Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- А. С. Норов – литератор и мемуарист

А. С. Норов – литератор и мемуарист

В. В. Кертанова, кандидат педагогических наук, декан,

ORCID 0000-0001-5577-6103,

e-mail: vkertanova@yandex.ru,

Балашовский институт (филиал),

Саратовский национальный исследовательский университет

имени Н. Г. Чернышевского,

г. Балашов, Россия

Г. С. Сачкова, заместитель директора,

e-mail: sky_gale@mail.ru,

Дмитровский институт непрерывного образования,

Университет «Дубна», филиал,

г. Дмитров, Россия

 

Авраам Сергеевич Норов происходил из старинной дворянской семьи. Согласно семейному преданию род Норовых вёл своё начало от «выехавшего из немец» в Новгород в середине XV века Василия Норова. А. С. Норов родился 22 октября 1795 года в селе Ключи Балашовского уезда Саратовской губернии, о чём имеется следующая запись в летописце семьи Норовых, начатом его прадедом Семёном Александровичем Норовым и продолженным отцом, Сергеем Александровичем: «Родила Татьяна Михайловна в Ключах сына Абрама, в 1795 Году Октября 22-го пополуночи в 8-м часов» [5]. Земли в Саратовской губернии получил ещё Александр Семёнович Норов. На основании императорского указа от 21 апреля 1795 года он был наделён «недвижимым имением» в Сердобском уезде губернии, а «его род» внесён «в родословную сей губернии дворянскую Книгу в шестую её часть» [5].

Землями в Саратовской губернии владел и отец А. С. Норова – отставной секунд-майор, надворный советник, Сергей Александрович Норов. Он вступил в военную службу в 1775 году в гвардию каптенармусом и уже в 1776 году, за проявленное «по службе рвение», получил звание сержанта, а в 1784 году переведён из гвардии в Кинбурнский драгунский полк капитаном. Дослужившись до майора, он в 1808 году вышел в отставку и был произведён в надворные советники. Среди прочих земель, С. А. Норову принадлежало село Ключи (Архангельское) в Балашовском уезде. Здесь родились братья Авраама Сергеевича Норова – Василий, Александр, Дмитрий и две сестры – Екатерина и Евдокия. Отец Авраама Сергеевича – Сергей Александрович Норов в середине 1790-х годов являлся Саратовским губернским предводителем дворянства, слыл в своём окружении человеком образованным, но отличался суровым, деспотичным характером, жестоко обращался со своими крепостными крестьянами. Мать – Татьяна Михайловна, урождённая Кошелева, напротив, была доброй, мягкой женщиной. До 1803 года вся семья проживала в Ключах, а в 1803 году переехала в купленное, по совету дальней родственницы С. А. Норова Е. Р. Дашковой, недалеко от Москвы, имение Надеждино (Скубятино), Дмитровского уезда, вблизи старинного Пешинского тракта. Начальное образование А. С. Норов получил дома под строгим руководством отца, затем продолжил его в Благородном пансионе Московского университета, который, наряду с Царскосельским лицеем, считался в первой четверти XIX века одним из лучших учебных заведений страны. Среди дворян пансион пользовался широким признанием, они охотно отдавали туда своих детей. Условия жизни в пансионе приближались к домашним. Образовательно-воспитательная система базировалась на соревновательных началах, существовали различные формы поощрения наиболее успевавших воспитанников. Наряду с предметами гимназического курса учащиеся изучали правоведение и «новые языки» (европейские), постигали военное дело, осваивали фехтование, верховую езду, учились танцам. В качестве, образно говоря, факультативного предмета изучалась статистика. Наиболее успевавшим воспитанникам разрешалось посещать лекции в университете и продолжить там своё образование. Но всё же приоритетным в образовании учащихся было литературное направление. В пансионе действовало литературное общество, носившее официальное название «Собрание воспитанников благородного пансиона». На его заседаниях пансионеры читали и обсуждали свои литературные произведения, спорили о новинках отечественной и зарубежной литературы. Вместе со студентами университета воспитанники пансиона устраивали диспуты, готовили музыкальные и театральные представления, поэтические вечера. Вероятно, Благородный пансион при Московском университете и привил А.С. Норову любовь к литературе, которую он пронёс через всю свою жизнь. В пансионе Авраам зарекомендовал себя с самой хорошей стороны и был занесён в список его «известных воспитанников», однако учёбу в Благородном пансионе он не закончил. 10 марта 1810 года, по настоянию отца, А.С. Норов поступил на военную службу в звании юнкера в резервную артиллерийскую бригаду, расквартированную в Санкт-Петербурге. Здесь молодой юнкер жил в доме княгини В. В. Голицыной, где собиралось, едва ли не всё, высшее петербургское общество. По мнению Е. Дылевского, именно «петербургское общество развило в молодом артиллеристе Норове сильное чувство любви к отечеству» [2].

30 июня 1811 года А.С. Норова произвели в портупей-юнкера, а в декабре того же года он успешно «выдержал экзамен в военных науках» и был переведён в лейб-гвардии артиллерийскую роту, получив чин прапорщика. Боевое крещение молодой артиллерист А.С. Норов принял в Отечественной войне 1812 года, на Бородинском поле, где и получил тяжёлое ранение; артиллерийское ядро раздробило ему ступню ноги. Несмотря на мастерство хирурга, ногу пришлось ампутировать. После освобождения Москвы от неприятеля А. С. Норов долечивался у своего товарища по госпиталю, батальонного адъютанта Преображенского полка М. М. Обольянинова, после чего уехал восстанавливать здоровье в Ключи, где усиленно занимался самообразованием; изучал античную и средневековую историю, философию, литературу, иностранные языки. К отличному знанию французского и немецкого языков добавились английский, испанский, итальянский и латинский. Уже в зрелом возрасте А. С. Норов выучил чешский, древнееврейский, древнегреческий и арабский языки. «Авраам Сергеевич, – вспоминал А. В. Никитенко, – учился непрерывно, ревностно, и в юности, и в последующие периоды своей жизни, не смотря на соблазн обстоятельств, которые мог ли бы его от того уволить без вреда его внешнему положению» [4]. Высокообразованным представителем своей эпохи А. С. Норов стал, благодаря самообразованию, поскольку после войны к учёбе в каком-либо высшем учебном заведении он не возвращался. Кругозор его постоянно расширялся, в значительной мере, в результате путешествий по Европе и Востоку, которые он совершал на протяжении своей жизни.

В 1815 году А. С. Норов, оправившись от ранения, возвращается на военную службу, которую оставил лишь в 1823 году, выйдя в отставку в чине полковника. Ещё находясь на военной службе, он увлёкся масонством и в 1816 году вступил в петербургскую ложу «Соединённые Друзья», в которой состояли П. И. Пестель, А. С. Грибоедов, П. Я. Чаадаев и другие лица, ставшие впоследствии известными государственными и общественными деятелями. Некоторые участники ложи «Соединённые Друзья» образовали другую – «Три Добродетели». А. С. Норов был принят в ложу «Три Добродетели» 10 февраля 1819 года, а в сентябре того же года возведён в степень подмастерья («повышен во вторую ступень»). В ложу «Трёх добродетелей» входили и многие будущие декабристы: С. Г. Волконский, Н. М. Муравьёв, С. И. Муравьёв-Апостол, М. И. Муравьёв-Апостол, П. И. Пестель, С. П. Трубецкой. Затем А. С. Норов перешёл в ложу «Елизаветы к добродетели», где вскоре стал мастером-масоном.

А. С. Норов был в дружеских отношениях с А. С. Пушкиным. Точная дата их знакомства неизвестна. Во всяком случае, 8 августа и 19 сентября 1818 года они вместе присутствовали на заседаниях Общества любителей словесности, наук и художеств. 2 июня 1827 года А. С. Норов вместе с А. С. Пушкиным присутствовали на обеде в доме родителей поэта в Санкт-Петербурге. Это засвидетельствовала в своих воспоминаниях А. П. Керн, посетившая этот обед: «Я в тот день присутствовала у них и имела удовольствие слушать его (А. С. Пушкина) любезности. После обеда Абрам Сергеевич Норов, подойдя ко мне с Пушкиным, сказал: «Неужели вы ему сегодня ничего не подарили, а он так много вам писал прекрасных стихов?» – «И в самом деле, – отвечала я, – мне бы надо подарить вас чем-нибудь: вот вам кольцо моей матери, носите его на память обо мне». Он взял кольцо, надел на свою маленькую, прекрасную ручку и сказал, что даст мне другое» [3]. 14 июня 1833 года А. С. Норов и А. С. Пушкин были на обеде, устроенном петербургскими литераторами в честь И. И. Дмитриева, и приняли участие в сборе средств на «устроительство памятника» Н. М. Карамзину в Симбирске, а 29 марта 1834 года вместе обедали у Н. П. Трубецкого.

В мемуарной и научно-исследовательской литературе присутствует эпизод, связанный с поэмой А. С. Пушкина «Гаврилиада» и подтверждающий неизменно дружеский характер отношений А. С. Пушкина и А. С. Норова. 16 июня 1865 года А.В. Никитенко записал в своём дневнике: «Опять был у меня Норов. Вчера, он, между прочим, рассказал мне следующий анекдот об А. С. Пушкине. Норов встретился с ним за год или за полгода до его женитьбы. Пушкин очень любезно с ним поздоровался и обнял его. При этом был приятель Пушкина В. И. Туманский. Он обратился к поэту и сказал ему: «Знаешь, ли, Александр Сергеевич, кого ты обнимаешь? Ведь это твой противник. В бытность свою в Одессе он при мне сжёг твою рукописную поэму». Дело в том, что Туманский дал Норову прочесть в рукописи известную непристойную поэму Пушкина («Гаврилиада»). В комнате тогда топился камин, и Норов по прочтении пьесы тут же бросил её в огонь. «Нет, – сказал Пушкин, – я этого не знал, а узнав теперь, вижу что Авраам Сергеевич не противник мне, друг, а вот ты, восхищавшийся такою гадостью, как моя неизданная поэма, настоящий мой враг» [4].

В библиотеке А. С. Норова хранились два автографа А. С. Пушкина – отрывок из «Русалки» и черновик примечаний к «Евгению Онегину. В свою очередь, в библиотеке у А. С. Пушкина была книга А. С. Норова «Путешествие по Сицилии в 1822 году».

Дружба А. С. Норова и А. С. Пушкина продолжалась до конца жизни поэта. Смерть Пушкина глубоко потрясла Норова. Он написал стихотворение, посвящённое поэту, которое намеревался опубликовать в «Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду» и обратился за содействием к В. Ф. Одоевскому. Однако цензура не пропустила стихотворение А. С. Норова в печать. До конца своей жизни А. С. Норов сохранил светлую память о великом русском поэте и, будучи уже министром народного просвещения, помог П. В. Анненкову издать сборник стихотворений А. С. Пушкина.

Таким образом, А. С. Норов был высокообразованным учёным и, в то же время, глубоко религиозным человеком, истинным христианином, что в решающей степени определило как направления, так и характер его научных занятий. Светская наука, фундаментальные знания в ряде гуманитарных наук, органично сочетались в нём с религиозностью, что не только не мешало ему создавать замечательные учёные труды и литературные произведения, но, наоборот, делало их более актуальными, интересными, как для учёных исследователей, так и для читающей публики. Собирательская деятельность А. С. Норова позволяет считать его крупным деятелем книжного и музейного дела в России, его книжное и рукописное собрания, наряду с библиотеками других выдающихся деятелей эпохи, составили основу рукописного собрания Российской государственной библиотеки. Деятельность А. С. Норова как переводчика античных и средневековых литературных произведений, путешественника и библиофила-коллекционера стала существенным вкладом в межкультурные связи России с Европой, Ближним Востоком, в освоение российским социумом античного и раннехристианского наследия, в становление религиозного туризма и библейской археологии.

Имя Авраама Сергеевича Норова по праву занимает почётное место в истории русской литературы начала XIX века, народного просвещения второй четверти и середины столетия.

Библиографический список

  1. Авраам Сергеевич Норов: Из дневника барона М. А. Корфа / Корф М. А. // Русский архив. – 1895. – Кн. 3. – Вып. 9–12. – С. 346–368.
  2. Дылевский Е. Авраам Сергеевич Норов // Странник. – 1871. – Т. 12. – С. 10–44.
  3. Керн А. П. Воспоминания. Дневники. Переписка / сост., вступ. статья и примеч. А. М. Гордина. – М. : Изд-во «Правда», 1989. – 480 с.
  4. Никитенко А. В. Дневник. В 3 т. / подгот. текста, вступ. статья и примеч. И. Я. Айзенштока. – М. : Гослитиздат, 1955. – Т. 1. – 541 с.; Т. 2. – 498 с.; 1956. – Т. 3. – 436 с.
  5. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, начатый в 1797 году. – СПб. : Сенатская типография, 1799–1840. – Ч. VII. – 190 с.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии