EnglishРусский

Особенности коммуникативной модели «студент-преподаватель» в условиях социальных сетей

А. Н. Попова кандидат медицинских наук, доцент,

С. В. Крайнов ассистент,

Волгоградский государственный медицинский университет,

г. Волгоград, Россия

 

Всем известно, что человек не может существовать вне социума и коммуникации, в противном случае высока вероятность деградации его личности. В разные времена общение людей приобретало новые формы, видоизменялось. Безусловно, речь и письменность – являются основными столпами коммуникации, но стоит признать, что в эпоху информационных технологий этого не вполне достаточно [3, с. 53].

Своеобразным феноменом последних десятилетий стали социальные сети, которые, по мнению ряда ученых, можно отнести не только к некой «виртуальной системе», имеющей свои ценности, «язык» и даже «законы»; но и к суррогатной форме общения. В чем же ее «суррогатность»? Представляется, что в условиях общения в соцсетях – происходит подмена многих понятийных дефиниций, лежащих в основе этики очного общения. Во многом, именно поэтому в интернете так распространен «троллинг», нецензурные выражения, а также (что весьма любопытно) – феномен «левых страниц». Последнее связано с желанием примерить на себя чужую маску, реализовать в виртуальном пространстве «другое Я», способное позволить себе то, что невозможно осуществить в реальной жизни.

Отсюда такая повальная зависимость от социальных сетей, доводящая порой до абсурдных ситуаций, когда заочное, «комфортное» (не нужно никуда идти, что-то придумывать) общение предпочитают личной встрече. Теряются ли при этом коммуникативные навыки? Похоже, что да. Ведь «чатинг» не подразумевает развернутых ответов на вопросы. Это, скорее, обмен информацией. Но, как известно, эмоциональная сторона общения – едва ли не важнее для человека, чем информационная. Отсюда вытекает колоссальная проблема, которая начинает проявляться уже сегодня – молодежь не способна стройно и красиво излагать свои мысли. Иными словами, запущен процесс «атрофии» вербальной абстракции, или, как любят говорить нейролингвисты – «человек теряет синтаксис» [2, с. 86].

Следует признать, что данная тенденция наиболее очевидна в студенческой среде, ведь учащимся необходимо овладевать профессиональными языком и мышлением, особенно, если речь идет о будущих врачах. Понимание природы человека, не только через призму анатомии и физиологии, но также – психологии и социологии – это искусство, познание которого возможно только в условиях хорошей эрудиции, высоких когнитивных способностей, а также коммуникативных компетенций студента-медика. Последнее, увы – все чаще становится дефицитом [4, с. 240].

Наш педагогический опыт показывает, что в последнее десятилетие ответы студентов, при разборе теоретического материала, становятся все более скудными и однозначными. В то время, как «клиническое мышление», к формированию которого стремится любой преподаватель – подразумевает виртуозное владение медицинскими знаниями в контексте конкретной ситуации, то есть – умение сопоставлять, выявлять корреляцию, мыслить. С этой точки зрения, очевидно, что тесты, к которым все чаще рефлексирует современная система образования – не способны сформировать у учащегося полноценное абстрактное мышление, ибо, увы, далеко не во всех клинических ситуациях есть один правильный ответ из предоставленного перечня; к тому же, невозможно представить в стандартах все возможные случаи и сочетания проявлений болезни. Врач должен сам принять верное решение, опираясь на свои опыт и знания.

Еще одной интересной проблемой является изучение вопроса коммуникативных взаимодействий студента и преподавателя. Любопытно, что в очной беседе (или, скажем, в телефонном разговоре) студенты проявляют себя более тактичными, нежели в социальных сетях. Парадокс, но при общении в интернете – происходит некоторое стирание социальных ролей, и молодые люди начинают примерять на себя часть той модели поведения, к которой они привыкли, используя данную площадку коммуникации. Безусловно, речь не идет о хамстве, или, скажем – «панибратстве», скорее – о включении «собеседника-препода» в поле «френд-зоны», дающее право «лайкать», оставлять комментарии и позволять себе чуть больше, чем во время очного общения. Причем, при личной встрече, описанная выше модель не проявляется, поскольку, видимо, способна существовать только в системе координат социальных сетей. В связи с этим, возникает вполне резонный вопрос – а нужно ли общение преподавателя с учащимся в социальных сетях? Особенно, если речь не идет о дистанционном образовании [1, с. 239]. Бездумная политика открытости и прозрачности, в некоторой мере, попирает устоявшиеся веками традиции академичности высшего образования и, в том числе, коммуникативной модели «учитель-ученик». В то же время, чрезмерная ретроградность и ортодоксальность в данном вопросе неприемлема. Как же быть?

Представляется, что некоторая смена парадигм, наблюдаемая в наши дни – есть суть переходного периода, отличающегося формированием новых ценностей и коммуникативных моделей. Иными словами, со временем, эволюционным путем, должны сложиться новые нормы морали и этики общения в соцсетях, которые позволят выработать приемлемую коммуникативную модель «учитель-ученик». Однако, сегодня, скорее всего – не стоит злоупотреблять такого рода общением, и ограничивать его исключительно консультированием по вопросам материала преподаваемой дисциплины, или, скажем, решения организационных моментов. В противном случае, извращение социальных ролей может стать существенной проблемой для дальнейшего взаимоотношения учителя и студента.

 

Библиографический список

  1. Максаков С. А. Перспективы и возможности дистанционного дополнительного обучения студентов-стоматологов//Фундаментальные проблемы науки : сборник статей Международной научно-практической конференции (1 октября 2015 г., г. Уфа). – Уфа : Аэтерна, 2015. – С. 238–241.
  2. Черниговская Т.В. До опыта приобрели черты.» мозг человека и породивший его язык // Философско-литературный журнал Логос. – 2014. – № 1 (97). – С. 79-96.
  3. Шпомер Е. А. Коммуникативное поведение: к проблеме классификации норм коммуникативного поступка // Мир науки, культуры, образования. – 2012. – № 6 (37). – С. 52–55.
  4. Danko S. G., Boytsova J. A., Solovjeva M. L., Medvedev S. V., Chernigovskaya T. V. Event-related brain potentials when conjugating Russian verbs: the modularity of language procedures // Human Physiology. – 2014. – Т. 40. – № 3. – С. 237–243.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: