EnglishРусский

Географический фактор формирования языковой культуры мира на примере удмуртского языка

Тимерханова Н. Н., кандидат филологических наук, доцент,

Кашин А. А., кандидат географических наук, доцент,

Удмуртский государственный университет,

г. Ижевск, Удмуртская Республика, Россия

 

 

Географическая (природная) среда является непременным условием возникновения этноса и его функционирования. На передачу знания языка и знаний о языке от поколения к поколению, а также на развитие языка оказывают влияние природные условия, хозяйственные традиции народов, характерные особенности географической среды и т.д., поэтому необходимо отметить, что географический фактор является одним из важнейших для формирования языковой культуры мира народа, к примеру, удмуртского этноса.

Взаимодействию этноса и ландшафта уделено огромное внимание, например, в работах Л. Н. Гумилёва [1, 2, 3]. Географический фактор (по отношению к русскому этносу) рассматривался в работах С. М. Соловьева, В. О. Ключевского и других великих ученых. Об удмуртском языке в связи с географическим фактором говорят, например, Б. А. Серебренников, Ю. В. Андуганов.

Удмуртия географически располагается между Европой и Азией, поэтому влияние и западной (через русскую), и восточной культуры можно наблюдать на разных уровнях, в частности, на языковом. Сильное влияние на удмуртскую культуру оказало русское население и соседние тюркоязычные этносы, к примеру, булгары, татары, башкиры, чуваши. Контактирование этносов привело к тому, что в удмуртском языке можно выявить такую ареально-хронологическую модель смешения языков как адстрат, под которым традиционно понимаются результаты влияния одного языка на другой в условиях длительных контактов соседних народов, при котором не происходит ассимиляции и растворения одного языка в другом. Например, к адстратным явлениям в удмуртском языке можно отнести фиксированное ударение на последнем слоге слова (исключений незначительное количество), что является именно влиянием тюркских языков, так как в других финно-угорских языках ударение не имеет таких особенностей (в венгерском, эстонском и финском языках ударение всегда на первом слоге); а также порядок слов в удмуртском языке (субъект – объект – предикат) – сказуемое при неактуализированном порядке слов располагается в абсолютном конце предложения и развитие предложения идет в левую сторону, поэтому данный язык, как и тюркские языки, относится к языкам с левосторонним развитием [8]. Если говорить о влиянии русского языка, необходимо отметить явления интерференции в удмуртском языке: порядок слов по типу русского языка, нетрадиционный перенос определений в постпозицию по отношению к определяемому слову, использование существительных во множественном числе при определяющем слове числительном (два стулакык пуконъёс, вместо исконной формы кык пукон) и др. Это одна сторона результатов влияния географического расположения удмуртского этноса.

Другой стороной результатов влияния географического фактора является лексика народа – большой массив тюркизмов и русизмов в удмуртском языке. Заимствования можно наблюдать в литературном языке, но еще сильнее такое явление – использование в речи большого количества тюркизмов – наблюдается в южных диалектах удмуртского языка, контактировавших с булгарами, татарами и башкирами; использование в речи большого массива русизмов отмечается диалектологами в северных диалектах удмуртского языка, контактировавших на протяжении нескольких столетий с русским населением (тюркские и русские заимствования, а также некоторые особенности контактологического аспекта особенностей удмуртского языка описаны в работах И. В. Тараканова [7] и Р. Ф. Насибуллина [5], В. К. Кельмакова [4]).

Следующая сторона влияния географического фактора связана с явлением билингвизма. Практически все удмуртское население свободно говорит на двух языках – на удмуртском и на русском, часть владеет татарским или башкирским, а также марийским языком (другим третьим языком владеет меньшее количество удмуртов). И необходимо отметить, что активный билингвизм вызывает интерференцию в языке.

Еще одна сторона влияния географического фактора связана с понятием «месторазвитие», трактовку которого дает П. Н. Савицкий [6]. С точки зрения ученого, суть теории месторазвития человеческого общества заключена в тесной связи жизни народа с его географической основой. Месторазвитие – это влияние пространственного фактора, ландшафта, окружающей среды на культуру, язык этносов и др.

В связи с месторазвитием рассмотрим некоторые удмуртские топонимы – ойконимы. Названия многих деревень включают компонент гурт ‘деревня’: Тутайгурт, Стеньгурт, Выльгурт, Табаньгурт. Так как традиционно удмуртские деревни располагались вдоль рек в названия деревень включается компонент шур ‘река’: Годекшур, Карашур, Чурашур, Тылошур. С ландшафтной точки зрения это объясняется очень густой речной сетью, характерной для Удмуртии, поэтому все населённые пункты располагаются либо на реках, либо в непосредственной близости от них. При расселении по другую сторону реки появились названия с компонентом тупал или починка ‘починок’: Тупаллуд, Бигерпочинка, Тупал Пурга, Горпӧчинка. При расселении по течению реки появились топонимы с элементами улын / улӥ ‘нижний’ или вылын / вылӥ ‘верхний’ либо шор ‘средний’: Вылынгурт, Улын Юраш, Вылӥ Юри, Улӥ Кӧлёвай, Шор Уйвай, Шор Кион. Интересно, что в ряде других финно-угорских языков (финском, карельском, вепсском) значительное количество топонимов, связанных с элементами гидрографической сети, характерных для морей и озёр: заливов, проливов, бухт и т.д. Разумеется, ничего подобного нет в удмуртском языке, что напрямую обусловлено географическими причинами (на территории Удмурти нет ни морей, ни крупных озёр). По времени зарождения деревни возникли топонимы с компонентами выль ‘новый’, или вуж ‘старый’: Выль Гайна, Вуж мултан, Выль Мултан, Выль Юбера, Вуж Мӧнья.

По расположению в истоке реки появились названия типа: Сюмсийыл, Кузонйыл, Тыжмыйыл, где йыл ‘верховье, исток’. По наличию больших оврагов вблизи деревни или других географических объектов возникли наименования с элементом: Гордъяр (яр ‘овраг’), Нӧднюк (нюк ‘лог’), Сьӧдбам (бам ‘склон, косогор’), Ягошур (яго ‘с лесом’), Пислэглуд (луд ‘поле’). По величине деревни – пичи, покчи ‘малый’ или бадӟым ‘большой’: Покчи Скалгурт, Бадӟым Сибы, Пичи Итча, Бадӟым Итча.

Таким образом, говоря о географическом факторе формирования языковой культуры мира на примере удмуртского языка, можно отметить, что на язык имели влияние контакты с западной (посредник русская культура) и восточной культурами, несложно выявить влияние русского населения и тюркоязычных этносов, что можно обнаружить в языке на уровне адстратных явлений, также необходимо отметить явление билингвизма (иногда полилингвизма) у удмуртского населения. Кроме этого именно географический фактор имел важную роль в создании топонимов, в частности, ойконимов, на удмуртском языке в местах проживания коренного населения.

Библиографический список

  1. Гумилёв Л. Н. Конец и вновь начало. М.: АСТ, Астрель, 2010. 432 с.
  2. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. – М.: Айрис-пресс, 2004. 560 с.
  3. Гумилёв Л. Н. Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период // три китайских царства. М.: ЭКСМО, 2008. 272 с.
  4. Кельмаков В. К. Удмуртский язык в типологическом и контактологическом аспекте: Препринт. Удм. гос. ун-т. Ижевск, 2000. 72 с.
  5. Насибуллин Р. Ш. Изменения в удмуртских диалектах под влиянием языковых контактов / Р. Ш. Насибуллин // I Международный симпозиум по полевой лингвистике, Москва, 23–26 окт. 2003 г. = First Internationalsymposium on fieldlinguistics, Moscow, 23–26 October 2003: тез. докл. / РАН, Ин-т языкознания. Москва, 2003. С. 108–110.
  6. Савицкий П. Н. Континент Евразия [Электронный ресурс]. URL: http://fb2.booksgid.com/content/8A/petr-savickiykontinent-evraziya/59.html (дата обращения: 7.09.2019).
  7. Тараканов И. В. Удмуртский язык: становление и развитие: Сб. статей. Ижевск: «Удмуртия», 2007. 287 с.
  8. Тимерханова Н. Н. Особенность порядка слов в прозаических произведениях Г. Е. Верещагина и в современном удмуртском языке // Типологические аспекты многоязычия в современном образовательном пространстве: сб. статей. Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», –2011. С. 180–185.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: