EnglishРусский

Социальное взаимодействие в процессе формирования Бугульминского уезда

Г. М. Рахимова кандидат экономических наук, профессор,

С. В. Недобежкин старший преподаватель,

Бугульминский филиал, Казанский национальный

исследовательский технологический университет,

г. Бугульма, Республика Татарстан, Россия

 

История Бугульмы берет свое начало с 23 декабря 1781 года, когда Екатерина II подписала Указ «Об учреждении Уфимского наместничества из двух областей, Уфимской и Оренбургской, и о разделении оных на уезды». В указе № 15.307 говорилось: «Всемилостивейшее повелеваем Нашему Генерал-Поручику, правящему должность Генерала-Губернатора Уфимского и Симбирского Якоби, – сообщалось в Указе, – в апреле наступающего 1782 года исполнить по учреждениям Нашим, от 7 ноября 1775 года в наместничестве Уфимском, составя оное из двух областей, Уфимской и Оренбургской, из коих в первой принадлежать будут восемь уездов, а именно: Уфимский, Бирский, Мензелинский, Бугульминский, Бугурусланский, Белебеевский, Стерлитамакский да Челябинский… Въ следствие чего пригороды и селения по коим названы уезды, переименовать уездными городами» [1, с. 365]. С этой даты и начинается практически влияние общества на Бугульминский уезд.

Но наиболее ранее архивное упоминание о Бугульме относиться к переписи населения II ревизии в Уфимской провинции в 1747 году: «В деревне Бугульме ясашные татары - Максим Тохтамышев 50 лет, у него сын Аклир 16 лет; Якшимбет Ишитов 45 лет, у него дети – Мавлет 16 лет, Егафер 4 года, у него ж Якшимбета братья родные – Акмет 42 года, Сапер 38 лет; у Акмета сын Аклир 4 года; Али Асанов  53 года, у него дети Сеит 12 лет, Асан 6 лет; Бикмет Наурузов 45 лет. Итого в деревне Бугульме мужского пола – 12 душ» [2, л. 245а].

Мы знаем, что на тот период учитывалось только мужское население без учета женского, а так же беглых крестьянах и других азиатских народностей, в том числе башкир. При просмотре документов XVII века «Писцовая книга» [3, л. 126] и начала XVIII «Ландратские книги и ревизские сказки» [4, кн. 178] сведений о Бугульме не обнаружено. Так же можно определить что по «Ведомостям о наличии крепостей, подведомственных Оренбургской комиссии» от 1739-1744 годов [5, л. 1210] установлено, что на протяжении 30-х годов, вплоть до 1745 года, Бугульма в числе крепостей Закамской линии не числилась. Из этого следует, что с начала строительства Старой Закамской линии и Новой Закамской линии начала строительства Бугульмы не было, а значит, Бугульма уже на данный период была поселением рядом с Закамской линии.

Именно тем, что вся территория от старой Закамской черты вплоть до 1630 года находилась под властью Ногайской орды, объясняется отсутствием прямых сведений о заселении территории Бугульминского района. Поэтому первое упоминание о Бугульме относиться к 1747 году, когда вместе с русским государством пришел и учет местного населения. Но это не совсем верно, так как это упоминание относиться только к русским источникам. Следовательно, социальное взаимодействие не могло начаться так поздно.

Самые первые упоминания о Бугульме нужно искать не среди русских источников, а среди летописей инородческих народов населявших Бугульминский край. Поэтому чтобы близко подойти к правдивой дате раннего упоминания Бугульмы необходимо изучить ранний нерусский источник, прямо указывающий на Бугульму, им является летопись села Старое Ермаково, которое относилось к Надыровской волости [6, л. 1876].  В летописи указано: «1521–1535 годах при ханах Сафа-Гирее и Мухаммед-Амине из племени Туйхужа его сын Асыл-хужа - Хусаин получил ярлык на право владения землей близ Бугульмы... по р. Сок» [7, л.451]. Эти сведения как раз совпадают со сведениями о пожаловании  Хусаина тархана ханом Мухаммед-Амином [8, с. 55]. В этой летописи прямо говориться о пожаловании тарханными грамотами потомков Надыра Уразметова.

Этим фактом и объясняется столь быстрый рост территории Бугульмы с приходом русского населения, а в последующем определение Бугульмы как уездного города. Становится понятно, что заселение территории Бугульмы произошло сначала ногайскими племенами, из которых некоторые остались и ассимилировали как с татарскими, так и с башкирскими племенами. Это ярко подчеркивает особенности социального взаимодействия общества на ранних этапах формирования уездных городов.

 

Библиографический список

  1. Полное собрание законов Российской Империи. Т. 21. – 1830. - С. 370.
  2. РГАДА Ф. 350. Оп. 2. Д. 3793. Л. 245а.
  3. РГАДА Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6468. Л. 126.
  4. РГАДА Ф. 350. Оп. 2, ч. 1-2, кн. 178.
  5. РГАДА Ф. 248. Оп. 3. Д. 134, Л. 1210.
  6. РГАДА Ф.1355. Оп.1. Д.1874. Л. 1876.
  7. РГАДА Ф. 248. Оп.67. Л. 451.
  8. Ахметзянов М. Татарские шеджере (Исследование татарских шеджере в источниковедческом и лингвистическом аспектах по спискам XIX–XX вв.). – Казань, 1991. - С. 115.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: