EnglishРусский

Эксплицитные и имплицитные компоненты представлений об угрозе и опасности

Быховец Ю. В., кандидат психологических наук,

старший научный сотрудник;

Казымова Н. Н., младший научный сотрудник,

Институт психологии РАН, г. Москва, Россия

 

Понятия «угроза» и «опасность» являются одними из ключевых при рассмотрении концепции психологической безопасности, поскольку стремление к безопасности наиболее остро переживается в ситуации опасности и слабо или, вообще, не проявляется при отсутствии таковой. Категории, составляющие семантическое поле конструкта психологической безопасности, не всегда имеют четкое определение и часто используются как взаимозаменяемые [2; 5].

В сознании субъекта категории «опасность» и «безопасность» отражаются в форме представлений о них. Эти представления — чрезвычайно важная составляющая в картине мира человека. Любое представление включает в себя как эксплицитное, так и имплицитное знание. Целью нашего исследования явилось изучение эксплицитных и имплицитных представлений об угрозе и опасности.

Методика

Исследование проводилось в 2 этапа. Целью первого этапа является определение основных признаков (дескрипторов) понятий «угроза» и «опасность». Для этого испытуемым было предложено написать свои ассоциации, приходящие им на ум в связи с этими понятиями. Также испытуемым предлагалось ответить на несколько открытых вопросов об угрозах и опасностях в их жизни. На первом этапе исследования мы опросили 59 человек (50 женщин и 9 мужчин) в возрасте от 17 до 40 лет (средний возраст – 23,05 года).

На втором этапе изучались представления о пяти типах угроз, наиболее часто упоминаемых респондентами на первом этапе. Были опрошены 201 человек (студенты вузов г. Москвы) в возрасте от 17 до 24 лет (средний возраст – 19,04): 153 юноши (средний возраст – 18,97 лет) и 48 девушек (средний возраст – 19,28). Участникам исследования предлагалась анкета, в которой на каждой странице вверху была напечатана одна угроза, а под ней располагались пары описывающих ее прилагательных со шкалой от – 3 до 3 между ними. Для каждой угрозы предлагались одни и те же прилагательные для оценки. Выбор прилагательных основывался на критериях различения из различных классификаций угроз/опасностей [1; 3; 4; 5; 6]. Обработка данных включала в себя контент-анализ ответов респондентов. Статистическое сравнение групп проводилось с использованием U-критерия Манна-Уитни при помощи программного пакета Statistica 6.0.

 

Результаты

Полученные ассоциации были подвергнуты статистической обработке, в ходе которой все признаки были объединены в группы. Следует отметить, что ассоциации, даваемые нашими респондентами на эти два понятия, были очень схожи, настолько, что некоторые респонденты даже определяли эти понятия друг через друга («Угроза – это опасность, опасность – это угроза»). Поэтому и структуры представлений об угрозе и опасности оказались схожими и описываются респондентами при помощи ассоциаций, объединившихся в следующие категории: Источники угроз/опасностей (64,61 % при описании понятия «Угроза» и 58,24 % при описании «Опасности»), Характеристики (10,45 % и 8,78 % соответственно для «Угрозы» и для «Опасности»), Эмоциональные реакции (11,88 % и 7,98 %), Последствия (6,65 % и 10,37 %), Преодоление (2,86 % и 9,04 %). В категорию «Другое» (3,56 % и 5,58 %) вошли те слова-определения, которые, по-видимому, имеют личное значение для респондентов и не поддаются категоризации. Несмотря на схожесть семантических полей этих понятий, при ответе на вопросы анкеты большинство респондентов отмечали, что «Угроза» и «Опасность» – это два разных понятия, имеющие различные значения. Респонденты предлагают разные критерии для различения этих понятий: конкретность и направленность (8,47 % ответов), интенсивность и масштабность (22,03 %), вероятность (23,73 %), возможность контроля (8,47 %), разные источники угрозы и опасности (15,25 %). Часть респондентов (15,25 %) высказалось о том, что оба эти понятия – синонимы и отличий не имеют. При этом даже когда респонденты используют один и тот же критерий для разделения этих понятий, их взгляд на соотношение может быть различным. Например, говоря о том, что опасность и угроза имеют разную степень вероятности и реальности, часть опрошенных считает более вероятной угрозу, а часть – опасность.

Таким образом, хотя почти все наши респонденты считают, что понятия угрозы и опасности различны и должны иметь свое самостоятельное определение, единое мнение относительно такого определения невозможно даже в тех случаях, когда респонденты говорят об одном и том же критерии для разделения этих понятий. Угроза и опасность постоянно подменяют друг друга.

Мы также просили наших респондентов привести примеры угроз и опасностей. Был получен список, состоящий из 1244 ситуации самого разного рода. Анализ этих ситуаций позволил выделить 6 категорий (помимо трех, часто используемых в классификациях угроз другими авторами) (А, П, Т), мы выделили еще и Аутогенные, Физиологические и Экзистенциальные ситуации). Кроме того, самая обширная категория Антропогенных угроз/опасностей была разделена на 3 подкатегории: А1 – события, происходящие с больших масштабах (на уровне государства), А2 – локальные ситуации, связанные с небольшими группами людей или одним человеком, А3 – события или ситуации, связанные с действиями людей, масштабность которых невозможно установить (например, насилие, причинение вреда). Каждая ситуация, указываемая участниками, кодировалась и относилась к одной из категории (таблица 1).

 

Таблица 1. Количество ассоциаций по разным категориям ответов

Категория угроз/опасностей

Угрозы

Опасности

Всего

Антропогенные (А)

271

128

399

А1 (масштабные ситуации)

127

27

154

А2 (локальные/индивидуальные)

86

93

179

А3 (другое)

58

8

66

Природные (П)

91

81

172

Техногенные (Т)

63

88

151

Аутогенные (АУ)

20

56

76

Физиологические (Ф)

12

15

27

Экзистенциальные (Э)

12

9

21

Всего:

739

505

1244

 

Наиболее часто респонденты давали ответы, относящиеся к антропогенной категории опасных/угрожающих ситуаций («А»). Сюда относятся ситуации, так или иначе связанные с действиями людей (теракты, войны, насилие, маньяки, грабители, социальные процессы (финансовый кризис, моральное разложение и т. д.). Второй по частоте категорией ответов является категория Природных ситуаций («П»). Респонденты указывали различные стихийные бедствия, а также эпидемии, угрозы и опасности, исходящие от животных, экологические проблемы. Также часто респонденты указывали Техногенные угрозы/опасности («Т»).

Последние три категории (АУ, Ф, Э) хотя и не столь представлены, имеют свое особое значение и не могут быть отнесены к категориям, традиционно выделяемых в различных классификациях. Аутогенные ситуации (АУ), указываемые нашими респондентами, связаны с действиями самих людей. К категории Физиологических угроз мы отнесли ответы наших респондентов, касающиеся болезней и различных проблем, связанных с телом. Наименее представленная категория – Экзистенциальных угроз/опасностей (Э) – включает в себя понятия зла, несправедливости, борьбы жизни и смерти.

Большое значение в ответах респондентов могут играть языковые клише. Так, в список угроз попадают устоявшиеся словосочетания типа «террористическая угроза», «угроза ядерного взрыва», «угроза войны» и т. п. А в список опасностей – несоблюдение правил различных безопасностей (пожарной, технической, дорожного движения).

В списке опасных ситуаций чаще встречаются ответы категории АУ (аутогенная опасность), в которых респонденты описывают различного рода собственное «опасное» поведение («гулять одной ночью», «несоблюдение правил ПДД», «ковырять розетку» и др.). В ответах такого типа респонденты видят свои собственные действия как причину дальнейших негативных последствий. 

На втором этапе мы использовали метод семантического дифференциала, в ходе которого респондентам предлагалось оценить по ряду параметров следующие угрозы: терроризм, аварии на транспорте, землетрясение, курение, онкологические заболевания. Данный набор угроз неслучаен и был определен на первом этапе исследования как наиболее часто упоминающиеся угрозы в каждой из категорий (антропогенные, техногенные, природные, аутогенные и физиологические).

В таблице 2 представлены средние значения оценок по каждому параметру угроз на всей выборке респондентов.

 

Таблица 2. Средние значения оценок параметров угроз во всей выборке (n=201).

 

 

Терроризм

Аварии на транспорте

Землетрясение

Курение

Онкологические заболевания

M

M

M

M

M

1

Непредсказуемый – Предсказуемый

-0,61

-0,80

-0,28

2,03

-0,87

2

Необратимый – Обратимый

-0,12

0,48

-1,72

1,89

-0,21

3

Неизвестный – Известный

0,31

0,76

0,69

2,45

1,09

4

Неопределенный – Определенный

0,32

0,62

0,51

2,11

0,76

5

Бесконтрольный – Контролируемый

-0,24

0,43

-1,88

1,63

-0,17

6

Кратковременный – Постоянный

-0,09

1,15

-0,99

1,69

1,19

7

Надуманный – Существующий

1,50

2,09

2,01

1,89

2,12

8

Пассивный – Активный

1,39

1,23

1,02

1,34

0,94

9

Локальный – Глобальный

1,03

1,01

0,04

1,86

1,27

10

Зависимый – Свободный

-0,56

0,22

1,04

-0,68

-0,04

11

Редкий – Частый

0,41

2,15

-0,72

2,02

0,77

12

Случайный – Преднамеренный

2,07

-1,48

-1,73

1,69

-1,12

13

Искусственный – Естественный

-0,51

0,87

2,36

-0,33

1,35

14

Умышленный – Неумышленный

-2,29

1,38

2,00

-1,65

1,65

15

Отвлеченный – Конкретный

1,31

0,36

1,18

1,49

1,12

16

Потенциальный – Реальный

1,30

1,75

1,65

1,89

1,58

17

Слабый - Сильный

1,42

1,13

1,36

1,49

1,66

 

Сравнение по всем оцениваемым параметрам было проведено путем попарного сравнения угроз с помощью U-критерия Манна-Уитни. Статистически значимые результаты представлены ниже.

Интересны пункты 3, 4, 7, 8, 9, 15, 16, 17, где средние оценки параметров всех угроз лежат в положительной области шкалы (выше 0). Таким образом, для наших респондентов все описываемые угрозы представляются действительно существующими и определенными, а не надуманными, имеющими глобальное распространение и сильное влияние.

Сильно выделяется угроза «Курение»: оценки большинства параметров этой угрозы статистически достоверно превышают оценки других угроз (пункты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 9,10 (в отрицательном направлении), 15, 16, 17). Такая тенденция к высоким оценкам может быть обусловлена юношеским максимализмом: наши респонденты – студенты, большинство из них мужского пола, для них курение может иметь особое значение как выражение нежелания следовать правилам и стремления к определению собственной линии поведения, пусть и через общественно порицаемые и потенциально опасные для здоровья действия.

Единственный параметр, по которому только одна угроза статистически значимо отличается от всех остальных, – это пункт 7 («Надуманный – Существующий»): средние значения оценок по этому параметру достоверно ниже для угрозы «Терроризм», т. е. оценки этой угрозы более других смещены в сторону полюса «Надуманности». Возможно, это связано с восприятием данной политической проблематики как навязанной кем-то, но не существующей самой по себе как, например, явления природы (ураган, наводнение и пр.) или аварии на транспорте вследствие использования человеком технических средств.

Кроме того, было проверено предположение о половых различиях в оценивании угроз. С помощью критерия Манна-Уитни были установлены достоверные различия между юношами (M1  - средняя оценка параметра) и девушками (M2) по некоторым параметрам. Наибольшее количество различий наблюдается при оценивании угрозы терроризма. Так, юноши оценивают терроризм в большей степени определенным (M1=0,54, M2=-0,36, U=2443,50, p=0,001), контролируемым (M1=0,02, M2=-1,08, U=2438,00, p= 0,0004), менее зависимым (M1=-0,42, M2=-1,00, U=2901,50, p= 0,04) и менее искусственным (M1=-0,30, M2=-1,19, U=2695,00, p=0,01), по сравнению с оценками девушек. Девушки выше оценивают силу этой угрозы (M1=1,33, M2=1,69, U=2958,00, p=0,048).

Юноши выше оценивают частоту аварий (M1=2,25, M2=1,81, U=2932,50, p=0,04), считают эту угрозу более глобальной, чем девушки (M1=1,31, M2=0,06, U=2377,00, p=0,0003). Девушки ниже оценивают известность этой угрозы (M1=0,89, M2=0,33, U=2986,00, p=0,05).

Оценки землетрясения у юношей и девушек сходны по всем параметрам, за исключением одного: юноши склонны чаще отмечать локальность землетрясений, а девушки – глобальность (M1=-0,13, M2=0,56, U=2929,00, p=0,04).

Юноши находят угрозу курения в большей степени глобальной (M1=1,96, M2=1,56, U=2791,50, p=0,02) и менее зависимой  (M1=-0,41, M2=-1,53, U=2592,00, p=0,01) по сравнению с девушками.

Девушки считают угрозу онкологических заболеваний менее предсказуемой (M1=-0,70, M2=-1,44, U=2802,00, p=0,03), менее известной (M1=1,29, M2=0,50, U=2810,00, p=0,03) и более частой (M1=0,64, M2=1,17, U=2815,00, p=0,04). 

 

Заключение

Проблема безопасности имеет особую значимость для жизнедеятельности как отдельных индивидов, так и всего общества в целом. Несмотря на это, эмпирических исследований все еще недостаточно для создания единой модели психологической безопасности. В рамках нашего исследования мы рассматривали смежные с понятием безопасности понятия угрозы и опасности. Представленные результаты имеют практическую значимость в рамках изучения психологической основы переживания человеком чувства безопасности.

Проведенное исследование показало, что семантические поля понятий угрозы и опасности пересекаются и накладываются друг на друга. В обыденном представлении людей эти понятия слабо дифференцируются и используются в основном как синонимы. Анализ упоминаемых угроз позволил составить их классификацию, согласующуюся с некоторыми теоретическими классификациями, представленными в литературных данных [5]. Так, были выделены Антропогенные, Природные, Техногенные, Физиологические, Аутогенные и Экзистенциальны угрозы. Определен список наиболее часто упоминаемых угроз каждого типа, действующих в современном мире. Такими угрозами, по нашим данным, стали угрозы: терроризма, землетрясений, аварий на транспорте, курения и онкологических заболеваний.

Таким образом, в исследовании были показаны эксплицитные и имплицитные составляющие представлений об угрозах и опасностях. Так, эксплицитными представлениями явились определения угроз и опасностей, даваемые нашими респондентами. Имплицитные же представления были выявлены нами при анализе ассоциаций на эти понятия и оценок угроз с помощью семантического дифференциала.

 

Библиографический список

  1. Бельков О. А., Мирошниченко В. М. Опасность как социальное явление и научное понятие // Проблемы безопасности. Бюллетень Научно-исследовательского центра «Наука-XXI». – 2008. – № 1.
  2. Гацко М. О соотношении понятий «угроза» и «опасность» // Обозреватель – Observer. – 1997. – № 7.
  3. Коротец В. И. Опасность и безопасность в современном мире: философско-культурологический анализ: Дис. … канд. филос. наук. Ростов н/Д., 2003.
  4. Матвеева Л. В., Лаврова Е. В. Исследование трансформаций представления об опасности под влиянием СМИ // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология – 2011. – № 4.
  5. Национальная и глобальная безопасность. Терроризм в мегаполисе: оценка угроз и защищенности / под общей ред. В. З. Дворкина. – М. : Изд-во «Права человека», 2002.
  6. Щербатых Б. Психология страха : популярная энциклопедия. – М., 2002.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: