EnglishРусский

Деструктивный потенциал профессиональных династий в актерской среде: особенности проявления и факторы минимизации

А. И. Черевкова   Стажер-исследователь, аспирант,

Г. И. Чикарова Стажер-исследователь, аспирант,

Институт социологии и регионоведения,

Южный федеральный университет,

г. Ростов-на-Дону, Россия

 

Социологи, занимающиеся изучением профессиональных династий, представляющих собой «локализованные в производственной и социально-экономической сфере социальные группы, характеризующиеся кровнородственными отношениями, в которых несколько поколений осуществляют свою профессиональную деятельность в одной сфере» [8, с. 100], фиксируют их двойственный социальный эффект: конструктивный и деструктивный, проявляющиеся на социоструктурном, институциональном и социокультурном уровнях [6, с. 79].

Конструктивный созидательный социальный эффект, который привносят профессиональные династии, заключается в преемственности, трансляции профессиональных ценностей и необходимых компетенций от поколения к поколению, ранней профессиональной социализации. Знакомство с трудом родителей, погружение в профессиональную атмосферу создает условия для более быстрой и эффективной адаптации представителей династий [8, с. 100].

Деструктивное влияние династий связано, прежде всего, «с формированием устойчивых групп интересов, участвующих в перераспределении и получении институциональной ренты» [3]. Деструктивный социальный эффект проявляется в создании профессиональной монополии, ограничивающей доступ к престижным статусам, изменении институционального поля профессиональных отношений, конструировании трудовой сегрегации в социально-профессиональной сфере [6, с. 78].

Степень проявления конструктивной и деструктивной составляющей социального эффекта функционирования профессиональных династий зависит от ряда факторов, одним из главных среди которых являются особенности профессиональной среды. Так, каждое отдельное профессиональное сообщество имеет разные ценностные установки, институциональные условия профессионального развития и карьерного продвижения, а также особые принципы и факторы выстраивания профессиональной иерархии. В связи с этим актуальным с исследовательской точки зрения является не общее рассуждение о деструктивном проявлении профессиональных династий, а предметное рассмотрение функционирования династий в отдельно взятом профессиональном сообществе, с учетом особенностей его социоструктуры, а также институциональных и социокультурных параметров. 

Искусство традиционно рассматривается как среда с широкой репрезентацией профессиональных династий [13, с. 297]. Значительная часть популярных сегодня российских актеров (и режиссеров) являются представителями династий, сформировавшихся еще в дореволюционные и советские годы: Бондарчуки, Боярские, Вертинские, Дворжецкие, Ефремовы, Михалковы-Кончаловские, Райкины, Стриженовы, Табаковы, Урганты, Янковские и др.

То, что сложившиеся в профессиональном сообществе актеров профессиональные династии выступают социальными монополиями, не вызывает сомнения, однако, неизученным остается вопрос, связанный с тем, как именно функционирует институт династии в актерской среде. Способствует ли профессиональному продвижению своих представителей посредством аккумуляции социокультурного и профессионального капиталов, сформированных путем внутрисемейной трансляции профессиональных компетенций? Или же приобретение потомственными актерами высоких профессиональных статусов осуществляется за счет закрытости верхних уровней профессиональной стратификационной системы «отцами» профессионального рода и отсутствия равноправной конкуренции на топовые позиции в профессии?

Для ответа на поставленный исследовательский вопрос авторами было проанализировано 11 биографических документов: биографические очерки, дневники, мемуары и интервью представителей актерских династий (Высоцкие, Дворжецкие, Стриженовы и др.).

Описание основных параметров функционирования профессиональной среды актеров.

Актерская профессия представляет собой одну из наименее регламентированных и «заорганизованных» отраслей профессионального труда в условиях современного российского общества: отсутствия государственного заказа, государственной идеологии и жестких регламентов осуществления профессиональной деятельности, и в то же время с большим количеством антрепризных проектов, открытых площадок, на которых актеры могут свободно устанавливать контакт со своей зрительской аудиторией, а также коммерческих кинопроектов. Все это открывает возможности для профессиональной самореализации и продвижения актеров. Но при этом нельзя упускать из внимания, что ни одна система и в том числе профессиональная, не может существовать без механизмов регуляции, задающих институциональные правила игры в профессиональном сообществе.

Институтами регуляции в профессиональном сообществе выступают творческие объединения актеров, членство в которых представляется престижным и способствует формированию корпоративного братства [13, с. 3]. В России такими организациями являются Союз театральных деятелей (основан в 1877 г., насчитывает более 25 тыс. членов) и Союз кинематографистов (1990 г., 5 тыс. членов). Должность председателя Союза кинематографистов занимает Н.С. Михалков, а Союза театральных деятелей – А.А. Калягин, основатель собственной актерской династии. Представители актерских династий являются членами управленческих структур организаций [5; 11]. Таким образом, представители династий формируют повестку в театральной и киноиндустрии, поддерживают этос профессионального сообщества, задают «правила игры» в нем.

Особенности проявления деструктивного потенциала актерских династий.

Отсутствие жестких институционально закрепленных правил и норм оценки профессионализма актера дает возможность режиссерам, продюсерам, руководителям курсов в театральных вузах руководствоваться субъективными параметрами в вопросе приема абитуриента на курс или утверждения актера на работу в картине. О трудностях оценки таланта не раз писали и сами представители театральной и киноиндустрии. Театральный режиссер, педагог, главный режиссер театра им. В. Ф. Комиссаржевской Р. Г. Агамирзян (1922–1991): «Как определить – что собою представляет стоящий перед тобой молодой человек? Есть ли в нем то, что мы по-разному называем, но имеем в виду, в конце концов, одно – природную, ни от чего не зависящую, объективно существующую одаренность – талант? И что определять? Как уловить это «нечто» – неуловимое, ускользающее и зыбкое, что составляет самую суть того, ради чего заседала обремененная годами, регалиями и званиями приемная комиссия?» [1]. Да, пишет он, есть некоторые общие критерии – внешние данные, музыкальность, речь, однако талант не представляет собой их сумму.

При этом талант, который не обязательно может быть передан по наследству от знаменитых родителей, а может быть подменен влиянием фамильного бренда и ложной убежденностью, что гены старших наставников обязательно проявятся позже. Многие представители актерских династий в своих воспоминаниях о времени поступления в вуз рассказывали, как использовали свою фамилию, которая выступала пропуском в профессиональное сообщество. В интервью А. Е. Дворжецкой читаем: «Когда в институт поступала, то понимала: все в курсе, что я дочка Нины и Евгения Дворжецких, все знают, что поступаю по блату. И я это знала, но никуда не могла от этого деться, ведь мне нужно было попасть в институт, а не показывать, какая я самостоятельная» [9]. Подтверждающий этот тезис пример можно найти и в интервью Н. В. Высоцкого: «Я не первый и не последний, который пошел по стопам родителей. Отец умер за год до того, как я первый раз поступал в Школу-студию МХАТ. Тогда один из педагогов мне прямо сказал: даже если бы ты пришел и ничего не читал перед нами, мы бы все равно тебя взяли, потому что сын Володи» [10].

Социальная монополия династий в актерской среде проявляется также в закрытости профессионального сообщества для вхождения новых членов. Династийность модифицирует институциональное поле профессиональных отношений, когда нарушаются принципы свободной конкуренции за «топовые» позиции [6]. В интервью актрисы Е.А. Кореневой читаем: «В свое время я поступала в Щукинское училище на курс легендарной Людмилы Ставской. Отец мой – режиссер Алексей Коренев – тогда не был известен, мама работала ассистентом режиссера на «Мосфильме». И вот после экзаменов мне Ставская сказала: «Лена, я бы тебя взяла, но на твое амплуа мы должны взять одну девочку, за которую попросили высокопоставленные люди». Она позвонила моей маме и спросила: «Может ли от вашей семьи кто-то из известных людей попросить перед ректором Борисом Захавой за Лену?» Мама растерялась: «Если только Олежек Ефремов?!» Людмила Ставская аж подавилась! Олег Николаевич позвонил-таки Захаве, и меня взяли на испытательный срок до полутора лет. А через два месяца зачислили на курс» [10]. Р. Я. Левите о В. В. Дворжецком писала: «Закончил Владик студию обычно, без особенных взлетов, и взяли его в театр драмы, потому что он был Дворжецкий, да еще с такими внешними хорошими данными» [4].

Таким образом, деструктивный потенциал династий в актерской среде проявляется в том, что семьи, аккумулируя культурный и социальный капитал, имеют также т.н. «фамильный бренд», который обеспечивает младшим членам династии преференции при поступлении в театральные вузы, благоприятные условия для быстрого профессионального старта и отбора на роли.

Факторы минимизации проявления деструктивного фактора актерских династий.

Несмотря на широкое проявление деструктивного влияния профессиональных династий в актерской среде, важно отметить, что данная отрасль профессионального труда обладает в тоже время и рядом факторов, способных минимизировать деструктивный социальный эффект.

Сфера искусства зависима от целевой аудитории, потребляющей производимые ей продукты. Нарастающая цифровизация создает условия, при которых зрители в режиме реального времени могут обмениваться мнениями по поводу их качества, что создает фильтр, позволяющий проводить дополнительный профессиональный отбор. Важной при этом оказывается оценка «лидеров мнений» – театральных и кинокритиков, чья позиция тиражируется в СМИ, а также независимых блогеров. Видеобзоры фильмов набирают сотни тысяч, а некоторые несколько миллионов просмотров (youtube-каналы BadComedian, Chuck_review, Cut The Crap, Nostalgia Critic, КИНОКРИТИКА и др.).

Зрительский отбор обычно действует в сторону повышения качества продукта. Критерием продолжения съемок того или иного телепродукта служат рейтинги, основанные на показателях объема зрительской аудитории [7]. Многие династии актеров имеют в своем клане и собственных режиссеров, что, казалось бы, должно позволить самостоятельно обеспечивать себя профессиональной занятостью. Однако оценка профессионального мастерства режиссеров также, как и актеров, зависит от мнения публики и показателей кассовых сборов, и они вынуждены порой поступаться принципами продвижения представителей семейного клана, ослаблять действие социальной монополии и делать выбор на основе объективных параметров актеров, не ангажированных фамильным брендом. В подтверждение данного тезиса можно привести выдержку из интервью А.О. Стриженова, который на вопрос «У Александры, если она выберет актерскую карьеру, будет преимущество в виде папы продюсера и режиссера?» ответил, что «…папа-продюсер и режиссер не может всю оставшуюся жизнь заниматься обслуживанием именно этой актрисы. Так я буду связан по рукам и ногам в выборе материала. Раз нет ролей для дочери и жены – значит, не буду снимать! Но это неправильно. Несправедливо в первую очередь по отношению к себе. Поэтому дочери полагаться на меня смысла нет» [2].

Таким образом, профессиональные актерские династии могут оказывать деструктивное социальное влияние на профессиональное сообщество, проявляющееся в продвижении в нем членов актерского клана при поступлении в театральные вузы, кастинге на роли, а также нарушении институциональных условий равноправного профессионального саморазвития. Однако существуют характерные для данного профессионального сообщества факторы, позволяющие минимизировать риски деструктивного социального влияния социальных монополий профессиональных династий, главным из которых является Интернет как коммуникационная площадка целевой аудитории и непосредственно сами зрители, за которыми остается окончательный выбор.

Благодарность. Статья подготовлена при поддержке РНФ проект № 19-18-00320 «Конструктивный и деструктивный потенциал профессиональных династий в российском обществе».

 

Библиографический список

 

  1. Агамирзян Р.С. Что же такое «талант актера»? // Сценическая педагогика. Л., 1973.
  2. Александр Стриженов. [Электронный ресурс] // Women’s day. URL: https://www.wday.ru/stil-zhizny/vibor-redakcii/aleksandr-strijenov-vyidat-zamuj-mladshuyu-doch-poboytes-boga/
  3. Вольчик В.В., Посухова О.Ю. Институт профессиональных династий в контексте кланового капитализма // Journal of Institutional Studies, 2019. № 11(4) С. 77-89
  4. Гройсман Я.И. Вацлав Дворжецкий – династия. ДЕКОМ, 1999. – 159 с.
  5. Действующий состав Правления [Электронный ресурс] // Союз кинематографистов РФ. URL: https://unikino.ru/правление-союза-кинематографистов-р/
  6. Мостовая И.В., Посухова О.Ю., Клименко Л.В. Методологические аспекты исследования профессиональных династий в российском обществе // Гуманитарий Юга России. 2019. №6. С. 71-82.
  7. Парсаданова Т.Н. Организация и планирование производства телевизионных информационных программ // Российское предпринимательство. №8.
  8. Посухова О.Ю. Профессиональная династия как результат семейных стратегий: инерция или преемственность? // Власть. 2013. №12. С. 100-103.
  9. Почему Анна Дворжецкая стала актрисой? [Электронный ресурс] // WomanHIT. URL: https://www.womanhit.ru/stars/interview/654238-pochemu-anna-dvorzhetskaya-stala-aktrisoy.html
  10. Пролет над театральным вузом: как работает блат при поступлении [Электронный ресурс] // Рамблер. URL: https://news.rambler.ru/education/41143580/?utm_content=news_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink
  11. Секретариат СТД РФ [Электронный ресурс] // Союз театральных деятелей РФ. URL: http://stdrf.ru/o-soyuze/struktura-soyuza/sekretariat/
  12. Фетюков А.Б. Художественная интеллигенция в «хрущёвский» период: состав и социальный облик (по материалам Ленинграда) // Вестник АГУ. Серия 1. 2011. №3.
  13. Черевкова А.И., Чикарова Г.И. Факторы формирования профессиональных династий актеров в советском обществе // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. 2019. № 4. С. 296-302.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: