Ближайшие конференции по темам

ФилософияФилософия - К-09.20.22

СоциологияСоциология - К-09.10.22

ИскусствоведениеИскусствоведение - К-09.20.22

ИсторияИстория - К-09.20.22

КультурологияКультурология - К-09.20.22

МедицинаМедицина - К-10.05.22

ПедагогикаПедагогика - К-09.10.22

ПолитологияПолитология - К-10.05.22

ПравоПраво - К-09.15.22

ПсихологияПсихология - К-09.10.22

ТехникаТехника - К-10.05.22

ФилологияФилология - К-09.20.22

ЭкономикаЭкономика - К-09.10.22

ИнформатикаИнформатика - К-10.05.22

ЭкологияЭкология - К-10.05.22

РелигиоведениеРелигиоведение - К-09.20.22


Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 3

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-3-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.07.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- История гендерной теории и социальных практик

К-11.05.17
III международная научно-практическая конференция
Актуальные вопросы социальных исследований и социальной работы
05.11-06.11.2017

История гендерной теории и социальных практик

Н. Б. Шипулина, кандидат философских наук, доцент

Е. Ю. Сафонова, студнетка

Волгоградский государственный

социально-педагогический университет,

г. Волгоград, Россия

 

Целью исследования явилось изучение гендерной теории, истории и практик как специфического социокультурного феномена. Для ее реализации необходимо разграничить понятия гендер и пол, проанализировать труды представительниц гендерной теории, определить их вклад в формирование и развитие феминистских движений.

Гендерная история – направление в исторической науке, изучающее историю формирования и функционирования социальных отношений, основанных на воспринимаемых различиях между полами; историю представлений о «мужском» и «женском» как категориях социального иерархического порядка; историю гендерных отношений, преимущественно как историю отношений власти и социального контроля, выраженных в гендерных идеологиях и представленных в гендерных репрезентациях, а также способы конструирования «мужского» и «женского» через гендерное воспитание и образование и их закрепление в качестве гендерной идентичности личности. Гендерная история характеризуется междисциплинарностью, использованием наряду с собственно историческими методами подходов различных дисциплин гендерных исследований: гендерной лингвистики, социологии, психологии и др. Гендерная история возникла в 1980-х гг. в рамках истории женщин. Однако если последняя базировалась на феминистской идеологии и была укоренена в феминистском движении, то гендерная история стремилась преодолеть крайности, которые политика вносила в науку, и представить целостную картину взаимоотношений полов. 

Ключевая категория гендерной истории – понятие гендер, т. е. «пол-род», которое в отличие от понятия «пол-секс» отвергает биологический детерминизм и акцентирует социокультурный характер представлений о «мужском» и «женском». Исследования последних лет подчеркивают множественность и разнообразие этих моделей. Изучение стереотипных представлений о маскулинном и феминном, а точнее – феминностях и маскулинностях, – одна из наиболее развитых областей гендерной истории. Другими активно разрабатываемыми областями исследований являются анализ гендерных идеологий, история маскулинностей, а также конфигурации гендерных отношений в рамках тех или иных обществ и культур, которые принято определять как гендерные системы или гендерные режимы.

Различные исследовательские подходы сложились на базе популярной в качестве методологической основы гендерной истории теории социального конструирования гендера. Макроисследования анализируют то, как общество через свои институты программирует гендерную идентичность индивида и готовит его к выполнению той или иной гендерной роли. На микроуровне изучается формирование гендерной идентичности самого индивида, его осознание себя мужчиной или женщиной с соответствующими поведенческими моделями и практиками. Существуют различные трактовки степени свободы индивида в этом процессе – от жесткого программирования до «разыгрывания пола», когда гендер рассматривается как результат коммуникации, взаимодействия между индивидами [6].

Американская феминистка Шерри Ортнер в своей статье «Соотносится ли женское с мужским так же, как природное с культурным», вы­шедшей в 1974 году в нашумевшем сборнике «Женщина, культура, общество», собранном и отредактированном М. Розальдо и Л. Ламфер [2, p. 67–88], а также первые исследования Роды Ангер, Андриенн Рич, Гейл Рубин (также начала 1970-х гг.) толковали гендер не просто как стратификационную категорию, но именно как «знак позиции субординации» (А. Рич), как усвоение определенного, а для женщины – «приниженного места в сложившейся иерархии социаль­ных ролей» (С. де Бовуар).

Таким образом, содержание и суть понятия «гендер» понимается и интерпретируется различными феминистскими философами и культурологами по-разному [4, с. 16].

Поначалу гендер соотносился только со специфически женским опытом. В ранних работах философов-феминисток термин «гендер» употребялся в тех случаях, когда речь шла о социальных, культурных, психологических аспектах «женского» в сравнении с «мужским», то есть «при выделении всего того, что формирует черты, нормы, стереотипы, роли, типичные и желаемые для тех, кого общество определяет как женщин» [1, p. 120–122].

Историк Джан Скотт призвала видеть в гендере «исторически первую форму фиксации властных отношений», образующих некую «сеть властных отношений». Она впервые обратила внимание на то, что значение понятий «мужественности» и «женственности» сконструировано с помощью языка, и призвала обратить особое внимание на процессы конструирования властных отношений через язык. Ее концепция не случайно совпала с эпистемологическим поворотом на Западе – периодом «сращивания» истории и литературы, смены конструктивистских идей идеями «прозрачности фактов» и множественности толкований, что было характерно уже для постконструктивизма и постмодернизма.

Культуролог и философ Тереза де Лауретис, категорически отвергнув биологические детерминанты гендера, отметила: «Гендер – это, скорее, составной эффект различных репрезентаций, продукт разных социальных институций – семьи, системы образования, масс-медиа, медицины, права, но также – что менее очевидно – языка, искусства, литературы, кино, научных теорий», таким образом, гендер у нее – это технология и результат (эффект) представления (перформанса) определенных идей, от нормативной половой идентичности до полной ее смены, в том числе через промежуточные стадии (трансгендеры, тансвеститы и проч.)

Американская феминистка, философ-постмодернист Джудит Батлер увидела в гендере процесс и результат конструирования индивидуальной идентичности, который «постоянно пересекается с расовой, классовой, этнической, сексуальной, региональной формами дискурсивно установленных идентичностей…». С ее точки зрения конструирование половой идентичности «невозможно отделить от политических и культурных пересечений, в которых он неизменно производится и подкрепляется», гендер – с ее точки зрения – сугубо индивидуальный атрибут, показатель (маркер) различия с другими индивидами, показатель подвижный и изменчивый. Поэтому, считает Дж. Батлер, у «пола нет  истории», и у женщин нет своей общей истории – у каждого индивида она своя.

Донна Харауей – представительница неофеминизма социалистического толка – полагает, что в современном мире на смену мужчинам и женщинам постепенно приходят «кибернетические организмы», киборги, не имеющие – как легко догадаться – пола [5, с. 13–14].

Наиболее яркими в отечественных гендерных исследованиях являются работы О. А. Ворониной, С. Шакировой, С. Г. Айвазовой, Е. Гаповой и А. Усмановой, И. В. Костиковой, Г. А. Брандт. Изучив этапы становления «феминного» и «маскулинного», О. А. Воронина в «Теории и методологии гендерных исследований» выделяет два априорных принципа формирования феминистских концепций: 1) биологический детерминизм или эссенциализм; 2) антагонизм мужской и женской ролей. Она отмечает, что «современная гендерная теория не пытается оспорить существование биологических и психических различий между женщинами и мужчинами». Автор подчеркивает, что «сегодня важна социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий» [7, с. 48].

В статье «Оппозиция духа и материи: гендерный аспект» О.А. Воронина отстаивает непосредственную связь гендера с философией, так как «...немалую роль в формировании гендерных различий сыграли различные интеллектуальные теории, в том числе и философские». Принцип нормативного дуализма (бинарной оппозиции мужского и женского) или гендерный символизм оказывается одним из факторов формирования «традиционной западной философии как системы производства знания о мире» [3].

С. Шакирова рассмотрела проблему эпистемологического плюрализма феминистского понимания гендера. В статье «Толкования гендера» особый акцент она сделала на понятии гендерной идентичности, введенном Р. Столлером в 1963 г. Автор, проанализировав различные концепции, также отметила, что в феминизме дискуссии о половой идентичности оформились в спор между биологическим детерминизмом и социальным конструктивизмом. Шакирова заключает, что на «вопрос С. де Бовуар «Женщиной рождаются или становятся?» эссенциалисты отвечают – рождаются, а социальные конструктивисты – становятся». Автор приводит третью точку зрения американки Дайаны Фасс. «В своей книге «Говоря по существу» («Essentially Speaking») она делает вывод о том, что непреодолимого барьера между такими, казалось бы, крайними концепциями, как эссенциализм (за различия) и социальный конструктивизм (за равенство) на самом деле нет. Доведенные до логической крайности, они переходят друг в друга. Эссенциализм может подписаться под всеми теориями конструктивизма, а последний действует как более умудренная форма эссенциализма». Сама С. Шакирова уходит от однозначной постановки собственной точки зрения на судьбу феминизма как прародителя гендерной теории, оставляя это право за читателями [8, с. 4–5].

Для понимания сути феминисткой теории важно видеть ее связи, культурные истоки, социальные причины и следствия с практиками, которые принято называть феминистским движением (от суфражизма середины 19 века до так называемой «третьей волны феминизма»), имеющими свою историю и специфику. Социальные практики феминизма зарождались и существовали как целый спектр идеологий, политических и социальных движений, направленных на достижение равенства политических, экономических, личных и социальных прав для женщин, преодоление сексизма как дискриминирующего отношения к женщинам.

Феминистские движения борются за права женщин: за избирательное право, право занимать государственные должности, право на труд и равную оплату труда, право на собственность, образование, участие в сделках, равные права в браке, право на отпуск по беременности и родам, право на телесную автономию и неприкосновенность (защита женщин и девочек от изнасилований, сексуальных домогательств и домашнего насилия). Феминистские движения считаются одной из главных движущих сил крупнейших социальных изменений в области прав женщин, особенно в западных странах, где их деятельность почти единогласно признаётся причиной таких достижений как женское избирательное право, женские репродуктивные права (доступ к средствам контрацепции, право на аборт), право заключать сделки и обладать собственностью и гендерная нейтральность словоупотребления в английском языке.

Но, хотя феминистские движения были и остаются сосредоточенными в основном на правах женщин, многие феминистки выступают за включение в феминистскую повестку освобождения мужчин, поскольку патриархальная организация общества и традиционные гендерные роли, по их мнению, наносят вред и мужчинам [10, с. 6]. Разнообразие феминистских групп и движений и их направленность (анархо-феминизм, лесбийский феминизм, либеральный феминизм, поп-феминизм, исламский феминизм, мужской феминизм, марксистский феминизм, мужской феминизм, трансфеминизм, радикальный феминизм, экофеминизм, феминизм амазонок, экзистенциальный феминизм и многие другие) свидетельствуют, по нашему мнению, о том, что серьезное значение феминистских теории и практик, помимо освобождения женщин в маскулинном мире [11, с. 18], состоит в том, что они положили начало и заложили концептуальные и ценностные основы для развития социальных движений в защиту прав самых разных дискриминируемых категорий лиц и групп, их социально-значимых мировоззренческих идей и новаторских концепций, систем ценностей и убеждений.

Библиографический список

  1. Gentile D.A. Just What Are Sex and Gender, Anyway? A Call for a New Terminological Standard // Psychological Science. 1993.  №  4. – P. 120-122.
  2. Ortner S.B. Is Female to Male as Nature is to Culture? // Lamphere L., Rosaldo M.Z. (eds.) Women, Culture and Society. Stanford, 1974.  – Р. 67-88.
  3. Воронина О.А. Оппозиция материи и духа: гендерный аспект // Вопросы философии. 2007. № 2.
  4. Пушкарева Н.Л. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Женщина. Гендер. Культура. М., 1999. – С. 16.
  5. Пушкарёва Н.Л. Что такое «гендер»? (Характеристика основных концепций) // Гендерная теория и историческое знание: Материалы второй международной научно-практической конференции / Отв. ред. А.А. Павлов, В.А. Семенов. Сыктывкар: Изд-во СыктГУ, 2005. – 250 с. – С. 13-14.
  6. Суприянович А. Г. Гендерная история // [Интернет-ресурс]. Понятия и категории - Исторический проект портала ХРОНОС. Режим доступа: http://ponjatija.ru/node/9411. Дата обращения - 28.08.2017.
  7. Теория и методология гендерных исследований: курс лекций / под общ. ред. О.А. Ворониной. М., 2001. – 416 с. – С. 48.
  8. Тукачева Ю. С. Историко-философская интерпретация гендера // Общество: Философия, история, культура. Краснодар, Издательство: Издательский дом «ХОРС». 2011. – № 1-2. – С. 70-77.
  9. Феминизм: проза, мемуары, письма, эссе: Пер. с англ. М., 1992. – 480 с.
  10. Шенар А. Куда идет феминистское движение? // Сегодня. 1996. 26 апреля. С. 6.
  11.  Эванс С. Рожденная для свободы: Пер с англ. М.,1993. – 320 с.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии