюсь показать, что именно в практическом, или, говоря точнее, социальном аспекте модель Гульда неверна.

У. Р. Кушаев

Кандидат философских наук, старший научный сотрудник,

Ташкентский исламский университет,

г. Ташкент, Узбекистан

И. Г. Дорошина

Кандидат психологических наук, доцент,

генеральный директор Научно-издательского центра «Социосфера»,

г. Пенза, Россия

 

Мораль, религия и наука представляют собой громадные феномены, которые, одновременно являются опорами жизнедеятельности человека и общества. Призванные удовлетворять как духовные, так и материальные потребности, они придают жизни человека смысл и целевую направленность.

Принято считать, что мораль – понятие этики, отражающее совокупность норм поведения человека в обществе, нарушение которых не запрещено законодательно, но порицается общественным мнением. Мораль является особой формой общественного сознания, идеалом гуманистической культуры человека.

С. А. Домашова   Кандидат исторических наук, старший преподаватель,

Тюменский государственный институт культуры,

г. Тюмень, Россия

 

Одной из важнейших исследовательских проблем современного религиоведения является изучения феномена  приобретения новой религиозной идентичности (персональной и массовой).

Принятие религиозной идеи – важный шаг, всегда обусловленный рядом предпосылок, а также внутренних и внешних факторов. В нашей работе мы хотели бы обратиться к исследованию таких факторов на примере обретения арианского вероисповедания визиготами в IV в.

O. Yu. Kolosova Doctor of Philosophy, assistant professor,

Krasnodar University of Ministries of Internal Affairs

of the Russian Federation, Stavropol branch, Stavropol, Russia

 

World confessions play an important role in the activity of society, carrying out thus social functions, the main among which is worldview [12, р. 123–128]. It forms a certain frame of view of life which satisfies informative needs of people in an unscientific form and forms their religious worldview [11, р. 18–22]. The religious culture of mankind represents the cumulative ideal material having the unique history and a set of distinctive features that is especially actual at the present globalization stage [3, р. 309–315]. Important part of both religious, and spiritual culture in general is a system of values which in many respects is defined by the corresponding religious representations attaching moral significance to certain cultural elements of society [10, р. 172–176].

М. В. Федорова Кандидат философских наук, доцент,

Нижегородский государственный лингвистический

университет им. Н. А. Добролюбова,

г. Нижний Новгород, Россия

 

Проблема ценностных ориентаций молодежи всегда была актуальной для социально-гуманитарных наук. Эта актуальность связана со значением, которое имеет молодёжная культура для обновления традиционной культуры и сохранения динамического культурного равновесия. Определенную сложность анализа молодежной культуры вызывает неопределённость категории «молодёжь». В зависимости от исследовательской классификации или правовой базы данное определение может применяться к различным возрастными группам: от 13-летнего до 35-летнего возраста. При этом очевидно, что ценностные ориентации у этих групп будут весьма различаться.

А. А. Исаков   Кандидат философских наук, доцент;

 Нижегородский государственный

университет им. Н. И. Лобачевского, Арзамасский филиал

г. Арзамас, Нижегородская область, Россия

 

В среде верующих распространено утверждение, что атеизм – разновидность язычества. Смысл этого отождествления прост: как язычник поклоняется посюсторонним объектам, так и атеист знает лишь посюсторонний мир. К сожалению, философское исследование атеизма недалеко ушло от такого положения вещей, ведь изучением атеизма в большей мере занимались его оппоненты, тем самым не столько проясняя проблему, сколько приспосабливая точку зрения противной стороны к собственному образу мысли. Поясним: в секуляризованном мировоззрении атеизм является не предпосылкой, а выводом, не на нем строится картина мира, а он из неё следует.

З. М. Денисова, кандидат искусствоведения, доцент,

Екатеринбургская академия современного искусства,

Екатеринбургская детская школа искусств № 2,

г. Екатеринбург, Россия

 

Процесс смешения стилей, направлений, тенденций, культур, столь характерный для искусства второй половины XX столетия, становится определяющим в построении художественного текста, порождает определенную специфику построения драматургии, композиции, образной системы музыкальных произведений этого периода в целом.

V. N. Goncharov, Doctor of Philosophy, assistant professor,

North Caucasus Federal University, Stavropol, Russia

 

In its initial state religion played a double role: carrying out its social function [16, р. 241], it provided merger of society around sacred values and stipulated places of worship to these values [6, р. 18–22]. In the personal plan religion indicated supertime nature of the proclaimed verity, without reducing human life to process of its natural life, and giving it lofty sense [8, р. 29–31]. Sekulyarization of religion is connected with crisis with both functions. Religious communities concede in the social plan by the integrating opportunities to other types of the organizations «on interests» (the only exception is the Islamic religious organizations, but their concentration on religious component is explained by aspiration to emphasize their features in comparison with the western countries) [10, р. 155–160].