EnglishРусский

Образ ребенка и детства в творчестве У. Голдинга и литературе XX века

П. В. Бондарева, магистрант,

Казахский университет международных отношений

и мировых языков им. Абылай хана,

г. Алматы, Казахстан

 

В каждую историческую эпоху отношение общества к детству, как и к понятию «ребенка» – было разным, что говорит о подвижности восприятия детства. Сегодня, как и много лет назад, детство ассоциируется с будущим всего человечества, оно ассоциируется с надеждой на возможные изменения в лучшую сторону. Тем не менее, стоит признать, что дети в то же самое время указывают на проблемные аспекты жизни общества.

Литература как «зеркало» отражающее жизнь и историю человечества изобилует образами детства, так писатели, населяя свои произведения детскими персонажами, предлагают читателю свое видение ребенка. Детская тема как одна из магистральных берет свое начало еще в далеком прошлом, но если в античности отношение к ребенку представляется даже размытым и неясным, то сегодня оно обретает четкие формы. С самых истоков и до сегодняшнего дня дети появляются в литературе для выражения определенной точки зрения писателя. Образ ребенка, как таковой проходит разные стадии развития, но наибольшую популярность по общепринятому мнению "ребенок" получает в эпоху Романтизма, который говорит об "уникальности" и "чистоте" каждого ребенка. Примером могут служить герои писателей-романтиков: Гаврош, созданный, В. Гюго или детские образы, вышедшие из под пера Ч. Диккенса: Оливер Твист, Дэвид Копперфильд. Зачастую героями становились дети, чьи жизненные условия далеки от идеальных, но пройденные невзгоды не влияют негативно на его характер, он остается ребенком, который чист и душой и помыслами.

Данное видение сущности ребенка далеко не однозначно и даже в чем-то парадоксально, так как, несмотря на акцент всего детского в ребенке, превозносится именно способность ребенка принимать взрослые "правильные" решения.

Со временем и в силу смены контекста, как временного, так и исторического сменилось направление авторской мысли в отношении сущности детства и ребенка. Так в XX писатели со всего мира начинают опровергать утверждение романтизма об ангельской сущности ребенка. Так появляются работы как: Чарльза Хьюза «Ураган над Ямайкой» (1929), Жоржи Амаду «Генералы песчаных карьеров» (1937), Кэндзабуро Оэ «Объяли меня воды до души моей» (1973), Вирджинии Эндрюс «Цветы на чердаке» (1979) Сергея Лукьяненко «Рыцари сорока островов» (1990) и Уильяма Голдинга «Повелитель мух» (1954).

Получает популярность точка зрения, которая говорит, что в детях присутствуют скрытые предпосылки темной натуры всего человечества. Они говорят не только о возможной опасности полного отсутствия или же безразличия взрослого мира к судьбе ребенка, но и подчеркивают «заброшенность» детства, что в дальнейшем может привести к неконтролируемой жестокости уже повзрослевших детей. Тема «потерянного детства» человечества становится одной из самых актуальных.

Одним из наиболее известных авторов XX века является лауреат Нобелевской премии – Уильям Джералд Голдинг (1911-1993). Голдинг – романист, чьи произведения заключают в себе огромный смысл и пользуются популярностью среди читателей и вызывают неоднозначные отзывы литературных критиков и по сей день.

Одним из произведений, которое рассказывает свою страшную историю о детях потерявших свою человечность, и даже намек на добродетель является работа известного английского писателя У. Голдинга – «Повелитель мух», автор рассказывает в своей уникальной манере историю мальчиков, разбившихся и застрявших на острове, который поначалу напоминает райское место, полное свободы и детских радостей. Но с каждой новой страницей читатель видит, что райское место превратилось в обитель анархии и дети, которые вчера были образцовыми ребятам, сегодня отдают на растерзание последние остатки своей цивилизованности и воспитания «зверю», который не останавливается в количестве своих жертв.

Голдинг исследует человеческие пороки и заполняет остров детскими персонажами – мы не можем игнорировать значение этого выбора. В одном из своих интервью писатель отметил, что ему представляется довольно привлекательной идея создания произведения о детях, как если бы они были свободны в своих действиях [1].

И действительно, автор предлагает своим подопечным неограниченную свободу на острове, как отмечает А. Чамеев: «изображая своих героев, Голдинг не выходит, как правило, за рамки реальной действительности, но мир, который он создает, включает, наряду с реальными, теологические измерения и расколот на две противоположные сферы, воплощающие божественное и сатанинское, вечное и переходящее начала» [2, с. 454].

Позднее У. Голдинг еще раз подчеркивает, что именно пороки человечества, заложенные в каждом из нас, позволяют говорить о склонности детей к проявлению неконтролируемой агрессии и совершению преступлений, он отмечает, что именно тот факт, что дети, в наибольшей степени, беспомощны и уязвимы, это и позволяет им совершать ужасные поступки по отношению друг к другу [3, с. 90]

Однако сам Голдинг считал, что его произведение не заслуживает такого внимания, отдавая предпочтение не менее захватывающему произведению – «Наследники». Следует признать, что множество его романов пронизаны детскими образами. В «Свободном падении» – это Сэм Маунтджой, «Двойной язык» – Ариека, «Бог-скорпион» – Принц, в знаменитом «Шпиле» – мальчики из хора, «Зримая тьма» – Мэтти, Софи и Тонни Стэнхоул, «Пирамида» – маленький Оливер.

Каждый из вышеперечисленных героев представляет из себя сложный образ, на формирование которого влияет множество факторов, скрупулезно разработанных автором. Так, например, герой произведения «зримая тьма» – это человек с пугающей внешностью: обгоревшая кожа и изуродованным лицо предстают на суд читателю. Однако насколько ужасен и уродлив его внешний вид настолько добрый и отзывчивый наш герой внутри. В противоположность доброте и пониманию Мэтти, ставится внешняя красота и внутреннее уродство души Софи Стэнхоул. Умело манипулируя сюжетной линией внутренним психологизмом героев, писатель создает собственное видение ребенка. Он рисует детские образы в соответствии со своим преподавательским опытом. Он лишает детей сентиментальной литературной конструкции «невинности», и даже его положительные герои не могут быть признаны абсолютно невинными в общепринятом понимании детства утвержденного романтиками. Так в романе «Повелитель мух», Ральф и Хрюша принимают участие в диком племенном танце, который становится причиной убийства Саймона.

Голдинг разделяет взгляд писателей ХХ века на феномен детства (Дж. Сэлинджера, Р. Музиля, Г. Соррентино, В. Набокова, Э. Берджесса), предупреждая о «всеобщей болезни» человечества. Возможно, единственная надежда на излечение – поощрение человека с малых лет в проявлении доброты, заботы и человечности, такое поколение детей вполне может сформировать будущий мир, о котором так мечтают взрослые.

 

Библиографический список


1. Чамеев А. А. Уильям Голдинг - Сочинитель Притч (Голдинг У. Избранное: Романы, притча. - М., 1996) - Режим доступа: URL: http://www.philology.ru/literature3/chameev-96.htm - (дата обращения 25.03.2016).

2. Carey J. William Golding: the man who wrote Lord of the Flies: a life. London: Faber and Faber 2009: 149

3. Carey J. ed. William Golding: the man and his books. London: Faber and Faber 1986: 173-4

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: