Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 4

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-4-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.10.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Средства языковой репрезентации любви как духовной сущности в произведениях Ивана Бунина

К-03.25.16
VI международная научно-практическая конференция
Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований
25.03-26.03.2016

Средства языковой репрезентации любви как духовной сущности в произведениях Ивана Бунина

О. В. Четверикова, доктор филологических наук,

профессор,

Армавирский государственный педагогический

университет, г. Армавир, Россия

 

Любовь – сложная разновидность интеллектуально-эмоциональной оценки. Любовь как духовная сущность регулирует отношение человека к своему избраннику и представляет собой безусловную жизненную ценность. Концепция любви связана, с одной стороны, с понятиями счастья, наслаждения, необходимости и незаменимости человека. С другой стороны, любовь ассоциируется с мукой, страданием, болью, разлукой, одиночеством, личной трагедией, даже смертью. И. А. Бунин писал: «Любовь, как чувство вечное, всегда живое и юное, служила и будет служить неисчерпаемым материалом для поэзии; она вносит идеальное отношение и свет в будничную прозу жизни, расшевеливает благородные инстинкты души и не дает загрубеть в узком материализме и грубо-животном эгоизме» [1, с. 490]. Через любовь герой Бунина испытывает острое ощущение жизни, мира. С течением лет писатель несколько переосмыслил свои взгляды на любовь, найдя в ней много печального, горького.

В рассказах, включённых в сборник «Тёмные аллеи» (1946), любовь трагедийна. Писатель считал, что земная любовь не может быть вечной, ибо человек несовершенен и бессилен перед судьбой. Но всё-таки любовь, пусть и на мгновенье, способна поднять человека над суетой повседневной жизни, дать ему возможность ощутить счастье и радость бытия: Какое это великое счастье – жить, существовать в мире, дышать, видеть небо, воду, солнце! И все же мы несчастны! В чем дело? В кратковременности нашей, в одиночестве, в неправильности нашей жизни? («Тишина»).

В плане языковой репрезентации понятие «любовь» в прозе и лирике И. Бунина характеризуется «семиотической насыщенностью»: это понятие эксплицировано рядом эпитетов, синонимов, метафор, яркими пейзажными зарисовками, использованием лексем, объективирующих проявление в текстах о любви разных модусов чувственного восприятия, наиболее частотными из которых являются обоняние, зрение, слух, осязание: И чувствую я слабый аромат/ Её волос, дыхания – и чую/ Былых восторгов сладостный возврат («Что впереди?...»). Так, в новелле «Поздний час» пейзажные зарисовки передают душевное состояние влюблённого юноши, маркёрами которого выступают слова с семами ‘цвет’, ‘свет’, ‘запах’: … У неё было такое вечернее платье, очень нарядное, длинное и стройное. Оно необыкновенно шло к её тонкому стану и чёрным молодым глазам; …я слышал запах твоих девичьих волос, шеи, холстинкового платья…. Мы наблюдаем превращение предметно-чувственного в духовное. Так, в рассказе «Митина любовь» глаза возлюбленной сравниваются со светом звёзд, а сами номинации «звезда», «свет» поднимаются до символа, становясь воплощением идеального: Он поднял глаза: над садом торжественно и радостно сияло небо, вокруг сиял сад своей снежной белизной, соловей …со всей сладостью соловьиного забвения щелкал в свежей зелени дальних кустов – и кровь отлила от его лица,  мурашки побежали по волосам… Домой он шел медленно – чаша его любви была полна с краями. И так же осторожно носил он её в себе и следующие дни, тихо, счастливо ожидая нового письма.

В любовной лирике И. Бунина репрезентантами образа лирической героини выступают лексемы и словосочетания со значением субъективной оценки: родная, сердце моё, милый взор, ласковая улыбка, лучистые глаза. Императивы в составе побудительных синтаксических конструкций, сравнительные конструкции, обращения – маркеры отношения говорящего к любимой женщине: Но пока печальный день настанет,/ Улыбнись мне – обмани меня! («Снова сон, пленительный и сладкий»); Ты покрепче прижмись ко мне, сердце моё!/ Ты мне собственной жизни милей и родней («Только камни, пески…»); …и краше всех – она,/ Стройна, нарядна и скромна,/ С огнём потупленного взгляда («Дедушка в молодости»).

Исследованный языковой материал позволяет говорить о том, что понимание И. Буниным феномена любви реализуется через художественные модели «любовь-восторг», «любовь-страсть», «любовь-разлука», «любовь-смерть», которые представляют собой  различные ипостаси авторской модели «любовь-память» [2]. Любовь-восторг трактуется И. Буниным как нечто, наполняющее душу восхищением, полнотой счастья. Она проявляется в преклонении и обожании возлюбленной и раскрывается на фоне красоты природного мира: Однажды она промочила в дождь ноги, вбежала из сада в гостиную, и он кинулся разувать и целовать её мокрые ступни – подобного счастья не было во всей его жизни; Мне так хорошо, мне хочется болтать страшные глупости! («Руся»). Герой по-новому ощущает мир вокруг себя, обострённо чувствует его красоту и счастлив безмерно: Всё было прекрасно: и зелень, и фонари, и предстоящее свидание, и вкус папиросы…. Всё сливалось в одно: в счастливое чувство готовности на всё что угодно. Любовь-восторг – это ожидание счастья, гармония с самим собой и всей вселенной, поэтому так частотна у И. Бунина натуроморфная метафора любви: Ты спишь с улыбкой, мой цветок; Твои уста – пчелиный мед; Твой смех счастливый – щебет птиц; И тихо алеют ланиты,/ Сияя, как снег, белизною; Звезды тихо искрились над нами, /Тонко пахло свежестью росы.// Ласково касался я устами/ До горячих щёк и до косы. Бунинская героиня «вписывается» автором в мир окружающей её природной красоты. Предикативные конструкции сердце сжалось сладко и таинственно; сердце забилось сильнее; несказанное счастье; молчал от нестерпимого счастья и т. п. служат объективации психологического состояния героя.

Любовь-страсть – это наслаждение, приносящее удовольствие, радость. В текстах используются автором предикативные конструкции с оценочными операторами: была прелестна; волшебно прекрасна; лучшие минуты жизни («Тёмные аллеи»); посмотрел на неё всю; любовный грех;  чуть с ума не сошёл («Галя Ганская»). И. Бунин не отделяет «одухотворенную» любовь от «чувственного, плотского» начала. Здесь важны акценты. Например, в стихотворении «Я к ней вошёл…» ключевые предикаты акцентируют чувственную сферу героя: Она лежала на спине,/ Нагие раздвоивши груди, –/ И тихо, как вода в сосуде,/ Стояла жизнь её во сне. Но как точно передано эстетически значимое: любование красотой спящей девушки.

Любовь-разлука проявляется у И. Бунина через эмотивные доминанты грусти и боли, иногда – сдержанного трагизма, как, например, в стихотворении «Одиночество», в котором желание счастья и осознание его невозможности выражены в нарочито спокойной фразе: …разлюбила – и стал ей чужой.// Что ж! Камин затоплю, буду пить…// Хорошо бы собаку купить. Мотив расставания объективируется предикативными доминантами разлюбить, стать чужим. В бунинских текстах используется сочетание антропоморфной и натуроморфной метафор, что подчёркивает чувственно-страстное восприятие мира художником: Мы рядом шли, но на меня/ Уже взглянуть ты не решалась,/ И в ветре мартовского дня/ Пустая наша речь терялась («Мы рядом шли…»). Гидроморфная метафора расставания объективируется номинациями вино, яд, атрибутивными конкретизаторами существительных – хмельной, тёмный, смертельный: И сказала бесстрастно, с холодной улыбкой богиня:/ «Сладок яд мой хмельной. Это лозы с могилы любви» («Чашу с тёмным вином…»). У И. Бунина расставание и смерть всегда рядом. Любовь-смерть – это потеря, возможная гибель человека, втянутого в любовный треугольник, как это случилось в рассказе «Кавказ»: …он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, … не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лёг на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов. Часто именно колоративная лексика выступает у И.Бунина маркером будущей трагедии. Так, в приведённой выше цитате белый цвет кителя, синтаксическая конструкция чистое белье контекстуально ассоциируются со смертью. А в рассказе «В Париже» репрезентантом грядущей трагедии выступает красный цвет.

Любовь-память объективируется полисемантичной лексемой «звезда» и контекстуально синонимичными ей номинациями «глаза», «взор», «свет»: Печаль ресниц, сияющих и черных,/ Алмазы слез, обильных, непокорных, /И вновь огонь небесных глаз, / Счастливых, радостных, смиренных, –/ Все помню я… («Печаль ресниц, сияющих и черных…»); Вспоминая первые признанья,/ Я ищу меж вами образ милый…/ Дни пройдут – вы будете светиться / Над моей забытою могилой («Не устану воспевать вас, звёзды!»). Герои И. Бунина, вспоминая молодость, как бы заново переживают свою юношескую любовь, и сама интенсивность чувства, сохранённого в сердце, говорит о важности этого события в их жизни. Трагедийность любви, жизни утончает душевную природу человека, побуждая его искать гармонию за пределами земного мира, в вечном.

 

Библиографический список

  1. Бунин И. А. Собр. соч. в 9 томах. Т. 9. – М. : Худож. литература, 1967. – 624 с.
  2. Четверикова О. В. Когнитивно-прагматический потенциал языковых средств экспликации авторских смыслов в поэтическом тексте (на материале произведений 1 половины ХХ века): монография. – Тверь : ООО «Альфа-Пресс», 2010. – 400 с.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии