Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Творчество Лариссы Андерсен в литературной критике ХХ–ХХI вв.

К-01.20.18
20.01-21.01.2018

Творчество Лариссы Андерсен в литературной критике ХХ–ХХI вв.

А. А. Новикова Кандидат филологических наук, доцент,

Е. С. Ипполитова Студентка,

Дальневосточный федеральный университет,

 г. Уссурийск, Приморский край, Россия.

 

Русская литература Восточного зарубежья  ХХ века – сложный, многообразный процесс, оказавший значительное воздействие на развитие национальной культуры в целом. Характер эпохи 1920–1940-х годов в России, проявившийся во всех формах общественной жизни, особенный: возрастала роль журналистики, издательского дела, беллетристики, искусства. Новое в понимание культурного наследия прошлого привнесла дальневосточная литература, повлиявшая на смену литературных жанров, духовно-нравственных ориентиров в сознании общества, появление многочисленных литературных течений, кружков и объединений. Творческий путь писателей Дальнего Востока и Восточного зарубежья, как называла их критика, проходил по той грани ХХ века, которая разделяет литературу военного (1941–1945) и послевоенного периодов. Имена многих и многих из них, малоизвестных и практически неизвестных в настоящее время, до сих пор ещё мало изучены. Но все они, так или иначе, испытали сильное влияние мировоззренческих позиций известных русских писателей (прозаиков и поэтов) начала ХХ века.

Актуальность данной статьи определяется её историко-литературной значимостью и обусловлена продолжающимся интересом отечественных литературоведов и литературной критики к творчеству писателей Восточного зарубежья и направлена на фундаментальное исследование духовно-нравственных, социально-исторических и эстетических основ их наследия. Начинается всестороннее и объективное осмысление и изучение литературного наследия писателей русской эмиграции в её дальневосточной ветви. Возрастающее значение литературы русского зарубежья в целом представляет собой уникальный пласт национальной культуры. Отсюда цель нашего исследования заключается в создании представления творческого пути одной из известнейших поэтесс указанного периода Лариссы Андерсен. Оно основано на рассмотрении особенностей её творчества дальневосточными литературоведами и критиками ХХ – начала ХХI вв.

Сложившаяся к настоящему времени картина творческой репутации Лариссы Андерсен (система «сквозных» мотивов, тем и проблем, языка и стиля) в контексте литературной критики не до конца ещё изучена, что позволило нам выделить её творчество как особое художественное звено в литературе Восточного зарубежья.

Поэзия Лариссы Андерсен, этой «вдумчивой и тонкой» натуры [9, с. 32], бесконечно преданной своим стихам, являет читателям пример движения личности в её творческой основе. От лёгких стихотворений на тему природы, дружбы поэтесса переходит к более глубоким лирическим произведениям, выступает в них в роли философа, а также  раскрывает одну из значимых проблем в своей жизни – проблему эмиграции. 

Дадим краткую биографическую справку. Ларисса Николаевна Андерсен (1911–2012 гг.) – русская поэтесса и танцовщица. Она родилась в г. Хабаровске, однако во время Первой Мировой войны её семье пришлось эмигрировать в Китай. Детство и юность маленькой Лариссы прошли в г. Харбине. Там она окончила школу, гимназию и углубилась в художественную литературу. Творческая деятельность Л. Андерсен началась в литературном кружке «Зелёная лампа» («Молодая Чураевка»), созданном в 1926 году поэтом Алексеем Александровичем Грызовым (Ачаиром). «…Живопись и поэзия. И отсутствие шаблона. С самого детства. Вероятно, на всю жизнь…» [8, с. 4] – так через несколько лет А. Ачаир напишет о творчестве поэтессы.

Ларисса довольно рано начала оставлять на бумаге свои неуверенные поэтические строки. Уже в 15 лет юная поэтесса представила на суд читателям своё первое стихотворение «Яблони цветут» [1, с. 53], которое помогло завоевать ей всеобщую любовь, славу и восхищение читающей публики:

Месяц всплыл на небо, золотея,

Парус разворачивает свой,

Разговор таинственный затеял

Ветер с потемневшею листвой...<…>

Творчество Л. Андерсен более позднего периода высоко ценила поэтесса восточной ветви русского зарубежья Нора Крук. Они состояли в довольно дружеских и крепких отношениях. Н. Круг восхищалась творчеством подруги и писала: «Ларисса вошла в зарубежную русскую поэзию своей лёгкой танцующей походкой. И подарила нам такие глубокие, проникновенные стихи, полные особого аромата и самобытной прелести. Их хочется перечитывать и перечитывать. Потому что это – настоящая поэзия» [1, с. 42].

Известно, что в 1956 году Лариссе Андерсен пришлось оставить Китай навсегда и отправиться путешествовать по всему миру со своим мужем, представителем судоходной компании. Она побывала в Японии (Токио), затем во Франции (Париж, Иссанжо), Индии (Мадрас), Вьетнаме (Таити), Африке (Джибути), Французской Полинезии (Таити). Поэтесса любила путешествовать, а посещая разные страны и города, пробовала себя во многих видах деятельности: занималась йогой, увлекалась изучением теософии, брала уроки по вождению, а также училась индийским танцам и занималась живописью. Ларисса Андерсен ушла из жизни 2 марта 2012 года [7], оставив потомкам замечательное литературное наследие. «Последний лепесток с восточной ветви русской эмиграции отлетел», как сказал о ней Юрий Линник [5, с. 136].

Лариссы Андерсен нет с нами чуть менее шести лет, однако стихотворения её до сих пор живы, а значит, жива и поэтесса. Творчество Л. Андерсен не раз подвергалось критике: о ней писали её друзья, товарищи литературного кружка «Чураевка», соотечественники и наши современники. Заметим, что поэзия и проза Лариссы Андерсен не оставила равнодушным ни одного из критиков. Писатели, философы, учёные отмечают её искренний проницательный взгляд на мир, всецело отражённый в творчестве. Многие отмечают сухость и скупость, свойственные её лирическим произведениям, однако именно эти черты добавляют стихам Л. Андерсен истинную красоту и глубину. Сложно придерживаться мнения определённого критика, поскольку каждая статья, заметка о биографии поэтессы и её литературной деятельности гармонично дополняет другую; писатели во многом соглашаются друг с другом, опираются на высказывания своих коллег и приходят к единому выводу:  Ларисса Андерсен – это «настоящая поэзия» [1, с. 23].

Сегодня написано не так много научных работ, посвящённых анализу её творчества. В то же время дискуссии и споры, разгоравшиеся ещё на страницах довоенных газет и журналов, – яркое свидетельство огромного интереса как к личности Л. Андерсен, так и к её творчеству, вместившему в себя множество драматических ситуаций, происходивших в Китае.

Одним из первых и верных поклонников таланта Л. Андерсен был известный поэт Александр Николаевич Вертинский, высказавшийся однажды так: «Я… хочу отметить появление «странного» цветка, прекрасного и печального, выросшего в «Прохладном свете просторного одиночества». И ещё не затоптанного жизнью» [2, с. 143]. Высоко ценивший творчество начинающей поэтессы, именно он помогал ей утвердиться на литературном поприще. Поэту нередко приходилось писать критические отзывы на стихотворения Л. Андерсен, наполненные словами истинной любви к её поэзии. Например, в статье «По земным лугам: Л. Андресен. Стихи» А. Вертинский справедливо заметил, что в свои стихотворения Ларисса Андерсен вкладывала всю свою душу, что она «смотрит вглубь себя и вокруг себя», отсюда заметен профессиональный рост поэтессы, которая «смогла устранить юношескую наивность» [2, с. 133].

Анализируя появление поэтессы в литературный мир, А. Вертинский сравнивал его с началом литературной деятельности А.А. Ахматовой, но при этом указывал, что он не пытался сравнивать творчество двух поэтесс. Он говорил лишь о том, что «появление Ахматовой в то время было так же значительно, как появление Л. Андерсен теперь – на горизонте Шанхая» [2, с. 134]. Поэт видел в Л. Андерсен и в её поэзии нечто особенное, индивидуальное, и не старался сравнивать её с петербургской поэтессой. Он любил её за «особый голос», благодаря которому можно отличить её стихотворения. «Если у Ахматовой, – считал А. Вертинский, – он страстный и сжигаемый огнём любовных мук, то у Лариссы Андерсен он тихий и кроткий, тот голос, которым матери рассказывают сказку, укачивая ребёнка». Достоинством поэзии Л. Андерсен, по мнению А. Вертинского, является «простота, скромность и строгость» её стихотворений [2, с. 133]:

Месяц теплился в бледном небе,

Кротко таял и воск ронял,

Тихий вечер в печальном крепе

Подошел и меня обнял…<…>

Надо признаться, что и саму статью А. Н. Вертинского отличает истинная чувствительность автора и оригинальность стиля. С одной стороны, он пишет, что ощутил в лирике Л. Андерсен «аромат и тонкий яд вина…», с другой, – словно увидел «умные и нежные, внимательные и печальные, уже ничему не удивляющиеся глаза, как солнечные лучи пронизывающие тёмный пруд и освещающие тихую таинственную жизнь его обитателей…» [2, с. 133].

В своём письме к Лариссе Андерсен от 14 марта 1936 года Александр Вертинский оригинально подчеркнёт: «Я пью их [стихи] медленными глотками, как драгоценное вино. В них бродит Ваша нежная и терпкая печаль»; «В словах, образах, красках – Вы скупы – и это большое достоинство поэта. У Вас прекрасная форма и много вкуса…» [1, с. 573].

Сказанное А. Н. Вертинским об индивидуальности поэзии Л. Андерсен позволяет нам заключить, что поэтесса для него – «чудесное божество, наделённое волшебством и тайной». 

Второй период в изучении творчества Л. Андерсен начинается в конце 90-х годов ХХ века, и связан он больше с её биографией. Об этом со всей теплотой и любовью пишет Татьяна Масс – русская писательница, журналист-международник и подруга поэтессы. С 1999 года Т. Масс переехала из Москвы во Францию. Там, недалеко от семейного поместья мужа Андерсен в Иссанжо, она познакомилась с Лариссой, и началась их дружба. В статье «Унесённая эмиграцией: Неизвестная любовь Александра Вертинского» центральное место занимает повествование о жизненном пути и судьбе Лариссы. Однако параллельно писательница упоминает и о её творчестве, говорит о постоянных странствиях Андерсен.

Следует подчеркнуть, что некоторые критики, описывая путешествия Лариссы с её мужем, находят длительный перерыв в её  литературной деятельности. Однако Татьяна Масс отчасти опровергает этот факт и уточняет, что «Стихи почти не пишутся в это период. Ларисса переходит на прозу…» [6]. Появляется ещё одна грань её творчества – проза. Писательница, восторженно отзываясь о прозаических зарисовках Л. Андерсен, находит в них частичку себя: обе жили в «чужом языковом пространстве», «обе писали по-русски». Это их и объединяло.

Воспринимая поэтическую речь в «Воспоминаниях…» Андерсен, Т. Масс восторженно замечает: «Ларисса описывает свои путешествия так увлекательно, так вкусно, что читать их – наслаждение для литературных гурманов». И с этим нельзя не согласиться и сказать, что Лариссе Андерсен  действительно удалось отразить в своих мемуарах «истинную страсть к жизни», поражающую нас своею неожиданностью, рискованностью и силой воли. Что же касается поэзии, то Т. Масс констатирует: «лирика, безусловно, связана с биографией самой поэтессы». И нередко в стихотворениях в лирическом субъекте можно встретить и душу, и мир Л. Андерсен, что, по нашему мнению, заслуживает особого внимания, так как обращает нас к поучительному опыту творческой индивидуальности, является основанием для выявления новых граней её мастерства.

Внимательное прочтение стихов Л. Андерсен, стремление понять особенности языка её произведений приводит к мысли, что последние годы жизни, как считает Т. Масс, поэтесса жила в поместье одна, отсюда и  сгущение темы тоски и одиночества в поздней лирике:

В этом старом доме

Так скрипят полы...

В этом старом доме

Так темны углы...

Так шуршит и шепчет

Ночью тишина...

В этом старом доме

Я живу одна [6].

Справедливо суждение Т. Масс и о том, когда она говорит, что стихи  Андерсен наполнены истинным духом патриотизма. Куда бы ни занесла поэтессу судьба, она всё равно будет предана своей родине:

Я думала, Россия – это книжки.
Все то, что мы учили наизусть… <…>

Россия – вздох. Россия – в горле камень.
Россия – горечь безутешных слез [6].

Иными словами, Татьяна Масс и Ларисса Андерсен – разные личности, у них разные жизни и судьбы, но любовь к литературе и к России – одна. Доказательно в этой связи будет убеждение многих писателей-эмигрантов о том, что «есть единая русская литература».

Журналист и поэт русского зарубежья Юстина Владимировна Крузенштерн-Петерец была одной из самых лучших подруг Лариссы Андерсен. В своих письмах [1, с. 534–540] она постоянно отмечала у Лариссы «дар рассказчика, её непосредственность в стихах и всё подмечающий взгляд». Крузенштерн-Петерец ценила творчество поэтессы за её проникновенный взгляд в самую душу, за волшебный голос, «музыкальный вкус и особое очарование» [1, с. 534]. В своих заметках автор говорит не только о своеобразии прозы Андерсен, считая, что мастерство её как прозаика ничуть не уступает таланту поэта. Но особого внимания удостаиваются очерки о людях и путешествиях, которые «необычайно удались» Л. Андерсен, при этом Ю. В. Крузенштерн-Петерец восторгается мастерством её пейзажной прозы и отмечает появление «мелодии нежной меланхолии» в её прозе:

Дерево… Большое и нахмуренное… Спокойное, как мудрец, которому уже ничего не надо. Дышит, стоит… И совсем не думает. Ему и не надо думать. Оно просто знает, что надо только одно: Быть… [1, с. 293].

Ю. В. Крузенштерн-Петерец видела в Андерсен не только поэта, но и «философа с чистой душой», который обладает острым умом, исключительной наблюдательностью и острой любознательностью, что без труда можно найти в её лирике и прозе [1, с. 535].

Итак, можно сказать, что талант поэтессы был высоко оценён её соотечественниками. Но о своеобразии полёта мысли Л. Андерсен писали и современники, критики и читатели, стремившиеся «осмыслить жизненный и творческий путь Л. Андерсен» и «изучить поэтику её художественного мастерства» [3].

Гораздо позже, в 2003 году, вышла статья русского писателя Юрия Владимировича Линника «Заметки о поэзии Лариссы Андерсен», содержащая 12 заметок и представляющая собой ключевые акценты её лирики [5, с. 12]. В самом начале, характеризуя поэтический мир, автор говорит о лирике вообще и отмечает её родство с мифотворчеством («мифы русского Зарубежья»). Появляется ещё одно направление в изучении творчества поэтессы – самобытность её поэзии: «Она очень красива. И очень талантлива! Её поэтический голос звучит самобытно» [5, с. 12]. Именно Ю. Линник, обращаясь к статье А. Н. Вертинского «По земным лугам», отметил изящное выражение поэта, относящееся к личности поэтессы: «Она принимает жизнь, как светлую, но суровую епитимью» [2, с. 136]. И сам критик, принимая высказывание поэта, заключает, что подобное явление, то есть оксюморон, отражается не только в личности Андерсен, но и в её стихотворениях, посвящённых любовной тематике. Автор видит силу поэтессы в том, что она способна писать свои стихотворения, используя «неисповедимо точный язык оксюморона». Причем Ю. Линник убеждён, что такой дар «дан только большим поэтам»:

Тяжёлой, тяжёлой мантией
За мною, на мне любовь...
Сил нет ни снять, не поднять ея
Груз царственно-голубой…<…>

И А. Н. Вертинский, и Ю. В. Линник, на наш взгляд, видели в поэзии Л. Андерсен некое «волшебство». А это означает, что лирика поэтессы может погрузить читателя в его внутренний мир, заставить забыть все проблемы; волшебное художественное слово Лариссы Андерсен способно и утешить, и успокоить. Следовательно, осознаётся необходимость постижения духовных ценностей, во многом определяющих сознание современника, стремящихся постичь творчество художника, и далее, по мысли Юрия Линника: «Мы должны вспомнить, что такое поэзия. Ларисса Андерсен поможет нам сделать это» [5, с. 17].  Итак, «Заметки» Ю.В. Линника подтверждают нашу мысль о том, что творчеству поэтессы отводится в них особое место в литературе Русского Зарубежья в целом.

Наконец, можно сказать, что талант поэтессы высоко был оценён не только её соотечественниками, но и современниками. Критики и читатели стремились «осмыслить жизненный и творческий путь Л. Андерсен» и «изучить поэтику её художественного мастерства» [3].

Так, учёный-востоковед А. А. Хисамутдинов посвятил памяти Л. Андерсен статью «Русский литературный Шанхай», акцентируя внимание на не женском героизме поэтессы и её не женской силе, называя поэтессу «непоседливой», «вдумчивой» и «тонкой» натурой. Он прав, когда говорит, что поэзия для Андерсен – это та «внутренняя болезнь, болезнь хроническая», которая отражается в каждом её стихотворении [9, с. 32]:

Все распыляется, все мимо…
Вдогонку планам и мечтам.
А жизнь бежит неумолимо,
Усталость оставляя нам [1, с. 274].

Несмотря на то, что литературное наследие Л. Андерсен не так уж и велико, А. Хисамутдинов справедливо отмечает след таланта на каждом её произведении. Сравнивая творчество нескольких дальневосточных эмигрантов, он заключает, что Л. Андерсен «почти ничего не написала о Китае, Сибири, Дальнем Востоке». При этом учёный не скупится  и на похвалу, считая, что у Андерсен самая главная «нота эмигрантской поэзии» есть ностальгия, т.е. тоска по родине, и звучала она по-особому. Она была еле уловима в лирике поэтессы, тем самым заставляя читателя внимательно вглядываться в каждое слово стихотворения и искать свой собственный смысл. По мнению Хисамутдинова, достоинство творчества Л. Андерсен прежде всего в том, что «её стихией была чистая лирика, внутренний мир, душевные переживания, эмоции, «жизнь сердца» [9, с. 32], и  он бесконечно благодарен судьбе за то, что она подарила ему возможность познакомиться с личностью Л. Андерсен и прикоснуться к её творчеству.

Отметим и такой факт из биографии Л. Андерсен,  который приведён  в статье Н. Клевалиной «Ларисса» (2009), где внимание автора уделено жизненному пути Лариссы Андерсен. По её словам,  «вo Франции <…> живёт на покое дама. Вдова.  У неё лёгкая фигура и пронзительно-синие, не поблекшие от времени, глаза. Если дама не занята йогой на стеклянной веранде или не возится со своими кошками, которых у неё множество, то её можно увидеть обхаживающей небольшой садик. Её зовут Ларисса Андерсен» [4, с. 26]. Бесспорно, Н. Клевалина пишет об активной, насыщенной жизни поэтессы, не сидевшей на месте, постоянно пробовавшей себя в новых видах деятельности. А это ещё одна особенность поэзии Л. Андерсен – соотнесённость её произведений с сегодняшним днём, что, в свою очередь, являет новые возможности для исследователей её литературного наследия.

Одной из серьёзных литературоведческих работ начала XXI века мы считаем книгу Тамары Калиберовой «Андерсен Ларисса. Одна на мосту: Стихотворения. Воспоминания. Письма» (2006). Сегодня – это наиболее полное издание с комментариями, вступительной статьёй и послесловием, отражающее жизненный и творческий путь поэтессы и включающее не только стихотворения Андерсен, но и её письма, мемуары, прозу. «В её жизни, стихах есть какая-то магия, тайна, загадка, – с восхищением пишет Т. Калиберова, – она сама давно уже стала легендой: слишком яркая незаурядность, «неповторяемая неповторимость» подарена Лариссе Андерсен судьбой» [1, с. 8]. Ларисса Николаевна Андерсен интересна своей жизненной историей и своей творческой натурой. Вот как об этом пишет Т. Калиберова во вступительной статье к книге: «Её судьба – калейдоскоп событий, чьи истории отражены в литературном наследии поэтессы». И далее: «Её стихи заставляют читателя влюбиться в лирическую героиню, они пробуждают желание сочувствовать ей»: Где-то там, на этом свете,/ Ты живёшь не для меня. / И растут не наши дети / У не нашего огня<…> [1, с. 63].

Однажды в своём письме знакомому художнику Ларисса Андерсен написала: «Эмигрантская литература вымирает, так же как и авторы, а до России мы не дойдём» [1, с. 463]. К счастью, пророчество поэтессы не сбылось. В настоящее время имя Лариссы Андерсен известно многим читателям. О ней пишут, её творчество изучают. Поэзия Андерсен скрывает в себе множество тайн и загадок, которые необходимо разгадать.

Одной из таких загадок на сегодняшний день является своеобразный поэтический язык и художественный стиль лирических произведений Л. Андерсен, чему посвящены наши работы (Новикова А. А., Ипполитова Е. С., Плотникова Н. И.) [3, 7].

Таким образом, опираясь на опыт предшественников, в своих исследованиях мы выдвигаем в качестве приоритетных две задачи: во-первых, дать художественное осмысление лирического Я героини и представить классификацию художественных поэтических образов и приёмов их создания; во-вторых, выявить лексические средства выразительности и их взаимосвязь с композиционными приёмами. Именно в этом нам видится своеобразие художественного мастерства и языковых достоинств лирики Лариссы Андерсен. Подобный подход к решению этих задач представляется продуктивным и открывает для нас новые перспективы в изучении литературного процесса Восточного зарубежья ХХ века и в целом дальневосточной литературы. Главное, чтобы каждый находил в стихах Лариссы Андерсен свой ответ и открывал бы для себя иной мир эмигрантской литературы, её вклад в единый процесс развития русской литературы ХХI столетия.

Библиографический список

1. Андерсен Л.Н. Одна на мосту: Стихотворения. Воспоминания. Письма / Сост., вступ. ст. и примеч. Т.Н. Калиберовой; предисл. Н.М. Крук; Послесл. A. A. Хисамутдинова. – M.: Русский путь, 2006.

2. Вертинский А. Н. Ларисса Андерсен // Шанхайская заря. – Шанхай: Издательство Товарищество «Заря», 1940. – № 4820.

3. Ипполитова Е.С. Краски моря в лирике Л.Н. Андерсен / отв. ред. Д.П. Каркушин // Сб. материалов XXXI Международной научно-практической конференции: Актуальные проблемы в современной науке и пути их решения. В 2-х ч. Ч. II. – М.: Евразийский Союз Учёных, 2016.  

4. Клевалина Н. Ларисса. – М.: «STORY», 2009. – С. 26-29.

5. Линник Ю.В. Заметки о поэзии Лариссы Андерсен // Моя газета.  – М.: Русский путь, 2003. – № 72.

6. Масс Т. Унесённая эмиграцией: Неизвестная любовь Александра Вертинского / Живой Журнал: «Итоги недели», 2009. URL: http://tanya-mass.livejournal.com/114940.html (дата обращения: 16.02.2017).

7. Новикова А.А., Ипполитова Е.С. К вопросу о своеобразии лирики Лариссы Андерсен / Наука в современном информационном обществе // Материалы ХII международной научно-практической конференции. – North Charlston, USA: Academic, 2017. Ипполитова Е.С., Плотникова Н.И. Образ дороги в судьбе и творчестве Ларисы Андерсен / Научный поиск: вопросы языка и литературы. – Владивосток: Дальневосточный федеральный университет, 2016.

8. Семеро: Сб. стихотворений кружка «Молодая Чураевка» // Вступ. ст. А. Ачаира. – Харбин: Изд. Христианского союза молодых людей, 1931.

9. Хисамутдинов А.А. Русский литературный Шанхай // Вопросы литературы. – М.: Журнал «Вопросы литературы», 2013. – № 3.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии