EnglishРусский

Релятивные единицы как один показателей структурно-семантической организации политического текста ХХI века

Г. А. Шиганова доктор филологических наук, профессор,

Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет,

г.Челябинск, Россия

 

В современном мире политика является одной из ведущих сфер жизни общества. Ежедневно ведутся десятки радио- и телепередач, издаются газеты, журналы, книги, в которых вопросы современного мироустройства, взаимоотношений разных государств, внутренней и внешней политики стран обсуждаются на разных уровнях и в разных жанрах. Современного человека невозможно представить вне политики, люди разных возрастов обсуждают различные вопросы, касающиеся политических событий; пытаются дать характеристики действующим лицам, объектам, времени, обстоятельствам, событиям и т. п. Тексты (письменные и устные) политического содержания стали одним из признаков развития русского языка в XXI в.

Речь индивидуума, отражающая в той или иной мере политическое устройство современного мира, является знаком солидарности с другими членами общества, говорящими на том же языке. Безусловно, язык есть связующее звено между мыслью и действием и является главным средством выражения той или иной точки зрения на актуальные вопросы политического устройства, экономической и социальной жизни общества.

Политический текст, как известно, имеет свои характерные признаки, как-то: политическая терминология, специфическая структура дискурса, своеобразное звуковое или письменное оформление, наличие специальных речевых приемов, позволяющих говорящему или пишущему достигать наибольшей эффективности своих политических целей и т.п. В настоящее время введен даже термин «политологическая филология» [3, с. 33], специфическими областями которой являются «политологическое литературоведение» и «политологическая лингвистика»; предмет последней – прежде всего синтактика, семантика и прагматика политического дискурса. Однако, надо заметить, современные политические тексты, как устные, так и письменные, мало исследованы с точки зрения грамматики, а ведь без глубокого грамматического анализа невозможно до конца объяснить закономерности построения правильных осмысленных речевых отрезков политического дискурса.

В данной статье анализируется прежде всего семантико-грамматическая роль релятивных единиц в современных научных политических текстах. В качестве материала были использованы письменные тексты книг «Гражданское и политическое в российских общественных практиках» под ред. С.В. Патрушева [2]; «Государственная национальная политика России: законодательный аспект (1906–2007 гг.) Е. Н. Трофимова [7]; «Актуальные проблемы политики и политологии в России» под общ. ред. О. Ф. Шаброва [1].

Единицы релятивной семантики участвуют в выражении различных типов объективно существующих отношений в современном русском языке. Грамматическая роль релятивных единиц заключается прежде всего в способности оформлять подчинение имени существительного или местоимения другому слову в контексте и тем самым выражать различные отношения друг к другу тех предметов, действий, состояний и признаков, которые этими словами называются.

В последнее время язык значительно расширил свои возможности в выражении вновь возникающих отношений между объектами, а также в дифференциации усложнившихся «старых» отношений. Большая роль в этом принадлежит предлогам, так как предложно-падежные формы активно вытесняют из языка чисто падежные формы. Как говорил В. В. Виноградов, «в полном объеме картина употребления падежей имени существительного раскрывается лишь при синтаксическом описании грамматических отношений, выражаемых предлогами» [4, с. 151]. Особое место в современной предложно-падежной системе занимают фразеологические предлоги, которые образуются в языке необычайно активно.

Считаем одной из важных задач своего исследования описание предлогов с точки зрения их системности в качестве координат, с помощью которых выражается современный политический мир, обозначаются существующие отношения.

Предлоги, образующие систему морфолого-синтаксического типа, при своем функционировании неизбежно взаимодействуют с элементами других систем, в частности, систем языковых средств, выражающих ту или иную понятийную категорию. Системный подход к грамматической функции предлогов в языке и речи позволяет нам рассмотреть значение релятивных единиц не изолированно друг от друга, а во взаимодействии, в комплексе. Совершенно очевидно, что в сфере изучаемых смысловых отношений пришло время выявить не только такие традиционные семантические поля, как время, причина, цель, условие, следствие и т.п., но и квалифицировать вновь возникающие типы, а также дифференцировать объектные и атрибутивные отношения, которые изучены пока в малой степени.

В анализируемых научных политических текстах ХХI в. на первом месте по продуктивности оказались причинно-следственные отношения, что вполне закономерно. Логикой причинно-следственных связей в первую очередь должен овладеть политик, чтобы понять смысл того, что происходит вокруг, чтобы воспринимать окружающий мир во всем его многообразии. Мировоззрение любого человека, а политика тем более, формируется через отношение к происходящим событиям, действиям, поступкам и т.д. Умение найти, понять и выразить вербально причинно-следственные связи между явлениями окружающего мира является одним из показателей грамотности современного гражданина. В конечном итоге у него вырабатываются свои стереотипы, отражающие отношение человека к природе, к обществу, политике, науке, образу жизни, интересам и пр.

В выражении причинно-следственных отношений в современном русском языке, по данным нашей картотеки, принимают участие 76 предлогов (с учетом многозначности). Самыми продуктивными являются фразеологические предлоги – 63 единицы: в связи с (чем), под видом (чего), под влиянием (кого, чего), по причине (чего), в силу (чего) и многие другие. Напр., Конкурентный способ взаимодействия между формальными и неформальными институтами обусловлен патримониальным господством-подчинением, которое, не будучи легальным, остается легитимным в виду высокой практической значимости личных связей… [2, с. 7]. Естественно, можно предположить, что люди, склонные доверять окружающим, именно в силу своей особенности чаще оказываются более восприимчивыми к агитационному воздействию центральных и региональных каналов телевидения… [2, с. 38]. В результате этой закрытости и бюрократизации госаппарата с течением времени советское руководство становилось все более инертным в решении особенно важных проблем… [2, с. 160].

С причинно-следственными отношениями тесно связаны целевые. Слово цель многозначное, во втором значении указывает на то, к чему стремятся, чего хотят достичь, а также заранее намеченное задание, замысел [6, т. 4, с. 638]. В грамматике целевые отношения предполагают обязательно элемент целенаправленности совершаемого действия, поступка и т.п., как правило, в словосочетании или предложении с такими синтаксическими отношениями заключена информация о ситуации, которая предусмотрена, желательна, намечается к осуществлению. В политическом дискурсе данный вид отношений представлен достаточно активно и выражается при помощи предлогов для (чего), в целях (чего), с целью (чего). Напр., Возникает проблема дифференциации социального пространства от политического, интерпретируемого как сфера взаимоотношений и коммуникации граждан, а также граждан и государства с целью согласования и реализации общественных, коллективных и частных интересов [2, с. 8].

На третьем месте по продуктивности функционирования в политическом дискурсе оказались релятивные единицы со значением соответствия, т.е. «соотношение между чем-л., выражающее согласованность, равенство в чем-л. или чему-л. в каком-л. отношении, гармонию» [6, т. 4, с. 197]. Этот вид отношений широко представлен в окружающем мире и проявляется в тесной взаимосвязи с такими разновидностями отношений, как связь, тождество, сходство, отличие, противоположность, зависимость и другие. С точки зрения философского понимания, соответствие – это одна из разновидностей коррелятивной связи, которая обнаруживается во взаимной зависимости явлений, в их соотнесенности, в их соответствии друг другу. В политических текстах наиболее частотны лексические и фразеологические предлоги в соответствии с (чем), соответственно (чему), согласно (чему,) согласно с (чем), судя по (чему) и др. Напр., Собственно, конкуренция в соответствии с «правилами игры» – ключевое отличие политического пространства от властного [2, с. 15]. согласно Ч. Тейлору, именно принципиальная возможность реализации норм делает возможной социальную практику [2, с. 20].

В анализируемых нами текстах продуктивными являются релятивные единицы, выражающие синтаксические отношения со значением уступки (обратного условия): несмотря на (что), вопреки (чему), невзирая на (что), независимо от (чего), вне зависимости от (чего) и др. Например: Таким образом, несмотря на четко прослеживающийся запрос на социальную справедливость, тот факт, что реальное устройство российского общества не является, по мнению респондентов, справедливым, по-видимому, служит поддержкой для индивидуалистических тенденций [1, с. 28]. Независимо от статусных различий сочетание этих прав и обязанностей всегда носит формальный, внеличностный характер… [2, с. 11].

Таким образом, мы пришли к выводу, что анализ языка политических текстов подтверждает многообразие системы лексических и фразеологических предлогов, активное их функционирование в политическом дискурсе, что очень важно для познания законов современной русской грамматики.

 

Библиографический список

  1. Актуальные проблемы политики и политологии в России : сб. научных статей; под общ. ред. О.Ф. Шаброва. – М. : Изд-во РАГС, 2009. – 218 с.
  2. Гражданское и политическое в российских общественных практиках / под ред. С.В.Патрушева. – М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013. – 525 с.
  3. Демьянков, В.З. Политический дискурс как предмет политологической филологии / В.З. Демьянков // Политическая наука. Политический дискурс: История и современные исследования. – № 3. – М., 2002. – С. 32-49.
  4. Виноградов, В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове / В.В. Виноградов. – 3-е изд., испр. – М. : Высшая шк., 1986. – 640 с.
  5. Гайсина, Р.М. и [др.] Категория отношения в языке / Р.М. Гайсина, И.А. Захарова, Л.И. Иванова, А.Е. Родионова, Л.А. Самохина. – Уфа : Изд-е Башкирского ун-та, 1997. – 174 с.
  6. Словарь русского языка : в 4 т. Т. 1-4 / АН СССР, Ин-т рус. яз.; под ред. А.П. Евгеньевой. – М. : Рус. язык, 1985–1988.
  7. Трофимов, Е.Н. Государственная национальная политика России: законодательный аспект (1906–2007 годы) / Е.Н. Трофимов. – М. : Изд-во РАГС, 2008. – 328 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: