EnglishРусский

Возможности осознания эмоциональных состояний детьми 3 лет

И. О. Карелина Кандидат педагогических наук, доцент

г. Рыбинск, Россия

 

Осознание эмоций – осмысление собственных эмоциональных переживаний в контексте определенных скриптов (сценариев) эмоций и в социальном контексте – один из компонентов эмоциональной компетентности детей (S. A. Denham, 2007), база для развития понимания эмоций других людей и компонент общей системы репрезентаций психических состояний – «модели психического», позволяющей сформировать представления о таких невидимых аспектах реальности, как собственные психические состояния и психические состояния других людей. Представления о том, что собственное психическое отличается от психического других, начинают дифференцироваться к 4 годам [1].

Способность охарактеризовать собственные эмоции определяется развитием языка эмоций, то есть овладением терминами, обозначающими эмоции [2]. Словесные обозначения категорий эмоций («радость», «печаль», др.) используются людьми для придания смысла их внутренним переживаниям и выполняют функцию «клея», связывающего воедино относящиеся к той или иной категории эмоций элементы: например, понятие о том, что значит чувствовать себя «грустным», может включать телесные и экстероцептивные ощущения (образы, запахи, вкусы, звуки, ассоциированные с физическими условиями, в которых человек испытывал грусть) и модели характерных эмоциогенных ситуаций. Следовательно, дети приобретают комплексную информацию об определенной категории эмоций посредством использования слов, обозначающих эмоции [3].

В зарубежных исследованиях приводятся данные о том, что дети начинают давать наименование собственным эмоциям и эмоциям других людей, обсуждать их причины и последствия, возникшие в прошлом и прогнозируемые эмоции в период с 1,5 до 3 лет. Содержание высказываний об эмоциях детей 3-го года жизни составляют события или действия, предшествующие возникновению эмоционального состояния; включение в ситуацию, мотивированное воспринятым или переживаемым негативным состоянием; объяснение эмоции с точки зрения психического состояния или эмоциональной экспрессии [2].

Начиная с 3 лет способность детей размышлять об эмоциогенных ситуациях усложняется: суждения об эмоциях основываются на более сложных причинно-следственных заключениях о социальных ситуациях; возрастает осознание того, что эмоции могут привести к возникновению продолжительных переживаний и повлиять на поведение в ситуациях, непосредственно не связанных с вызвавшим эмоцию событием; также дошкольники приходят к выводу, что тот же самый антецедент не обязательно оценивается людьми одинаково [2]. В возрасте 3–4 лет дети способны изложить достаточно правдоподобные с точки зрения взрослых стандартов причины и последствия как положительных (радость, восторг, удивление), так и отрицательных (грусть, злость, испуг) эмоций при выполнении задания на завершение историй про мальчика / девочку, изображенных на рисунках [5].

Обратим внимание, что особенности осознания эмоций младшими дошкольниками не являются предметом специального анализа отечественных исследователей. Приводятся данные об обнаружении у детей умения частично осознавать эмоции с 3,5 лет (С. В. Маланов, 2015) и данные о наличии у детей 3 лет способности составить стереотипные рассказы о собственных эмоциях радости, печали и страха [1].

С целью изучения возможностей осознания детьми 4-го года жизни положительных (удовольствие, радость) и отрицательных (неудовольствие, грусть, злость, страх) эмоциональных состояний мы, учитывая возможность обсуждения с детьми 3 лет гипотетических ситуаций при условии их связи с повседневным опытом детей, провели с дошкольниками беседу (Т. А. Данилина, В. Я. Зедгенидзе, Н. М. Степина), включающую вопросы о ситуациях и объектах, которые вызвали у них те или иные эмоциональные переживания и связанные с ними действия. В беседе приняли участие 20 детей 3–3,9 лет, посещающих вторую младшую группу дошкольной образовательной организации г. Рыбинска.

В первую очередь мы выделили по каждой эмоциональной модальности значимые для дошкольников эмоциогенные ситуации, объекты и действия и подтвердили данные [5] о способности детей 3 лет дифференцировать причины возникновения положительных и отрицательных эмоций.

Мы пришли к выводу, что переживание удовольствия зависит от удовлетворения биологических и социальных потребностей детей. В качестве источника удовольствия они указывают вкусовые предпочтения («Конфеты, шоколад»), собственные действия («Люблю спать»), присутствие мамы и совместную игру со сверстниками («Люблю, когда играю с Ратмиром»), а также природные явления («Солнышко светит»). Заметим, что неудовольствие как отрицательный эмоциональный тон ощущений ребенка чаще связано с ухудшением погоды («Дождик мокрый идет когда»), нелюбимой пищей или отсутствует вовсе («А я все люблю»).

Возникающие у детей 3 лет эмоции радости, грусти и злости имеют социальный характер и гораздо реже связаны с природными изменениями.

Основные причины радости – общение и совместная деятельность со сверстниками («С Аней общаюсь когда», «С ребятами играть весело»); общение с родителями и их одобрение («Когда меня вот мама хвалит за хорошее поведение, тогда я веселюсь»); одаривание («Угощают вкусным когда»). Напротив, дошкольники болезненно переживают их отвержение сверстниками («Не играют со мной, тогда и грустно»), проявления агрессии со стороны детей («Когда обижают…») и отсутствие в группе предпочитаемого сверстника («Ратмир вот не приходит в группу, и грустно»). Ситуации нарушения правил поведения в группе («Когда ругаются», «Себя плохо ведут когда…») вызывают у детей злость. Также злость у 3-летних детей, ранее не посещавших детский сад и переживающих период адаптации, вызывает уход мамы («Бегу за мамой. Мама все равно уходит»). Обратим внимание, что некоторые дошкольники 4-го года жизни дают ответ: «Я не злюсь», что, по-видимому, связано с усвоением ими социального запрета на выражение гнева.

Источники страхов детей 3 лет разнообразны: природные явления (ветер, гроза), разлука с матерью («Ну, когда вот мама уходит»), агрессия со стороны («Меня пугают когда, тогда и страшно») и триада страхов – боязнь одиночества, темноты и замкнутого пространства («Ну, если меня одну в темной комнате оставят…»). Вместе с тем некоторые мальчики утверждают, что никогда не боятся: «Я смелый, мне не бывает страшно».

Как видим, дошкольники 4-го года жизни способны осознать, что причина эмоции варьируется в зависимости от модальности эмоции.

Далее представим краткую характеристику подгрупп детей 3 лет с различными уровнями осознания собственных эмоциональных состояний.

Около половины младших дошкольников (45 %) имеют средний уровень осознания эмоций: дети могут достаточно подробно описать ситуации возникновения удовольствия, неудовольствия, радости, грусти, злости и страха из собственного эмоционального опыта только при наличии дополнительных вопросов; кроме того, им свойственны затруднения в определении действий, соответствующих тому или иному эмоциональному состоянию. Так, наряду с адекватным выделением действий (радость – «улыбаюсь», «играю», грусть – «маму зову», злость – «ногами топаю», страх – «плачу», «ищу кого-нибудь»), они не всегда могут дифференцировать собственные действия («веселюсь», «грущу», «пугаюсь», «злюсь») и иногда указывают действия, не соответствующие модальности эмоции («Что ты делаешь, когда тебе грустно?» – «Вот так брови вниз опускаю (показывает) и злюсь на них»).

У 1/3 части детей 3 лет (35 %) мы констатировали низкий уровень осознания собственных эмоций: даже при условии разъяснения смысла вопросов и постановки наводящих вопросов им трудно назвать причину появления эмоциональных переживаний, особенно отрицательных – неудовольствия, злости, страха, а также соотнести эмоции и действия. В данной подгруппе детей преобладают отрицательные ответы (молчание, слова «не знаю»), недифференцированные («Что ты делаешь, когда злишься?» – «Злюсь») и неадекватные ответы («Когда тебе грустно? Что ты делаешь, когда тебе грустно?» – «Когда играю. Играю я»).

Только 1/5 часть младших дошкольников (20 %) самостоятельно, адекватно и развернуто отвечают на все вопросы о причинах возникновения у них положительных и отрицательных эмоциональных состояний и связанных с ними действиях, например: «Грустно мне, когда тучки. Я сижу и никуда не хожу, когда грустно. Я еще могу вот так глаза вниз отпустить и грустить» (высокий уровень осознания эмоций).

Следовательно, уже в возрасте 3 лет 2/3 детей младшей группы демонстрируют осведомленность о причинах возникновения собственных эмоциональных состояний удовольствия, неудовольствия, радости, грусти, страха, злости и частично о последствиях эмоционального реагирования, однако осмысленная ориентировка в собственных переживаниях и соответствующая структура переживаний, согласно Л. С. Выготскому, возникают гораздо позже – к 7 годам.

В заключение обратим внимание на значимость общения детей со взрослыми, прежде всего, с родителями для развития у них способности к точному лексическому оформлению эмоциональных переживаний.

С целью оказания помощи дошкольникам 3–4 лет в осознании и выражении эмоций можно использовать ряд стратегий: словесное обозначение эмоций ребенка для развития его эмоционального словаря и способности к вербализации эмоций, например: «Мама должна идти на работу, и ты грустишь»; идентификация и обсуждение чувств ребенка и других людей («Я услышал, что ты смеешься. Ты счастлив?»; «Она упала. Как ты думаешь, что она чувствует?»); обсуждение способов выражения эмоций: «Что ты делаешь, когда злишься? Как люди узнают, что ты рад?» и т. п. [4]. Но, несомненно, главное условие – это поддержка и поощрение стремления ребенка к описанию эмоциональных переживаний.

 

Библиографический список

  1. Прусакова О. А. Генезис понимания эмоций: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. – М., 2005. – 24 с.
  2. Bretherton I. et al. Learning to Talk about Emotions: A Functionalist Perspective // Child Development. – 1986. – V. 57. – No 3. – p. 529–548.
  3. Lindquist K. A., MacCormack J. K. & Shablack H. The role of language in emotion: Predictions from psychological constructionism // Frontiers in Psychology. – 2015. – Volume 6. Article 444.
  4. Moyses K. Help young children identify and express emotions. – July 15, 2013. URL: http://msue.anr.msu.edu (дата обращения: 30.01.2017).
  5. Trabasso T., Stein N. L. & Jobnson L. R. Children's knowledge of events: A causal analysis of story structure // The psychology of learning and motivation. – New York : Academic Press, 1981. – Vol. 15. – pp. 237–282.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: