EnglishРусский

К вопросу о нетипичных синтаксических способах выражения семантики цели

Л. В. Воронина, кандидат филологических наук;

Рязанское высшее воздушно-десантное

командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова,

г. Рязань, Россия

 

Синтаксические способы выражения целевого значения многочисленны: на уровне словосочетаний – дестинативы со строго определенным набором предлогов, оформляющих цель, и глагольные сочетания с инфинитивом, на уровне предложений – сложноподчиненные конструкции с конкретными операторами подчинительной связи. В то же время фактами языка стали предикативные единицы, содержащие полупредикативные компоненты, способные выражать синкретичное значение цели, – причастные и деепричастные обороты – нетипичные способы выражения целевой семантики.

Так, авторы «Русской грамматики» указывают на отсутствие целевого значения у деепричастных [2, с. 181–183] и причастных оборотов [2, с. 183–184], мы же в данной статье попытаемся настоять на не столь однозначном решении вопроса о семантической квалификации подобных конструкций, выделим ряд факторов, способствующих развитию у них целевого значения, а также сделаем проекцию на современное состояние языка на предмет присутствия в нем таких «нетипичных» способов выражения целевой семантики.

Итак, на наш взгляд (и его подтверждает ряд примеров), деепричастия с зависимыми словами способны сообщать о цели: И они с сестрой остановились, отыскивая девушку (Л. Н. Толстой) = остановились, чтобы отыскать; Однажды, желая причинить ей боль, он сказал ей, что отец сыграл в их романе непривлекательную роль... (А. П. Чехов). С другой стороны, отсутствие в конструкции вербально оформленного грамматического показателя подчинения – союза или предлога – обусловливает размытость семантики, компиляцию целевого значения с причинным: сказал, потому что хотел причинить боль; остановились, потому что хотели отыскать. Так что семантическая квалификация данных конструкций не может быть однозначной. Тем не менее можно выделить ряд факторов, действие которых способствует активизации именно целевого значения.

Между глаголом и деепричастием устанавливается закрытая связь, которая проявляется, во-первых, в том, что примыкает всегда деепричастие несовершенного вида, вносящее значение одновременно совершающегося желаемого добавочного действия-цели – грамматический аспект. Во-вторых, связь лексически закрытая: примыкают и развивают сему «цель» деепричастия определенных лексико-семантических групп: 1) деепричастия, содержащие интенцию, указание на каузацию действия: На другой день, желая загладить вину свою перед Людмилой, я купил на семишник леденцов ячменного сахара (М. Горький); Они стали укладываться перед огнем, как бы собираясь спать (И. С. Тургенев); Вот присел я у забора и стал прислушиваться; стараясь не пропустить ни одного слова (М. Ю. Лермонтов). Имея в своем составе сему устремленности, проявляющуюся в большей или меньшей степени при начале оформления замысла (желая) или при его реализации (пытаясь), такие деепричастия оказываются в плоскости целенаправленных действий агенса и, более того, акцентируют стадиальность целевого акта; 2) деепричастия со значением говорения, которые могут быть сгруппированы по степени категоричности выражаемого ими добавочного действия: В это время подвернулся губернатор... прося быть судиею в споре... (Н. В. Гоголь); Она еще долго жаловалась на свою... жизнь в этом доме, умоляя Ковригина войти в ее положение... (А. П.Чехов); Драгунский капитан… ударил по столу кулаком, требуя внимания (М. Ю. Лермонтов); 3) деепричастия со значением движения, его каузации, а также обозначающие действия, сопровождающие движение: Все обернулись туда, откуда выскочили гончие, преследуя зайца (Л. Н. Толстой).

Деепричастные обороты со значением цели не теряют своей актуальности в языке современных СМИ: Пилот имел полное право катапультироваться, спасая свою жизнь (Российская газета. 26.10.2009) ; Новоиспеченные хозяева… начинали терроризировать других собственников, вынуждая их продавать свои доли… (Мир новостей. 23.03.2010).

Сообщать о цели способны и причастия, однако это цель «овеществленная», «воплощенная в вещи» [1, с. 45]. Такое значение развивается в силу особенностей категориального значения причастий и их синтагматических характеристик, так что, наряду с целевой, в таких конструкциях развивается атрибутивная семантика, а причастный оборот в целом начинает сообщать о назначении предмета: К шапке была приделана стальная кольчатая сеть, защищавшая от сабельных ударов (А. К. Толстой). = шапка, чтобы защищать от ударов; В конце зимы в доме Щербацких происходил консилиум, долженствовавший решить, в каком положении находится здоровье Кити... (Л. Н. Толстой).

В языке классической прозы подобные примеры немногочисленны, в отличие от языка современных масс-медиа, который ими перенасыщен. Причастные обороты сообщают о назначении предмета: а) конкретного (Для начала выломали … дверь, защищавшую вход в подвал (Собеседник. 17–23.03.2010); …Вскоре будут созданы… электронные устройства, помогающие родителям… определять причину крика ребенка (Мир новостей. 23.03.2010) и чаще б) отвлеченного (Есть масса законов, регулирующих ту или иную сферу жизни (Мир новостей. 23.03.2010); Специалисты считают: нужна… программа, объединяющая все заинтересованные институты общества (Мир новостей. 23.03.2010).

Безусловно, развивать семантику назначения причастные обороты начинают под воздействием определенных факторов. Во-первых, исследуемые нами причастия восходят к глаголам целенаправленного действия (защищать, регулировать, помогать, ограничивать), содержащим в своей семантике указание не только на действие, но и на цель и в принципе не предполагающим дублирование целевой ситуации (функционирование конструкций типа помогать, чтобы…, защищать, чтобы... не свойственно языку); во-вторых, контактным словом всегда должно быть существительное, открывающее валентность на назначение.

Распространение конструкций с полипредикативными оборотами, сообщающими о назначении действия или предмета, можно считать новейшей тенденцией развития русского языка. Тем не менее ни причастные, ни деепричастные обороты, в силу специфики выражаемой ими семантики, выступающей в контаминации с причинным или атрибутивным значениями, обусловленной характером синтаксической связи между контактным словом и причастием или деепричастием, а также в связи со стилистической маркированностью контекстами книжного характера, не могут быть квалифицированы как актуальные и в линейке традиционных синтаксических средств, сообщающих о цели, представляются нетипичными.

 

Библиографический список

 

1. Левонтина И. Б. Целесообразность без цели // Вопросы языкознания. – 1996. – № 1.

2. Русская грамматика: в 2 т. Т. 2. – М. : Наука, 1980.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: