Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 4

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-4-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.10.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- К вопросу о распределении гендерных ролей в домашнем труде

К-05.05.16
VII международная научно-практическая конференция
Теория и практика гендерных исследований в мировой науке
05.05-06.05.2016

К вопросу о распределении гендерных ролей в домашнем труде

Л. Ю. Анисимова Кандидат исторических наук, доцент,

Сибирский федеральный университет,

г. Красноярск, Россия

 

В настоящее время в мировой историографии, по мнению М. Кукарцевой, происходит «беспрецедентная экспансия феминистской и гендерной истории» [5, с. 18].

Проблематике асимметричного распределения гендерных ролей в семье посвящены многочисленные феминистские исследования, труды зарубежных социологов и экономистов. В рамках зарубежных социологических исследований осуществляется разработка типологий распределения гендерных ролей в семье. В России, как известно, гендерология находится в процессе становления и институционализации. Гендерные исследования носят полидисциплинарный характер. Следует отметить, что «проблемы домашнего труда довольно долго имели статус маргинальной темы для социологов» [1].

В 2000-е годы внимание зарубежных исследователей обращается к проблеме гендерного разделения домашнего труда с учетом кросс-национального контекста. Зарубежные ученые провели эмпирические исследования изменений гендерно–ролевых отношений и гендерного неравенства в странах Балтии и Восточной / Западной Германии [8]. В рамках теоретического подхода «гендерный уклад» (гендерный уклад как общая рамка, гендерная культура и гендерная система) Б. Пфау-Эффингер объяснил кросс-национальные различия социальных практик женщин (и мужчин) в западноевропейских странах, в том числе и в России [6, с. 30]. Так, например, на протяжении нескольких десятилетий послевоенной истории в развитых странах Европы и США доминировала модель семьи «мужчина-кормилец / женщина-домохозяйка», подчеркивалась важность сохранения традиционной семейной структуры. Согласно данным исследования Б. Пфау-Эффингер, до 1960-х гг. «в Западной Германии не было активных действий с целью реализации женщинами возможности остаться дома и заниматься детьми независимо от кормильца семьи или вхождения в рынок труда» [6, с. 30]. При этом ученый обращает внимание на то, что в 1950-е гг. лишь половина женщин нанимались на работу, к концу 70-х гг. выросла доля женщин с неполным рабочим днем, затем рост замедлился.

В российском обществе гендерное разделение труда имеет свою специфику в силу сложности исторического и культурного влияния на гендерные практики. Например, в послевоенный период трудовая занятость занимала центральное место и считалась «обязанностью всех граждан». С одной стороны, материнство и воспитание детей были объявлены высшим предназначением женщины, а с другой, женщина должна была работать полный рабочий день на благо государства. При этом никто не отменял традиционную роль женщины, она по-прежнему сохраняла бремя бытовых обязанностей и уход за ребенком [9, с. 30]. Ряд зарубежных исследователей считают, что в основе советских гендерных стереотипов лежало эссенциалистское понимание идентичности, унаследованное от дореволюционного периода, несмотря на оптимистическую веру в социальную инженерию, которая официально признавала социалистический проект, официальную риторику о равных возможностях и полное участие женщин в рабочей силе [11]. Ученые пришли к выводу, что советские идеалы равенства полов были в большей степени частью постсоветского культурного контекста.

Внимание зарубежных исследователей направлено на изучение влияния исторических, политических и социально-культурных контекстов на отношение к семейным ролям мужчин и женщин.

В рамках сравнительного и макро-институционального подходов Т. Ма исследовала, в какой степени макро-структурные элементы влияют на отношение людей к гендерному разделению домашнего труда на микроуровне [9]. Для компаративного анализа было выбрано четыре страны (США, ФРГ, России и Японии), которые представляют отличительные социальные, политические и экономические системы, имеют совершенно разный исторический опыт и, следовательно, могут представлять значительное социальное, политическое и культурное разнообразие.

Исторически сложилось, что степень гендерного неравенства растет по мере развития общества и гендерное разделение труда различается в разных странах. Зарубежные исследователи  обращали внимание на то, что мужчины являлись бенефициарами («выгодополучателями») гендерной иерархической системы, склонны проявлять традиционные взгляды и, как правило, менее подвержены эгалитарному разделению труда [9, с. 32].

Объем домашнего труда, выполняемый мужчинами и женщинами, является примером дифференциации гендерных ролей в семье. Многочисленные эмпирические исследования 70–80-х гг.  ХХ в. доказывали, что в большинстве семей, как в России, так в западных странах, сохранялось традиционное распределение бытовых обязанностей; домашний труд оставался преимущественно женским, независимо от того, вовлечена ли женщина в рынок труда или нет [1, с. 25]. Однако, согласно анализу литературы, проведенного Т.Ма, в США в период 1960–1990 гг. мужчины тратили вдвое больше часов на работу по дому, в то время как женщины сократили эту работу почти вдвое. Например, в 1965 году американские женщины тратили около 30 часов, выполняя неоплачиваемую работу по дому, в 1975 г. количество часов сократилось примерно до 24 часов, в 1985 г. – до 20 часов и 1995 г. – до 17,5 часа. По мнению исследователя, снижение количества часов на выполнение домашней работы у женщин произошло, в основном, за счет увеличения доли женщин, входящих в состав рабочей силы; повышения возраста вступления в брак; отложенного рождения первого ребенка на более поздний возраст; сокращения числа детей в семье [9, с. 29].

Для японского общества, например, всегда было характерно четкое гендерное распределение труда: мужчина – кормилец семьи, проводил более 60 часов на работе, женщина уделяла все свое время дому. Сегодня японские мужчины тратят на помощь по дому только 59 минут в день – это самый низкий показатель среди развитых стран (Франция – 136 минут, Германия – 164 минуты, Италия – 103 минуты, Великобритания – 150 минут, Швеция – 177 минут, средний показатель по ОЭСР – 131 минута) [2]. В Европе, в США и Японии из двух работающих супругов женщины расходуют больше времени на неоплачиваемый труд, в частности, воспитание детей и ведение домашнего хозяйства. В среднем женщины посвящают в два раза больше времени работе по хозяйству и в четыре раза больше – заботе о детях, чем мужчины. В странах ОЭСР (Организация Европейского Экономического Сотрудничества) женщины ежедневно тратят примерно на 2½ часа больше на неоплачиваемый труд (включая работу по заботе о других), чем мужчины, независимо от состояния трудовой занятости своих супругов [3, с. 10]. В качестве определяющих факторов распространенности модели «двойной нагрузки» Ю. С. Задворнова называет следующие:

  • профессиональный труд женщин – важный ресурс социально-экономического развития страны;
  • профессиональная занятость обоих супругов – залог благополучия семьи;
  • устойчивость в массовом сознании традиционных представлений о мужском и женском предназначении, «двойная занятость» женщины соответствует представлению о равноправии полов;
  • государственная гендерная политика не в полной мере подкрепляет идеологию равноправия полов социальными технологиями достижения гендерного равенства [4, с. 156].

Спад экономической активности, безработица, существенное понижение реальной заработной платы содействовали переходу к модели семьи «двух кормильцев/двух домохозяев» (работа по дому и наемный труд, основанный на неполном рабочем дне для матерей и отцов в равной мере разделенных между мужчиной и женщиной (как главами домохозяйства) [6, с. 30].

В 1990-е гг. в период экономического кризиса гендерные режимы стран Центральной и Восточной Европы были первыми, кто бросил вызов модели семьи «мужчина-кормилец», поощряя женщин работать вне дома [8, с. 59]. Эта модель корректировалась с целью экономической безопасности семьи. Примером может служить и сложная экономическая ситуация в России в 90-е гг. ХХ в. (деиндустриализация, постепенный отказ государства от своей монопольной власти над экономической и социальной жизнью, социальная напряженность, низкая рождаемость, большой процент разводов), что определенным образом повлияло на изменение гендерных отношений и привело к возврату модели семьи «мужчина-кормилец». Однако, при глубоком кризисе рынка труда, по мнению Б. Пфау-Эффингер, уход женщин в домашнее хозяйство, неполный рабочий день матерей не считался социально приемлемым решением [6, с. 30].

В.Эйнхорн в книге «Золушка идет на рынок» охарактеризовала возвращение к модели семьи «мужчина-кормилец/«женщина-домохозяйка», как «retraditionalization» (ре-традиционализм) (т. е. поощрение гендерного равенства в публичной сфере, но сохранение традиционных гендерных ролей в частной сфере), а эгалитаризм как «ложный» и «традиционный» [7, с. 45]. К авторам ре-традиционализма зарубежные исследователи (Баклей 1997, Гал и Клигман 2000, Джанерт 2000) относят реструктуризацию экономической системы, безработицу, социальную нестабильность. Как предсказывала В. Эйнхорн, возвращение к модели «мужчина–кормилец»/«женщина–домохозяйка» может отрицательным образом отразиться на снижении уровня женской занятости и привести к более консервативным гендерным установкам [7, с. 45].

Аквиле Мошиджунати и Анка Хёне пришли к выводу, что социалистическое наследие не является определяющим фактором, формирующим гендерно-ролевые отношения (например, в проведенном исследовании восточные немцы выразили наиболее эгалитарные отношения, литовцы – традиционное). Зарубежные исследователи подвергают сомнению общее предположение, что различия между гендерно-ролевыми отношениями в Восточной и Западной Германии зависят от исторического опыта различных политических режимов. Гендерная асимметрия в разделении домашнего труда выше в тех странах, где оба супруга имеют равный доступ к власти и материальным ресурсам, чем в тех, где женщины более зависимы [9, с. 29]. Так, например, в США и в России женщины имеют относительно равный доступ к социальным и материальным ресурсам, а в Японии и Западной Германии гендерные отношения являются более традиционными [9, с. 29].

По мнению зарубежных исследователей, увеличение занятости женщин ставит под сомнение гендерное разделение труда по уходу за детьми. Хотя можно было бы ожидать, что увеличение трудовой занятости матерей приведет к более равномураспределению родительских обязанностей между матерями и отцами, однако уход за детьми остается по-прежнему обязанностью женщины [10, с. 29]. Последние исследования показывают, что большинство семей ориентированы на эгалитарную модель отношений. Современные мужчины активно вовлекаются в практики отцовства. Существенный вклад женщин в экономическое благосостояние семьи являлся важным фактором, определяющим, как снижение власти мужа над женой, так и изменения в разделении домашнего труда между супругами. Однако занятость женщин вне дома слабо влияла на увеличение времени, затрачиваемого мужчиной на работу по дому. Связь между гендерно-ролевыми отношениями и гендерном неравенством в трудовой занятости была неустойчивой.

Таким образом, гендерное разделение домашнего труда зависит от национального контекста и разница в гендерном разрыве в пределах одного национального контекста отражает сложность институционального влияния на гендерные установки мужчин и женщин.

 

Библиографический список

  1. Барсукова С. Ю., Радаев В. В. Принципы распределения труда между супругами современной городской семье // Экономическая социология. – 2001. – Том 2. – № 2. – С. 23–65.
  2. Варламова М. А. Семейная политика в Японии. // Демоскоп Weekly. – 2014. – № 589–590.
  3. Женщины, труд и экономика. Макроэкономические выгоды гендерного равенства. Международный Валютный Фонд, 2013. URL: https://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/sdn/2013/sdn1310r.pdf (дата обращения: 15.02.2016).
  4. Задворнова Ю. С. Трансформация моделей распределения гендерных ролей в современной провинциальной российской семье. Дис. на соиск.учен. степ. канд. соц. наук: 22.00.04. – Нижний Новгород, 2016. –191 с.
  5. Иггерс Г., Ван Э. Глобальная история современной историографии. – М. : Канон +: РООИ «Реабилитация», 2012. – 432 с.
  6. Пфау-Эффингер Б. Опыт кросс-национального анализа гендерного уклада // Социологические исследования. – 2000. – №11. – С. 30.
  7. Einhorn.В. Cinderella Goes To Market. Gender and Women’s Movements in East Central Europe. Verso. London – New-York, 1993. – p. 45.
  8. Motiejūnaitė А., Höhne А. 2008. Gender-Role Attitudes and Female Employment in East/West Germany and the Baltic Countries. Stockholm University. Available at:www.diva-portal.org/smash/.../FULLTEXT01.p
  9. Ma Tianyue. A Comparative Look at Attitudes toward Gender and Division of Household Labor in Russia, Japan, Germany and the United States. Journal of the Washington Institute of China Studies, Summer. – 2010. – Vol. 5. – No. 1. – Р. 30.
  10. Oláh, Livia Sz., Richter R., and Kotowska Irena E. The New Roles of Men and Women and Implications for Families and Societies. A project funded by European Union's Seventh Framework Programme under grant agreement no. 320116// Families and Societies. Working Paper Series 11. – 2014. – Р. 29.
  11. White, A. Gender Roles in Contemporary Russia: Attitudes and Expectations among Women Students. Europe -Asia Studies. – May 2005. – Vol. 57. – No. 3. – Pp. 429–455.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии