Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-05.13.21

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-05.13.21

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-05.13.21

ПолитологияПолитология - К-05.13.21

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-05.13.21

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Что ни гора, что ни озеро – всюду легенды об этой зачарованной земле

Что ни гора, что ни озеро – всюду легенды об этой зачарованной земле

Л. А. Гукалова

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 276»,

г. Гаджиево Мурманской области, Россия

 

 Пусть каждый выскажет свое мнение,

не беспокоясь о том, что другие думают

не так, как он. Надо иметь терпимость к чужим

 мнениям. Нельзя заставить всех думать одно.

В. Г. Белинский

 

Пусть недолюбливают и чураются  северной земли те, кто бывал здесь заезжим гостем, и те, кто вовсе не бывал и не собирается сюда; пусть иронически улыбаются «ветераны Севера», которые сидели здесь по обязанностям, по долгу службы, ожидая, когда наступит срок или удачный предлог уехать отсюда. Пусть. Я люблю этот край всей душой, всем сердцем, ведь это моя родина. Люблю страну белого безмолвия за ту мужественную и величавую борьбу, которую ведёт здесь человек. Люблю вьюгу, которая, не утихая ни на час, неделями, а то и месяцами воет, как голодный волк, над нашим маленьким городком моряков-подводников, продувая насквозь дома, сбившиеся в беспорядке на скалистом неровном берегу. Ещё очень люблю свой край за его тайны, которые будет пытаться разгадать ещё не одно поколение.

На Крайнем Севере, где живут саамы, нет другого народа, историю и этнографию которого изучают уже более четырёхсот лет. С незапамятных времён рассказывали: где-то на севере Европы есть таинственная Лапландия – страна холода и мрака. Люди там ходят в звериных шкурах, без промаху стреляют из лука и умеют колдовать – по желанию даже летом могут вызвать снежную бурю. Бывает, рассказывали ещё старые мореплаватели, что небо там загорается, и прокатываются по нему волны зелёного и малинового огня.

Что здесь правда? А почти всё. Действительно, на территории нынешних четырёх стран: Норвегии, России, Финляндии и Швеции издавна живут охотники и рыболовы саамы (раньше их называли лопарями). Были они меткими стрелками, а одежду и обувь шили – и сейчас шьют – из шкур оленя. Что же до снежных бурь летом, то они и сейчас случаются – безо всякого колдовства. Полярным  северным сиянием любуемся каждый год. И всё же хранит народ ещё свои тайны.

Десятки учёных посвятили свою жизнь разгадыванию многих загадок, связанных с происхождением и духовной культурой этих северных аборигенов, однако и до сих пор исследователям далеко не все ясно. Самобытная материальная и духовная культура саамов представляет большой по­знавательный и научный интерес. В основе их дохристианских верований лежали тотемисти­ческие (первобытный культ тотемов) представления, культ гор, камней, де­ревьев, животных и обожествление различ­ных явлений природы. Особенно распрост­ранено было поклонение священным кам­ням  –  сейдам.

На туристских тропах Кольского полуострова встречаются сейды. От простых нагромождений камней их отличает кладка – валуны поставлены друг на друга. Сооружение по форме отдаленно напоминает фигуру человека или какого-то существа с головой. По саамским верованиям, в эти камни воплотились божества и духи. По отношению к человеку сейды могли быть и злыми, и добрыми. Саамы старались расположить их в свою пользу: приносили жертвы – мясо, сало, кровь оленей или другие угощения – и поклонялись сейдам.

Во всех трудных случаях жизни сейдам приносили жертвы, чтобы они способствова­ли хорошему улову, удачной охоте, давали хорошую погоду и т. п. Жертвоприношения совершались около самих сеидов: место, где стоял священный камень, считалось святым. Женщины к сейдам, как к родовой святыне, не допускались. Пока сейд оставался семей­ной, родовой собственностью, жертву ему приносил глава семьи, рода; в тех местно­стях, где сейды превратились уже в богов об­щественных, утратили исключительный харак­тер божеств родовых или семейных, жертву сейду приносил «нойд». Лопари-охотники отдавали в жертву сеийду ноги (крылья) и голову своей добычи. Ло­пари-рыболовы мазали свои сейды рыбьим жиром, и, когда он засыхал под лучами солн­ца, полагали, что сейд съел жертву.

«Кончался промысел сёмги, наступала по­ра ловли оленей, затем переезд в леса. Саам-хозяин шёл к сейду, приносил ему свою жертву –  табак или голову рыбы, или укра­шения из сукна. Он испрашивал совета, разрешения на переезд. По приезде в леса саам нёс свою жертву священному дереву, в котором также жил сейд. Весною опять жертва и моление по поводу переезда к берегам моря, где опять надо было помолиться сей­ду»,— писал А. Кастрен. Сейдам, стоявшим на высоких, недоступ­ных местах, жертву приносили следующим образом: смачивали камень оленьей кровью и затем бросали в сторону сейда.

Датировка святилищ остаётся нерешён­ной, поскольку не обнаружено следов саам­ских жилищ и находок, позволяющих опреде­лить время возникновения святилищ. Появились сейды ещё в языческую эпоху, но саамы почитали их и совершали жертвоприношения уже будучи христианами. У древних обитателей Кольского полуост­рова и Карельского Беломорья в дохристи­анское время существовало два религиозных культа: высших богов и священных камней – сейдов. В местностях, где была сильно развита вера в высших богов, где им приносили частые жертвы, культ сеидов отходил на вто­рой план, и, наоборот: там, где культ высших богов был развит слабее, почитались сейды. Хоть и в разной степени, культ сейдов бытовал на всей территории обитания саамов, исследователи, сообщавшие о верованиях древних лопарей, всегда упоминали и о сейдах. На островах Белого моря – Немецком и Русском Кузовах – саамы создали настоящие пантеоны своих каменных божеств. Эти святилища были открыты и исследованы экспедицией Карельского историко-краеведческого музея под руководством И. М. Мулло.

Сейды на Большом Немецком Кузове – это огромные угловатые валуны, поставленные на «ножки» – мелкие камни. На верхней плоскости сейда, как правило, установлено несколько небольших камней, а под ними в некоторых случаях – разноцветные мелкие камешки.

Другие сейды, меньшего размера, име­ют разные формы. Среди них выделяются сейды в виде грубого скульптурного бюста человека. Это валуны, напоминающие по форме и размерам верхнюю часть человече­ского туловища, на которых лежат камни, имеющие форму головы человека, птицы или собаки. Поставленные спереди цилиндрической формы камни напоминают вытянутые руки.

ретья, наиболее многочисленная группа, – среднего размера и разной формы валуны, на возвышенную часть которых установлены один или несколько камней раз­мером с булыжник. С этими сейдами связана интересная поморская легенда об «окаменевших немцах». Предание повествует о том, что когда-то очень давно, «немецкие люди» (так поморы называли шведов) хотели напасть на Соловецкий монастырь. В море их застигла буря. «Немцы» укрылись на северных Кузовах. С вершины горы острова они видели белокаменные стены Соловец­кого монастыря. Но частые бури на море не позволяли плыть дальше. Однажды, когда «немецкие люди» сидели за трапезой вокруг костра, бог покарал ворогов, превратив их в камни. С той поры и называется тот остров Большим Немецким Кузовом. Основой легенды послужило историческое событие начала XVII века, связанное с попыткой шведского отряда совершить нападение на Соловецкий монастырь со стороны Кузовов, и саамское поверье о превращении человека в камень.

Памятники второго святилища сохранились на вершине Лысой горы острова Русский Кузов. Здесь насчитывается до двухсот сейдов. Среди них несколько своеобразных, напоминающих по форме каменную «бабу». Поставленная вертикально продолговатая гранитная плита подпирается с обеих сторон двумя плитами округлой формы. В саамских сказках рассказывается о появлении такой каменной «бабы». Например, в сказке «Морская бабушка» говорится: «…Моресь-аканчь…вмиг окаменела, и стала она главным морским сейдом, добрым духом моря. Много раз саамы-промышленники к каменной бабушке ходили, китовые позвонки ей в подарок приносили, рыбу всякую. И всем она удачу в морском промысле давала.

Много лет прошло, столько, что и не сосчитать. Стоит и стоит сейд – большой камень над морем возвышается». 

В обоих святилищах памятники, как правило, установлены на пологих скалистых склонах, с которых хорошо видны море, проливы между островами, места рыбного и зверобойного промысла.

 В 1973–1974 годах учёные обследовали группу сейдов, расположенных на скалистой возвышенности в полутора километрах от по­селка Серебрянский на правом берегу реки Воронья. Валуны высотой от 0,7 до 3,5 метра, поставленные на три или четыре «ножки» – таков внешний вид сейдов. Под основаниями трёх сейдов были найдены мелкие гранитные и кварцевые отщепы. Возможно, в прошлом саамы носили их в качестве магических амулетов. Многие сейды напоминают силуэтные изображения морских животных и птиц. Вероятно, саамы связывали их с тотемными животными.

Имеются сообщения исследователей о местонахождениях отдельных священных камней. Финский учёный А. Кастрен, изучав­ший саамов в 50-х годах XIX века, в своих путевых заметках передаёт рассказ об од­ном сейде, стоявшем на берегу озера Сейдъ.

Русский этнограф H. Харузин путешествовал по Кольскому полуострову и сообщает предание, связан­ное со священным камнем, находящимся недалеко от Печенги, в тундре Уч-Ойв. Он упоминает и о горе Сидовар (недалеко от Чалмозера), около которой в старину совершались жертвоприношения. В соответствии с желанием приносящих жертвы священная гора даровала ту или иную погоду.

Геолог В. Визе во время обоих путеше­ствий по Кольскому полуострову, в 1910 и 1911 годах, знакомился с культом священных камней у ловозерских саамов. Ему удалось узнать, что на Сейдозере находятся три сейда, из которых самым популярным счи­тается «куив», что по-лопарски означает «старик». Этот сейд стоит на северном берегу озера и хорошо виден. В. Визе сообщает также, что в юго-восточной части Хибинских гор находится гора Коашва. С неё к Умбозеру спускаются  два лога. Наверху лога, что ближе к верши­не горы, лежит священный «дикарский камень». Отправляясь на охоту за дикими оленями, лопари приносили здесь жертвы, полагая, что удачный исход охоты зависит от священного камня. В чём состояли эти жертвы в прежние времена, ему не удалось узнать, но во время пребывания у саамов В. Визе отмечал, что они поднимаются на гору Коашву и оставляют около «дикарского камня» в качестве жертвы несколько пуль.

Итак, в начале второго десятилетия 20 века почитание сейдов на Кольском полу­острове ещё не совсем исчезло среди саамов. Сейд (или «сейде», «сейте», «сайво») по-саамски – «священный камень». В словаре Е. Линдаля сейды определяются как камен­ные или деревянные изображения, которые употреблялись лопарями в их религиозном культе. Почти сходное толкование даёт Кастрен: «Сейды означают идолов, которыми ло­пари пользовались при колдовании». Г. Дюбен усматривает в сейдах главным образом домашних богов, покровительствующих либо лопарской семье, либо отдельной личности.

Наиболее верное, на мой взгляд, опре­деление даёт немецкий путешественник  И. Шеффер, посетивший Лапландию в XVII веке. «Слово сейд, – пишет он, – обозначает всякого рода божественность». В правоте Шеффера убеждает следующее:  шведский путешественник Торнеус упоми­нает, что саамы имеют каменные изображе­ния бога Сторъюнкаре и в некоторых мест­ностях Лапландии называют их сейдами. Кроме того, сам Шеффер сообщает, что «изображение бога грома Тиермеса саамы делают из дерева и такое изображение так­же называют сейдом. Видимо, под сейдами древние саамы понимали всякий предмет, который, по их мнению, обладал чудодейст­венной, волшебной силой».

Некоторые исследователи (Моне, Дюбен, Н.Харузин) объясняют происхождение сейдов поклонением предкам. Н. Харузин зафиксировал одно предание о происхождедении сейда от предка. В камень превратил­ся большой колдун «нойд». Он предупредил сыновей и внуков, что уходит на гору Уч-Ойв, где и окаменел. Камень на этой горе имеет вид сидящего человека. Предполагается, что саамы некогда отмечали места погребения умерших кам­нем. «Раз в эти камни вселяется дух предка, – писал              H. Харузин, – раз этот камень есть даже просто окаменелый предок, и сейду даётся название, тождественное с названием душ усопших («сайво») или домашнего духа («Сторъюнкаре»), то чем другим можно объяснить поклонение кам­ню, как не тем, что культ предка был пере­несён на стоящий одиноко камень, около которого в честь умершего совершались жертвоприношения».

По мнению других исследователей (В. Ви­зе, С. Паулахарью,  И. М. Мулло), саамский сейд – покровитель, владыка рода, дающий промысловое счастье приносящему жертвы.  В поклонении сейдам у древних саамов проявлялись две линии верований. С одной стороны, сейды рассматривались как покро­вители промыслов (сейды зооморфного вида), с другой, – этот культ связан с покло­нением предкам (сейды антропоморфного вида).

Часть саамских сейдов – естественного происхождения (камни и скалы необычной формы), иные представляют собой камен­ные пирамиды.

 В. Чарнолуский так описывает антропо­морфный сейд, расположенный недалеко от Большого Верхнекаменного погоста: «Вы­сота истукана – 128 сантиметров, наиболь­шая окружность головы – 128–129 санти­метров. Издали каменная фигура напоми­нает приземистого человека в печке (свое­образная старинная саамская одежда из оленьего меха). Весь «человек» сложен из семи больших плоских камней, только голова имеет вид усечённой пирамиды — четырёхугольного основания с вершиной (т. е. лицом), обращённой к востоку. Семь маленьких камней-прокладок вложены меж­ду большими камнями. Отсутствует камень, изображающий шапку... Вокруг истукана достаточно свободного места – здесь, веро­ятно, происходили общие собрания старцев погоста, приносились жертвы этому камен­ному богу, производились гадания. Он грубо сложен из камней, и притом так, что дейст­вительно производит впечатление боже­ства».

Следы культа камней в той или иной ме­ре обнаруживаются у всех народов тундро­вой зоны Евразии, от Кольского полуострова до Камчатки.

«Что ни гора, что ни озеро – всюду легенды об этой зачарован­ной земле», – писал известный советский этнограф Владимир Чарнолуский. 

Библиографический список

  1. Коренева Л. А., Коренева А. В., Махиборода Н. А. Край наш северный. – Мурманск : НИЦ «Пазори», 2004.
  2. Меркурьев И. С. Живая речь Кольских поморов. – С.-П., 1998.
  3. Мужиков В. Г. Географический словарь Мурманской области. – Мурманск : Кн. изд-во, 1996.
  4. Пантелеева Л. Т., Лявданский Э. К. Храни огонь родного очага. – Мурманск : Мурманский государственный педагогический институт, 1993.
  5. Сборник саамских сказок «Семилетний стрелок из лука». – Мурманск : Кн. изд-во, 1990.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии