EnglishРусский

Аллегория: черты и образы в романе «Голодные игры» С. Коллинз

Р. Е. Шкилев Кандидат филологических наук, доцент,

М. В. Пчельникова Студентка,

Елабужский институт, Казанский федеральный университет,

г. Елабуга, Татарстан, Россия 

 

Известным является тот факт, что функцией такого тропа как аллегория является передача некоторого абстрактного явления или понятия посредством конкретных образов [1, c. 35]. Следует подчеркнуть, что преимущественно аллегория  является чертой басен и поэзии, однако существуют особые случаи употребления данного тропа в литературе, для которой характерна образность и символичность. Одним из примеров подобной литературы являются романы жанра фэнтези. В подобных произведениях зачастую присутствует эффект утопичности, который предполагает наличие отдельного мира, далекого от реального. Несмотря на это, сюжетная составляющая жанра фэнтези в определенном ключе переплетается с настоящим миром, формируя образы-эквиваленты жизни в действительности.

Цель исследования состоит в том, чтобы рассмотреть, как именно проявляются черты аллегории в современной литературе и на что они оказывают влияние. Материалом исследования является роман современной писательницы С. Коллинз «Голодные игры», жанром которого следует обозначить постапокалиптическое фэнтези.

Структурной основой романа выступает тоталитарное государство Панем, в подчинении которого находятся 12 дистриктов (областей). Столицей Панема является город Капитолий, который трактует правила для каждого дистрикта. Сюжет строится вокруг реалити-шоу под названием «Голодные игры», целью которого является гарантия мира и спокойствия в государстве. Правила игры заключаются в том, что один раз в год для участия в игре каждый дистрикт должен предоставлять трибутов – юношу и девушку возрастом от 12 до 18 лет. Затем всех участников состязания в количестве 24 человека помещают на арену, площадью в несколько квадратных километров, где они должны сражаться друг с другом не на жизнь, а на смерть. Победителем объявляется последний выживший на арене трибут [2].

Подобный сюжет является следствием того, что сама сущность литературного произведения содержит в себе образ аллегории. Несложно заметить тот факт, что, дистрикты, обреченные участвовать в подобных играх, являются образами пленников и жертв, а Капитолий, в свою очередь, несет в себе образ злодея и палача. Другим доказательством данного суждения является то, что простые люди в Панеме не имеют собственных прав и свобод, поскольку они зависимы извне от Капитолия, который готов уничтожить и покарать каждого, кто ослушается его указаний. Эти образы наиболее исчерпывающе раскрыты в романе, причиной тому является то, что они фигурируют на протяжении всего повествования. В силу этих особенностей подсознательно формируется чувство обреченности и безысходности, невозможности что-то изменить и исправить, которое затрагивает всю атмосферу романа. Следовательно, не только череда событий образует художественную среду произведения, но и скрытые образы.

Роман крайне детализирован, поскольку в нем присутствует множество описаний, плавность и очередность событий, сюжет последовательный и не оставляет весомых вопросов. Данная специфика позволяет выдвинуть гипотезу о том, что в произведении присутствуют вспомогательные черты аллегории. При основательном анализе текста произведения были выявлены два взаимосвязанных образа: добродетель и порок, которые в сравнении противопоставляются друг другу. Они раскрываются в личностях одних из главных персонажей романа: трибут Китнисс Эвердин и президент Панема Кориоланус Сноу. Доказательством данного утверждения служат факты из повествования: Китнисс Эвердин – личность с сильным характером, которая готова пойти на жертву ради близких людей и делать все, чтобы отстаивать справедливость и бороться со злом. Президент Сноу в свою очередь является сторонником бесчеловечности, корысти и алчности [2]. В силу вышеперечисленных обстоятельств на протяжении всего произведения между ними прослеживается латентный конфликт.

Без внимания не может быть оставлен тот факт, что современный склад общества послужил подлинным прообразом арены, на которой проходят Голодные игры, поскольку оно лабильно и ставит каждого в ограниченные рамки, требуя постоянного функционирования и прогрессирования. Данное умозаключение может считаться неоспоримым вследствие того, что в условиях существующих реалий динамически развивается та личность, которая в своей сущности превосходит того или иного оппонента в отдельных характеристиках. Иными словами, на признание и успех обречен тот, кто в состоянии ставить адекватные установки и прилагать интенсивные усилия для достижения своих целей. Подобным образом происходят действия на арене в романе: побеждает тот, кто сильнее, умнее и выносливее.

Принимая в рассмотрение выявленные образы и особенности аллегории, можно утверждать, что зачастую базу произведения составляет авторский навык соотносить вымысел с реальностью, наделяя первое чертами второго. В таком случае круг читателей способен верным образом расшифровать замысел произведения и лучше проникнуться его атмосферой, так как актуальность вызывает наибольший интерес.

Подводя итог, целесообразным будет утверждать, что аллегория оказала значительное влияние на структурность и атмосферность романа, образовав ощутимый базис для логичности и уместности событий в произведении. Данный вывод повествует о том, что поверхностность современного фэнтези иллюзорна. Любое серьезное произведение является многогранным, однако это было бы невозможным без таких стилистических приемов как аллегория.

 

Библиографический список


1. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. – М.:Эксмо, 2007. – 960 с.

2. Коллинз С. Голодные игры. И вспыхнет пламя. Сойка-пересмешница; пер. с англ. – М.: Астрель,2012. – 894 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: