EnglishРусский

К проблеме природы конфликтов в обществе

Н. А. Бутенко, кандидат философских наук, доцент,

Сургутский государственный университет,

г. Сургут, Ханты-Мансийский Автономный округ-Югра, Россия

 

К вопросу рассмотрения причин и сущности конфликтов в обществе обращались еще древние философы. Многие исследователи конфликтов сходятся во мнении, что c момента формирования общества возникают и конфликты. В свете категорий противоречий и борьбы, впервые пред­ставленных древними философами в качестве всеобщих характеристик бытия, может быть глубоко понята и сущность конфликта, его универсальный характер. Например, древнекитайский философ Лао-цзы указывал, что два противоположных начала Ян (светлое) и Инь (темное) находятся в борьбе и дополняют друг друга, а древнегреческий мыслитель Гераклит Эфесский полагал, что из Логоса (чистого разума) путем раскола и борьбы произошло множество вещей («путь вниз»), согласие и мир ведут к оцепенению, конфликты возникают из противоречивой сущности мира, пока оцепеневшее вновь не превращается в единство первоогня («путь вверх»). Все находится в борьбе и все течет, но в этом течении господствует Логос как закон. Во всем объединены противоположности, но существует скрытая гармония, и эта невидимая гармония лучше, чем видимая противоположность [5, с. 97]. Этим Гераклит показывал, что, несмотря на противоположности (конфликты), гармония в обществе лучше.

К Новому времени формируются два направления в рассмотрении сущности конфликта. Первое, представленное точкой зрения философа Т. Гоббса, утверждает, что в обществе существует «война всех против всех», и это является естественным его состоянием. Он дает негативную оценку в книге «Левиафан» человеческой природы, которая побуждается только эгоизмом – стремлением к самосохранению и наслаждению. Следовательно, конфликты не уничтожимы, но урегулировать их может только государство. Второе направление, выраженное философом Ж. Ж. Руссо, носит более оптимистический характер и утверждает, что человек по своей природе добр, миролюбив, создан для счастья. Недостатки в социальной организации, предрассудки людей, особенно частная собственность являются источниками конфликтов в обществе, с точки зрения Руссо. В дальнейшем исследователи либо склонялись к одному из указанных подходов, либо пытались синтезировать их. Например, И. Кант утверждал, что «состояние войны» для людей естественно, но в то же время выражал надежду, что наступит и «состояние мира». Рассуждая о природе конфликта, ученые исходят либо из социальных условий (Ж. Ж. Руссо, К. Маркс), либо из природы человека, в которой заложены агрессия и стремление к конфликтам.

Современная конфликтологическая парадигма возникла в основном благодаря полемике с теорией структурно-функционального анализа общества Т. Парсонса, который утверждал, что в основе равновесия общества лежит ценностно-нормативная модель. Разрабатывая концепцию социального согласия, он выступал за бесконфликтные отношения элементов социальной системы, т. к. конфликт рассматривал как аномалию. Теория конфликта, разработанная Л. Козером и Р. Дарендорфом к середине ХХ века, послужила основой самостоятельной области социологии. Авторы рассматривают конфликт как естественное состояние общества, вступая в спор с Т. Парсонсом, доказывают, что конфликты пронизывают все сферы общественной жизни на разных уровнях, и даже, выполняют положительные функции, выявляя проблемы и противоречия, создавая новые социальные группы и институты и др. Задача ученых состоит в том, чтобы научиться регулировать конфликты.

В современном мире тема сущности конфликтов, причин их возникновения и способов борьбы с ними становится крайне актуальной в связи с обострением международной обстановки в разных регионах мира. Э. Гидденс определяет современный мир как систему, структурными элементами которой являются риски, создаваемые человечеством. Современные риски во многом обусловлены процессом глобализации [1]. Одним из таких рисков становятся межцивилизационные конфликты.

С. Хантингтон выдвигает концепцию «столкновения культур», интерпретируя глобализацию как «процесс столкновения цивилизаций» [3, с. 17–27], а Ф. Фукуяма заявлял, что результатом этого процесса может стать «конец истории», когда весь мир станет однородным [2]. Причем в цивилизационных конфликтах будут использованы не только средства, которые стали традиционными в период «холодной войны», т. е. экономические, психологические, информационные, но будут обязательно востребованы и военные средства. Хантингтон предвидит, что агрессия западной цивилизации побуждает все остальные цивилизации в перспективе занять консолидированную круговую оборонительную позицию по отношению к Западу. Ф. Фукуяма в статье «Конец истории?» предсказал, что после падения коммунизма в СССР можно считать весь мир устроенным по модели Запада. Он полагал, что мысль Гегеля о способности абсолютной идеи найти воплощение в реально существующем социальном устройстве сейчас, наконец, находит подтверждение своей глубины: в образце «западной демократии» как абсолютном и универсальном. Фукуяма с уверенностью утверждал, что конец истории уже наступил, т.к. отдельные детали, не вписывающиеся в абсолютно совершенную западную модель общества, настолько несущественны, что сами собой притрутся к готовому образцу.

 Но уже в 1995 году его мечтания о торжестве Запада сменяются тревожной статьей «Войны будущего», которая стала откликом на книгу Хантингтона. Он подтверждает тезис Хантингтона о возможной необходимости применения военных средств для утверждения доминирующей роли Запада в современном мире, хотя с его точки зрения конфликты будут носить не межцивилизационный, а межгосударственный (и/или внутригосударственный), т. е. локальный характер, если Запад постарается удержать конфликты в этих рамках. Самую большую опасность для Запада он видит в России с ее «квазидемократией» и в Китае. Запад, Россия и Китай – это три великие цивилизации современности. Война одной из них против двух других не может не втянуть в свою орбиту все остальные цивилизации мира. Следовательно, в современном мире на передний план выходят все-таки межцивилизационные противоречия, вопреки точке зрения Фукуямы [2]. С позиций С. Хантингона именно межкультурные различия, противостояние вероисповеданий выступают главными причинами цивилизационного разлома между Западом и другими цивилизациями [4, с. 281–297].

Итак, данные предсказания Ф. Фукуямы и С. Хантингтона оказались не беспочвенными. В настоящее время именно межкультурные, а, следовательно, и межцивилизационные различия стали главными причинами конфликтов в Европе, на Ближнем Востоке (война в Ираке), на Украине. Несмотря на процесс глобализации, который, казалось бы, должен объединять все народы и цивилизации, противоречия стали нарастать и приводить к конфликтам. В чем же дело? Неравномерное распределение благ, полученных от глобализации, порождает региональные, национальные и цивилизационные конфликты. Глобализация делает богатые страны еще богаче, а бедные еще беднее, несмотря на то, что ожидается всеобщее повышение благосостояния всех стран. Процесс глобализации несет экономическую нестабильность в регионах в связи с взаимозависимостью национальных экономик, неравномерность развития различных регионов. Не только межцивилизационные конфликты представляют риски глобализационного процесса сегодня, но и возникает ряд других проблем, которые общеизвестны: угроза ядерной войны, техногенные катастрофы, нехватка продовольствия, источников сырья и энергии и многие другие, которые также приводят к возникновению конфликтов.

Так в чем же природа конфликта? Проблема, которая была поставлена древними философами, до сих пор остается спорной. В чем причины конфликта: в несправедливом социальном устройстве, или в агрессивной природе человека? На наш взгляд, и то и другое утверждение имеет право на существование. Если общество устроено несправедливо, то человек, обделенный социальными благами, становится агрессивным по отношению к другим. В то же время, думается, что в природе человека заложено стремление доминировать над другими, что приводит к несправедливому социальному устройству. Но все же, на наш взгляд, если существует более справедливое распределение социального богатства, следовательно, и правильно устроенный социальный порядок, то уровень конфликтности в обществе значительно снижается. То же самое относится и к мировому устройству.

 

Библиографический список

  1. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. – М. : Весь мир, 2004. – 120 с.
  2. Фукуяма Ф. Конец истории // Философия истории. Антология. – М. : Аспект-пресс, 1995. – 350 с.
  3. Хантингтон С. Столкновение цивилизации? // Свободная мысль. – 1993. – № 1. – С. 34–52.
  4. Хантингтон С. Третья волна демократизации. – М., 1991. – 324 с.
  5. Философский энциклопедический словарь / ред.-сост. Е. Ф. Губский, Г. В. Кораблева, В. А. Лутченко. – М. : ИНФА-М, 2001. – 576 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: