EnglishРусский

О социальной природе познания

Н. А. Бутенко, Кандидат философских наук, доцент,

Сургутский государственный университет,

г. Сургут, Ханты-Мансийский автономный округ, Россия

 

Вопрос о социальности знания рассматривается в науках давно и имеет статус дискуссии. Данная дискуссия связана с двумя аспектами: как менялось представление о социальности знания и как менялась сама социальность. Как известно, в основе обособления познания лежит разделение деятельности в обществе. Начинается этот процесс в архаическом обществе, когда происходит отделение образа действия от самого действия, т. е. процесс познания отделяется от действия. В древнем обществе это отделение происходит на уровне ремесел, орудий труда, но оно социально не оформлено. Только лишь когда появляется государство, знание превращается в особую профессию. Первыми стали владеть знанием писцы и жрецы, позже в античности появляются философы, т. е. возникает отдельная профессия – «заниматься мудростью», «любить мудрость».

На разных этапах развития общества существуют различные соотношения понятий «наука-философия». В античности это соотношение тождественно, наука не имеет средств экспериментальной проверки. До XY века общество носит традиционный характер, социальная структура всячески противодействовала введению новаций. Существует «личная зависимость» между людьми [2, с. 100–101]. Далее с открытием Америки образуется единое социальное пространство, люди начинают двигаться в социальном пространстве, менять свои позиции, следовательно, разрывается жесткая традиционная социальная структура. Формируется индустриальное общество, в основе которого лежит машинное производство. По выражение К.Маркса, возникает «вещная зависимость между людьми» [2, с. 100–101]. Начиная с XVII века, формируется естествознание как образец классического типа научности. Наука становится двигателем промышленного производства.

На наш взгляд, вопрос о социальности науки сопрягается с проблемой сменой типов научной рациональности. В современной отечественной философии многими учеными разрабатывается теория о трех типах научной рациональности – классической, неклассической и постнеклассической, основателем которой считается В. С. Степин. Его последователями являются множество специалистов в области философии и истории науки: В. А. Аршинов, В. П. Визгин, П. П. Гайденко, Э. Ф. Караваев, И. Т. Касавин и многие другие. Согласно данной теории переход от одной стадии рациональности к другой совершается под воздействием глобальных научных революций.

Так вот, первая такая научная революция произошла в период с конца XYII в. до середины XIX века. Основной наукой в этот период была механика в рамках физики, возникшей еще в античности, а также появились новые науки – химия, геология, биология. Механистическая картина мира предполагает, что вещи существуют, и события происходят в субстанционально понимаемом пространстве и времени, независимо от вещей и событий [4, с. 302]. Стандартами классической науки являются следующие: во-первых, объективность, т. е. результат исследования не зависит от самого субъекта; во-вторых, общая значимость, т. е. через социальное обращение к результату доказывается его значимость. Объективно-истинное знание должно получиться путем устранения всего, что относится к субъекту. Также выделим основные установки в научном познании, характерные для классического типа научности: принцип редукционизма – сведения сложного к простому, принцип линейного детерминизма как способ установления конечных причин и следствий. В настоящее время, по мнению В. Е. Кемерова, классическая трактовка знания оказывается ограниченной вовсе не потому, что люди больше не нуждаются в отображении объектов. Проблема в другом – классика, сводя знание к отображению, оставляет его в мире вещей. В исследовании общества, таким образом, блокируется путь к определению связей, реализуемых за пределами непосредственных связей между людьми, между людьми и вещами. В исследованиях природы этот путь является тупиковым, поскольку ему недоступны объекты, вещами не являющиеся, не укладывающиеся в размерности обычного человеческого опыта [1, с. 17].

В середине XIX века классическая философия терпит крах, начинается вторая глобальная научная революция, которая длится до середины XX века. Происходит постепенный переход от классической науки к неклассической, который ярче всего выразился в возникновении релятивисткой физики (теория относительности А. Энштейна), квантовой механики, возникновении генетики, а также кибернетики и теории систем. «Неклассический тип научной рациональности, – указывает В. С. Степин, – учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности» [4, с. 637–640]. В неклассическом типе научности мы наблюдаем переход от субстанционального понимания пространства и времени к релятивистскому, согласно которому пространство и время выступают в качестве форм существования и движения вещей. Крах классической философии совпадает с формированием общественных наук, но в этот период они опираются на методологию в рамках естествознания. Появление позитивизма приводит к отрицанию метафизики как научной дисциплины.

Если в классическом типе научности объект равен вещи, то в неклассическом типе существует другая позиция – есть объекты, которые вещами не являются. Следовательно, принципы объективности и общезначимости рушатся. Возникает неклассическая методология, которая не ориентируется на общие стандарты. Представления о социальности знания базировались на «внешней социальности». Постулировалось или неявно предполагалось: главной составляющей человеческого знания является содержание, обоснованное, проверенное, очищенное от «добавок» субъективности [1, с. 9]. Согласно марксистой теории и теории структурно-функционального анализа общества трактовка социальности сводилась к совокупности структур общества, а социальность знания была обусловлена социальными позициями исследователей, экономическими и политическими интересами.

С 70–80-х гг. ХХ века начинается третья глобальная научная революция, знаменующая переход от неклассической стадии к постклассической стадии научности. Роль субъекта переосмысливается, так как он получает результат исследования и сам создает ситуацию. В методологии возникает вопрос о субъектности социального [1, с. 10]. Следовательно, получаем новую познавательную ситуацию и в физике, и в общественных науках, когда субъект познает, исследует, понимает субъект, который является невидимым, познается посредством приборов. В этот период возникает теория самоорганизации, синергетика (Г. Хакен), которая приобретает статус общенаучной теории и методологии, происходят радикальные сдвиги в способах работы с информацией, на первый план в науках выходят междисциплинарные и проблемно-ориентированные исследования. Основанием постнеклассического типа научности является философская идея соразмерности человека космосу, которая стала вновь актуальной в ходе развития релятивисткой физики и квантовой механики. Особенно эта идея выразилась в антропном принципе Б. Картера, в котором было осмыслено соотнесение физических свойств мира с человеческим существованием. Расширение синергетического подхода, распространение его на различные дисциплины, очевидно, означает начавшийся синтез естественнонаучного и социально-гуманитарного знания.

В постнеклассический период меняется и трактовка социальности знания, которая выражается в следующем: в плане гносеологическом знание предстает как содержание, а в плане социальном оно определяется как форма, обеспечивающая воспроизводство совместно-разделенного бытия людей. Следовательно, позиция субъекта меняется: сталкиваясь со сложными системами, исследователь сам строит схемы познания, а общие законы используются как инструменты для изучения ситуации.

Итак, каждый тип научной рациональности нацеливает на исследование особого рода объектов: классическая наука – на изучение макромира с его детерминациями; неклассическая наука – на изучение микро и мегамасштабных объектов с вероятностным типом зависимостей, структурированных; постнеклассическая наука – на исследование микро-, мега- и макроскопических самоорганизующихся и «человекоразмеренных» объектов. [3, с. 309]. Очевидно, с каждым этапом меняется восприятие философии, ее роли в познании. Если в античности философия и наука тождественны, то в неклассический период (XIX в.) происходит отрицание философии, позитивисты утверждают, что философия – это не наука, а наука соответственно – не философия. В постклассический период, в современном обществе вновь признается роль философии в науке, так как исследуется объект, который ученый эмпирически не воспринимает, а исследует через приборы, следовательно, метафизика возвращается. В действительности получается, что различные научные дисциплины – общественные науки, физика, биология – включают философские допущения. Меняется социальная позиция науки в современном обществе, потому что меняется само общество. Общество рассматривается как сложная система, но не социальные структуры обуславливают деятельность человека, не индивидуальность сводится к социальности, а наоборот, индивид сам выстраивает все социальные структуры в результате своей деятельности.

 

Библиографический список


1.  Кемеров В. Е. Знание – социальная связь / Знание в связях социальности / отв. ред. Т. X. Керимов. – Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2003. – 231 с.

2.  Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1, М. 1968. – 476 с.

3.  Мархинин В. В. Лекции по философии науки : учебное пособие. – М. : Логос, 2014. – 428 с.

4.  Степин В. С. Теоретическое знание. – М. : Прогресс-Традиция, 2003. – 744 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: