EnglishРусский

Проверка валидности проективного теста на агрессию (на примере теста «Рисунок несуществующего животного»)

Ю. В. Щербатых, Доктор биологических наук, профессор,

Воронежский институт (филиал),

Московского гуманитарно-экономического университета,

г. Воронеж, Россия

 

В своей работе практические психологи используют различные психодиагностические методики, включая «проективные тесты», которые, по замыслу их создателей, позволяют более глубоко заглянуть в подсознательную сферу испытуемого [1, 2, 3, 7]. Однако такие психодиагностические инструменты имеют ряд недостатков: большая субъективность, нечеткость критериев оценки, преобладание качественных показателей над количественными и т.д., что приводит к сильной зависимости результатов от личности интерпретатора, и в итоге – к низко валидности метода, что бывает особенно критично при профессиональном подборе работников [4, 6]. Поэтому целью данной работы было измерение корреляционных связей между проективной методикой и рядом бланковых тестов, обладающих высоким уровнем валидности.

К числу достаточно распространенных в России проективных методик, широко используемых в практической психологии, относится рисунок «несуществующее животное» (РНЖ) [1, 2, 3, 7]. Следует отметить, что, хотя данный рисунок очень широко применяется в работе психологов, степень его валидности пока остается предметом дискуссии, так как основная часть его трактовок остается весьма произвольной, базируясь в основном на понятии «здравого смысла» или образного мышления, и пока не прошла корректную статистическую проверку с участием бланковых тестов.

При этом следует понимать, что полной и исчерпывающей проверки проективной методики путем анализа ее отдельных компонентов сделать достаточно трудно, ибо проективные рисуночные методики относятся к «правополушарным» инструментам, где рисунок воспринимается целиком и подвергается эмоционально-образному субъективному восприятию. Соответственно, целью нашей работы было проведение исследования, которое должно было оценить валидность теста РНЖ. Перед нами стояли две основные задачи: во-первых, сопоставить отдельные детали рисунка в тесте «Несуществующее животное» с показателями агрессивностями и тревожность в бланковых тестах, и, во-вторых, подобрать те из параметров рисунка, которые являются наиболее информативными для оценки показателей вышеуказанных свойств личности.

По устоявшемуся в отечественной литературе мнению, ряд особенностей рисунка «несуществующего животного» являются априорными признаками агрессивности. К ним обычно относят зубы, когти, рога и т. д.

Методы исследования

В данной статье приводятся результаты исследования, включающего в себя четыре психодиагностических инструмента: тест на уровень агрессивности (враждебности) Басса-Дарки, тест на уровень личностной тревожности Спилбергера-Ханина, тест-опросник Кеттела, и проективный тест «Рисунок несуществующего животного» [1]. В тесте на уровень агрессивности мы измеряли показатели всех восьми основных субшкал (физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражение, негативизм, обида, подозрительность, вербальная агрессия и чувство вины), а также двух интегральных – агрессивности и враждебности. Рисунок «несуществующего животного» изучался нами по большому числу показателей. Измерялся размер рисунка, количество зубов, когтей, глаз, крыльев, хвостов, конечностей животного, растительности на лице и пр. Некоторые признаки анализировались более детально. Так при наличии рогов оценивалось их направление (вверх, горизонтально или вниз), изображение рта анализировалось в соотнесении с изображенными эмоциями, оценивалось положение плеч (опущенные или приподнятые) и т. д. Затем полученные результаты обрабатывались при помощи статистической программы и выявлялись показатели корреляции между параметрами рисунка животного и результатами остальных трех тестов – на тревожность, агрессивность и личностные качества. Рассматривались и обсуждались только показатели корреляции с уровнем значимости p<0,05. Данная статья основана на обработке тестов 92 испытуемых обоего пола в возрасте от 18 до 45 лет.

Результаты исследования

Согласно нашим данным, количество зубов на рисунке значимо не коррелировало ни с одним из показателей валидных бланковых тестов. Обычно наличие зубов трактуется как защитная вербальная агрессия, но анализ результатов большого числа рисунков показал, что коэффициент корреляция между количеством зубов и показателем вербальной агрессии был всего 0,14 при уровне значимости р>0,24, а корреляция с индексом «Враждебности» была почти нулевой, со слабым отклонением в минус. С другой стороны нами была обнаружена интересная связь между количеством зубов и позитивным расположением уголков рта: чем более уголки губ были растянуты и подняты вверх, тем больше зубов рисовали испытуемые. Коэффициент корреляции между этими показателями был +0,31 (р<0,01), и это означает, что наличие зубов, гораздо чаще выражает улыбку, а не агрессивный оскал. Наши исследования подтверждают сомнения А. Г. Шмелева по поводу необоснованной оценки наличия зубов в рисуночном тесте, который писал: «Вы читаете рекомендацию к интерпретации «Несуществующего животного»: «Если торчат зубы, значит, проявляется агрессия. Но… стоп! А как торчат? Может быть, это улыбка? Ведь при улыбке зубы тоже обнажаются, хотя по-другому, нежели в случае агрессивного оскала. А насколько должны быть растянуты и приподняты уголки рта при улыбке?» [4]. Другие «маркеры» агрессивности, широко используемые психологами в диагностической работе, также не прошли проверку корреляционного анализа. Коэффициент корреляции между интегральным показателем агрессии по тесту Басса-Дарки и рогами или с наличием клюва составлял всего +0.04, а с когтями вообще был отрицательным (-0,11). В то же время интегральный показатель агрессии положительно коррелировал с числом глаз, и хотя коэффициент корреляции был невысоким (+0,23), но достоверным (p<0,05). Мы не знаем, на чем основывался Д. Я. Райгородский, когда писал, что «глаза являются символом присущего человеку страха» [1], так как в нашем исследования не была отмечена связь размера или числа глаз с уровнем личностной тревожности по Спилбергеру. Направленность вверх рогов значимо коррелировало только с индексом «подозрительности» +0,34 (р<0,01) и несколько менее – с интегральным показателем враждебности, который складывается из обиды и подозрительности.

Из параметров рисунка, редко упоминаемых в руководствах, неожиданную информативность проявил размер всего рисунка в целом, который коррелировал с уровнем как вербальной агрессии +0,25 (р<0,05), так и физической +0,24 (р<0,05). Еще более значимая корреляция была отмечена между показателем вербальной агрессии и площадью, занимаемой самим животным на листе бумаги. Коэффициент корреляции между этими показателями составлял +0,35 (р<0,01).

Очень интересными оказались выявленные нами в процессе данной работы связи между наличием хвоста (хвостов) и результатами теста Басса-Дарки. Наличие хвоста отрицательно коррелировало с показателем вербальной агрессии - 0,24 (р<0,05), с обидчивостью - 0,24 (р<0,05), и чувством вины - 0,24 (р<0,05). При этом корреляция элемента с интегральным показателем «враждебности» составило - 0,26 (р<0,05). Все эти данные позволяют сделать вывод, что наличие хвоста в рисунке свидетельствует о пониженной агрессивности испытуемого. Еще один интересный показатель – наличие ушей у нарисованного животного. Эта деталь отрицательно коррелировала с общим индексом агрессивности и негативизмом - 0,23 (р<0,05). В литературе мы нашли следующую интерпретацию наличия ушей в рисунке несуществующего животного: «большие уши => «человек с большими ушами» => повышенная заинтересованность в информации о себе» [7]. Оценка уровня корреляции между личностными качествами испытуемого и параметрами его рисунка косвенно подтверждает данное априорное предположение, так как мы обнаружили отрицательную связь между наличием ушей на рисунке и фактором Q2 теста Кеттела. В целом это означает, что, если испытуемый рисует у животного уши, он, во-первых, менее агрессивен, во-вторых, позитивно воспринимает сказанное другими людьми, а, в-третьих, больше нацелен на коллективную деятельность, чем на одиночную работу.

Хотим также отметить, что показатель «Личностной тревожности» по тесту Спилбергера-Ханина не коррелировал ни с одним из восемнадцати параметров рисунка, которые мы использовали в данной работе, поэтому тест «Несуществующее животное» мало подходит для оценки тревожности по исследованным нами количественным параметрам рисунка.

Выводы

Многие трактовки рисунка «несуществующего животного», которые описываются в литературе, не подтвердились. В частности, не обнаружены корреляция между показателем тревожности, определяемой по опроснику Спилбергера и исследованными характеристиками рисунка. Также установлено, что наличие зубов, рогов и когтей не связано напрямую с интегральным показателем агрессивности, определяемому по тесту Басса-Дарки. С другой стороны, мы обнаружили важный показатель рисунка, свидетельствующий о пониженной подозрительности, обидчивости и чувстве вины – это оказалась такая деталь рисунка как хвост. Еще одним важным показателем, отражающим личностные особенности испытуемых, являются размеры глаз нарисованного животного, которые коррелировали с такими особенностями личности как замкнутость, эмоциональная нестабильность, робость и фрустрированность. Также показана важность учета наличия у рисунка ушей, которые оказались связанными с позитивным образом мысли, миролюбием, социальной ответственностью, организованностью и склонностью к тесному взаимодействию с другими людьми.

В итоге можно заключить, что точный количественный подсчет элементов рисунка «несуществующего животного» и сравнение их с показателями проверенных бланковых тестов позволяет повысить валидности данного психодиагностического инструмента.

 

Библиографический список

  1.  Райгородский Д. Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты : учебное пособие. – Самара: Бахрах-М., 2000.– 672 с.
  2. Тропина Л. Б. Психолого-педагогическая коррекция агрессивного поведения старших подростков // Концепт, 2015. - №S8. – С. 1–5.
  3. Чеснокова О. Е. Диагностика агрессивности ВИЧ-инфицированных мужчин, осужденных к лишению свободы // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2003. – № 2. – С. 102–104.
  4. Шмелёв А. Г. Практическая тестология. Тестирование в образовании, прикладной психологии и управлении персоналом. – М. : ООО «ИПЦ Маска», 2013. – 688 с.
  5. Щербатых Ю. В., Ермоленко П. И. Проблема оценки валидности проективного теста «рисунок несуществующего животного» // Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири. – 2016. – № 4 – С. 112–117.
  6.  Щербатых Ю. В. Психология труда и кадрового менеджмента в схемах и таблицах: справочное пособие. – 2 издание. - М.: КноРус, 2014. – 248 с.
  7. Яньшин П. В. Клиническая психодиагностика личности. – СПб. : Речь, 2007 – 384 с.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: