Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Б. А. Дорошин ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МИФОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ XIX – НАЧАЛА XXI ВВ.

К-05.25.16
15.11-26.05.2016

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МИФОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ XIX – НАЧАЛА XXI ВВ.

Б. А. Дорошин, кандидат исторических наук, доцент,

Пензенский государственный технологический университет,

г. Пенза, Россия

 

Актуальность обращения к исследованию феномена мифологического сознания в контексте социально-философского осмысления экологической проблематики детерминирована изменениями, произошедшими в конце XX в. в социокультурном пространстве и в теоретическом дискурсе, в способах концептуализации и осуществления социогуманитарной рефлексии. Кризис в духовно-нравственной сфере, обусловленный крушением устоявшейся идеологии и системы ценностей, сопровождается во многих обществах утратой привычных убеждений широкими массами людей, и предопределяет интенсивный поиск мировоззренческих идей, которые могли бы стать для них чёткими жизненными ориентирами. В этой ситуации расширяется функциональное поле иррациональных способов освоения действительности, что выражается, в частности, в том, что для многих именно миф представляется способным компенсировать недостаток релевантной и позитивной информации, оказывается относительно удобным средством их социального ориентирования. Поскольку миф в индустриальную и постиндустриальную эпоху зачастую проявляется лишь во фрагментарном виде, он требует от исследователя реконструкции своего первоначального содержания, изучения различных этапов преобразования исходной модели, решения проблемы инварианта мифологического мышления [20, с. 28].

Значимость рассмотрения экологического аспекта мифологического сознания народов Поволжья обусловлена не только остротой и глобальным характером соответствующего комплекса проблем, не только необходимостью всемерного использования региональных условий и возможностей противодействия таковым наряду с универсальными (общемировыми) и национальными, но и, в первую очередь, спецификой мифологической формы сознания, выступающей в одно и то же время и как способ осмысления человеком мира и как социальная практика.

В контексте же происходящих в последние десятилетия глобальных социокультурных изменений парадигмального характера наиболее существенной представляется та экологически значимая особенность мифологического сознания, которая в противовес склонности современного человека к аналитическому рассмотрению явлений мира, т. е. к его разделению, предполагает не только осознание целостности мира, но и включённость в его жизнь самого человека [20, с. 34]. Данная альтернатива может быть соотнесена с антропокосмизмом, который в различной степени и с различной спецификой характерен для премодерна и постмодерна, тогда как её противоположность соответствует получившему оформление в эпоху модерна антропоцентризму.

Проблемы соотношения и взаимодействия мифологического и экологического сознания оказывались в сфере интересов представителей различных отраслей знания. Представления о мифе и магии как о первичных способах аккумуляции в человеческом сознании опыта взаимодействия человека и окружающей среды были обоснованы в рамках исследований антропологической школы. Наряду с Л. Леви-Брюлем и К. Леви-Строссом анализ мифологических представлений, отобразивших зарождающееся экологическое сознание первобытных обществ и древнего мира, осуществлялся Ф. Х. Кессиди, А. Ф. Лосевым, М. Элиаде. Ему уделено большое внимание в исследованиях современных зарубежных ученых – Р. Дажо, Ю. Одума, Ф. Сен-Марка, В. Хесле и др. [6, с. 4].

Особую позицию в отношении мифологии занимают норвежский экофилософ, один из основоположников глубинной экологии А. Нейс, а также его последователи Б. Деволл и Дж. Сешенс, интегрировавшие ряд подходов и принципов различных мифорелигиозных учений в платформу развиваемого ими направления экофилософии [15, с. 118–123].

Ученые русской мифологической школы Ф. И. Буслаев и А. Н. Афанасьев, стали рассматривать Проблемы отражения природы в сознании творцов народной культуры. Этапы развития мифов они представили как сопроваждаемую нравственной мотивацией их ассоциацию с определенной местностью [1, с. 78–79]. Интерпретация природных явлений в мифологическом сознании как основе традиционной культуры получило дальнейшее отображение в работах А. Н. Веселовского [9], В. В. Иванова, В. Н. Топорова [16], а также разносторонне описавших и концептуализировавших феномен этнокультуры С. А. Арутюнова [5] и Э. С. Маркаряна [21; 22].

Экологический аспект христианского религиозно-мифологического сознания в России нашел выражение в социальных доктринах православия, представленных трудами С. Саровского, И. Кронштадтского, И. Брянчанинова, где дано обоснование идеи человека как духовной сущности в его отношении к окружающей природной среде. Своеобразное развитие данное направление получает в работах религиозных мыслителей Д. Андреева, Н. Бердяева, Н. Рериха, В. Соловьева, Н. Федорова, обосновывавших идею социальной активности человека как посредника между Богом и природой [28, с. 4].

С позиций атеистической критики мифологические аспекты религиозного истолкования экологической проблемы затрагивали Ю. И. Ефимов и М. И. Шахнович [2, с. 4–5]. Критическое рассмотрение мифологических составляющих экологического сознания продолжила социолог Е. Ю. Казарина. Охарактеризовав миф как первую форму взаимодействия человека с экологической реальностью, она выделила имманентно присущие ему экологические черты, и в связи с этим констатировала закономерный характер наличия выявленных и проанализированных ею мифологических черт в современном экологизме [17, с.15].

Космистское направление в социально-философском осмыслении религиозно-мифологического сознания представляет Г. Н. Алмаев, который пришел к выводу о его изначальной экологичности, выражавшейся, согласно данному автору, в специфике оценки отношений между человеком и универсумом. В качестве общих оснований религиозно-мифологического и экологического сознания этот исследователь определил связь-отношение между человеком как феноменом природы и природным Универсумом [3].

Отечественные мыслители внесли определенный вклад в классификацию форм и типов экологического сознания. Г. Гоношилина в рамках разработанной ей типологии выделила мифолого-религиозную форму экологического сознания и дала ее развернутую социально-философскую характеристику [13]. А. Р. Ашхамаф также с позиций социальной философии рассмотрел обусловленность экологических отношений человека и природы менталитетом, религией, традициями и охарактеризовал западное и восточное экологическое сознание, отметив более проприродный характер последнего как основы экологической этики, востребованной к дальнейшему развитию и распространению в современном мире. В рамках предложенной им периодизации развития экологического сознания выделил в качестве начальной в нем архаическую эпоху, в которой выявил черты, связанные с мифологическими представлениями. Данный автор отметил также важную роль мифологического мышления наряду с возникшим  научно-логическим в экологическом сознании древности [6, с. 4–19].

Особое место в спектре междисциплинарных подходов к проблематике взаимодействия человека с его средой обитания занимает концепция экологического бессознательного. Она берёт своё начало в экопсихологии американского мыслителя Т. Роззака, оформленной им в общем русле глубинной экологии и содержащей в качестве основных постулатов идеи о том, что экологическое бессознательное представляет собой ядро духовной жизни; что его содержание образуют «записи» эволюции всего живого и что «подавление экологического бессознательного является самой глубинной причиной общего безумия в индустриальном обществе; открытый доступ к экологическому бессознательному — дорога к здравомыслию» [Цит. по: 14, с. 53]. В России теоретическая разработка проблематики экологического бессознательного получила дальнейшее развитие в социально-философском исследовании А. Х. Гимазетдиновой. Она расширила аргументацию специфической роли экологического сознания как всеобщего и универсального аспекта общественного сознания и определила его значение как общей характеристики актуального состояния общественного сознания; установила, что в феномене экологического сознания наряду с характерным для него сочетанием индивидуального и общечеловеческого на осознаваемом уровне духовной жизни людей, проявляется и специфическое отражение её бессознательного уровня. Данным автором обосновано выделение экологического архетипа в качестве особой структурной единицы коллективного бессознательного, рассмотрены конкретизирующие и дополняющие соответствующую концепцию К.-Г. Юнга экологические мотивы мифов и религий, а также амбивалентное проявление этого архетипа в период глобальной кризисной ситуации в западном и восточном типах мышления. Раскрыты проявления амбивалентности экологического архетипа в экологическом оптимизме как форме экологического движения, стремящейся придать экологической проблеме большую осознанность, и в экологическом пессимизме как форме, ориентированной на возвращение ситуации, когда экологическая проблематика занимала нишу в структуре бессознательного. Исследователь выделила основные экологические тенденции мировых религий, а также выявила экологизирующую роль религиозного сознания в рамках современной духовно-гуманитарной парадигмы сознания [12, с. 9–10]. Другой отечественный философ – М. А. Антипов на примерах из мифологии показал характерные для функционирования архаических пластов экологического бессознательного идентификацию человека с природой и перенос его отдельных качеств на природные элементы; выявил некоторые составляющие экологического бессознательного в язычестве древних славян, отметив как его наиболее значимое свойство установку на антропокосмическое единство с природным миром; обратил внимание на проблему вытеснения как механизм формирования экологического бессознательного и соотнёс последнее как с коллективным бессознательным К.-Г. Юнга, так и с социальным бессознательным Э. Фромма [4, с. 96–97].

Специфика экологических мифолого-религиозных представлений народов Поволжья получила отражение прежде всего в работах, посвещенных более широкой филологической и исторической проблематике. Эколого-мифологические воззрения русских затрагивались упомянутыми выше филологами русской мифологической и московско-тартусской семиотической школы. В исследованиях по истории славянской и русской мифологии, произведенных Б. А. Рыбаковым [26; 27], отчетливо обрисовываются связи между обществом и природой, способы ее восприятия человеком. К славянским мифологическим представлениям как основанию экологической пропаганды обращался также украинский эколог В. Е. Борейко [7]. Мифологического аспекта экологического сознания русских в своей работе о экологическом сознании восточных славян как результате встречи экологических традиций Востока и Запада коснулся М. А. Можейко [23].

Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов была проанализирована этнографом В. Е. Владыкиным, показавшим, что традиционное жизнеустроение данного этноса было столь органически неразрывно связано со своим природным окружением, что не противопоставлялось ему [10, с. 10]. Культуролог Н. А. Розенберг объяснила устойчивость экоадаптивной доминанты в культуре удмуртов длительным сохранением языческих мифорелигиозных представлений, постепенно синтезировавшихся с христианством в рамках своеобразного удмуртского двоеверия. Она также указала на связь особенностей реагирования удмуртов на современные экологические проблемы с характером их мифорелигиозных представлений о генезисе мироздания, осмысливаемых как основа их ментальности [25].

Татарские мифологические воззрения, содержащие экологический аспект, затронул в своем исследовании этнограф Р. Н. Касимов. Он рассмотрел представления чепецких татар о духах природы и нормах взаимодействия с ними, сопряжённые с осторожным и бережным отношением к тем природным стихиям и областям, с которыми связывалось пребывание данных мифологических персонажей [18, с. 12–13].

Сложившаяся в ходе исторического развития башкир система экологических предписаний и запретов, направленных на поддержание равновесия в занимаемой этносом экологической нише, в основе которой лежала свойственная мифологическому мышлению идея о единстве и взаимозависимости мира природы и мира людей была реконструирована этнографом А. С. Халфиным на основе анализа документов путешественников и исследователей X–XIX вв. [30, с. 11–12]. А. Я. Фаткуллина в своем социально-философском исследовании отраженных в мифологии башкир смысложизненных ценностей затронула и экологические [29]. З. Р. Валиуллина с позиций социальной философии определила место мифологических представлений в экологической традиции башкир как духовной основы, фундирующей прежде всего ее идеальный уровень и выступающей духовным ядром ее идеальной сущности; выявила охватывающие их функции экологической традиции; охарактеризовала в экологическом аспекте башкирские мифологические представления о различных природных объектах, стихиях и живых существах, раскрыв в данном контексте особенности тотемизма, фетишизма и анимизма [8, с. 5, 10–16].

Экологические аспекты мифологических представлений мари исследовали фольклористы В. А. Акцорин, Н. В. Морохин и педагог Н. Ю. Киселева, выявившие сакральные экологические нормы, установленные в процессе космогонии, сопряженность жизни и послесмертной участи человека с растительностью и космическим порядком, диалектику отношений людей с божествами – олицетворениями природных явлений, специфику почитания растений животных, источников и общие экологические принципы мифологического мировоззрения [19, с. 5–12].

В работах краеведа Ф. Бутузова, педагога-энциклопедиста М. Е. Евсевьева, историков Н. Ф. Мокшина, Д. В. Пургасова, культуролога Н. Г. Юрченковой и др. затрагиваются обусловленные языческой мифологией экологические аспекты этнического сознания мордвы. Культурологические исследования А А Гагаева, П А Гагаева и Т. А. Волгаевой акцентируют внимание на специфике мордовского двоеверия как основе этического отношения представителей данного народа к окружающему миру [11].

Попытку системного представления экологических мифорелигиозных воззрений в региональном масштабе Нижегородского Поволжья осуществила педагог Н. Ю. Киселева в небольшой по объему работе [19], но ее исследование лишь в малой степени опиралось на конкретный материал. Более широкий охват различных данных по экологической духовной культуре того же региона отличает исследование фольклориста Н. В. Морохина [24].  

Таким образом, к настоящему времени произведен ряд философских и социологических исследований по теоретическим вопросам соотношения и взаимодействия мифологического и экологического сознания; довольно большое число  антропологов, филологов, историков и культурологов в различной мере затрагивали эколого-мифологические воззрения различных этносов, но обобщающего социально-философского осмысления мифологических представлений народов поволжья как основы регионального экологического сознания не осуществлялось.

 

Библиографический список

  1. Азадовский М. К. История русской фольклористики. Т. 2– М. : Учпедгиз, 1963. – 362 с.
  2. Алиев М. Д. Современная экологическая ситуация и экологическое сознание: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Баку, 1987. – 23 с.
  3. Алмаев Г. Н. Экологические аспекты религиозного сознания: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Казань, 2000. Человек и наука. Библиотека диссертаций по гуманитарным наукам. URL: http://cheloveknauka.com/ekologicheskie-aspekty-religioznogo-soznaniya (дата обращения: 12.09.2015 г.).
  4. Антипов М. А. К проблеме экологического бессознательного // История, языки и культуры славянских народов: от истоков к грядущему : материалы II международной научно-практической конференции 1–2 ноября 2013. года. – Прага : Vědecko vydatelské centrum «Sociosféra-CZ», 2013. – С. 95–97.
  5. Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. – М. : Наука, 1989. – 247 с.
  6. Ашхамаф А. Р. Эволюция и факторы формирования экологического сознания: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Нальчик, 2011. – 25 с.
  7. Борейко В.Е. Экологические традиции, поверья, религиозные воззрения славянских и других народов. - Киев: Киевский эколого-культурный центр, 1996. – 224 с.
  8. Валиуллина З. Р. Экологическая традиция башкирского этноса как социокультурное явление: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Уфа, 2005. – 21 с.
  9. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. – М. : Высшая школа. – 1989. – 404 с.
  10. Владыкин В. Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов (опыт реконструкции традиционного мировоззрения дореволюционного удмуртского общества): автореф. дисс. … д. ист. наук. – М., 1991. – 34 с.
  11. Волгаева Т. А. Менталитет мордовского этноса: истоки и сущность: автореф. дисс. … канд. Ист. Наук. – Саранск, 2007. – 25 с.
  12. Гимазетдинова А. Х. Экологические аспекты общественного сознания и коллективного бессознательного: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Казань, 2005. – 25 с.
  13. Гоношилина И. Г. 'Экологическое сознание: автореф. дисс. … канд. филос. наук. Человек и наука. Библиотека диссертаций по гуманитарным наукам. URL: http://cheloveknauka.com/ekologicheskoe-soznanie (дата обращения: 29.08.2015 г.).
  14. Доброродний Д. Г. Экопсихологическая стратегия в прикладном психоанализе: проблемное поле и перспективы // Философия и социальные науки : Научный журнал. – 2011. – № 2. – С. 51–57.
  15. Ермолаева В. Е. Космизм и экологическая этика // Общественные науки и современность. – 1995. – № 4. – С. 118–124.
  16. Иванов В. В., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. – М. : Наука, 1965. – 246 с.
  17. Казарина Е. Ю. Экологизм: мифологические истоки и современные реалии: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – М., 1992. – 24 с.
  18. Касимов Р. Н. Традиционные религиозно-мифологические представления чепецких татар: автореф. дисс. … канд. ист. Наук. – Ижевск, 2004. – 24 с.
  19. Киселева Н. Ю. Экологические элементы сознания и религия. – Н. Новгород : Просвещение, 1993. – 22 с.
  20. Косов А. В. Феномен мифосознания. От мироощущения к мировосприятию // Вестник НГУ. Серия: Психология. – 2011. – Том 5, выпуск 2. – С. 28–34.
  21. Маркарян Э. С. Очерки теории культуры. – Ереван : Изд. АН Арм.ССР, 1969. – 228 с.
  22. Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. – М. : Мысль, 1983. – 284 с.
  23. Можейко М. А. Экологическое сознание восточных славян как результат «встречи» экологических традиций Запада и Востока // Историософское и литературное наследие А. С. Хомякова и современная Россия: Материалы международной научной конференции 11–14 мая 2001 года. – Смоленск : СГПУ, 2001. – С. 166–173.
  24. Морохин Н. В. Традиционная духовная экологическая культура народов Нижегородского Поволжья: автореф. дисс. … д. ист. наук. – М., 1998. – 44 с.
  25. Розенберг Н. А. Закономерности развития художественной культуры финно-угорских и тюркоязычных народов Поволжья и Приуралья: автореф. дисс. … д-ра культурол. наук. Человек и наука. Библиотека диссертаций по гуманитарным наукам. URL: http://cheloveknauka.com/zakonomernosti-razvitiya-hudozhestvennoy-kultury-finno-ugorskih-i-tyurkoyazychnyh-narodov-povolzhya-i-priuralya (дата обращения: 28.08.2015 г.).  
  26. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. – М.: Наука, 1987. – 783 с.
  27. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. – М. : Наука, 1994. – 608 с.
  28. Соломкина М. М. Экологическое сознание личности в условиях экстремальной среды: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Архангельск, 2000. – 25 с.
  29. Фаткуллина А. Я. Смысложизненные ориентации человека в башкирской мифологии: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Уфа, 2003. Человек и наука. Библиотека диссертаций по гуманитарным наукам.  URL: http://cheloveknauka.com/smyslozhiznennye-orientatsii-cheloveka-v-bashkirskoy-mifologii (дата обращения: 30.08.2015 г.).   
  30. Халфин А. С. Культура жизнеобеспечения юго-западных башкир: автореф. дисс. … канд. ист. наук. – Уфа, 1997. – 21 с.  
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии