Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Paradigmata poznání. - 2022. - № 4

Научный мультидисциплинарный журнал

PP-4-22

русскийрусский, английскийанглийский, чешскийчешский

21-20.10.2022

Идёт приём материалов

Информатика Искусствоведение История Культурология Медицина Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Техника Филология Философия Экология Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Диалектика натуроцентрических и гуманистических аспектов идеологии радикального экологизма

К-03.15.18
15.03-16.03.2018

Диалектика натуроцентрических и гуманистических аспектов идеологии радикального экологизма

Б. А. Дорошин, кандидат исторических наук, доцент,

Пензенский государственный технологический университет,

г. Пенза, Россия

 

В настоящее время радикальный экологизм и выражающий его деятельностный аспект экологический экстремизм в России не представляет собой столь же заметных явлений, каковыми они выступают в общественно-политической жизни ряда стран Запада, поскольку на фоне негативных явлений и процессов в области этноконфессиональных отношений, экономике, социальной и духовной сферах, шире и активнее освещаемых и обсуждаемых в СМК, проблемы экологии в отечественном массовом сознании актуализированы в существенно меньшей степени [3, с. 124]. Однако в связи с тем, что на текущем этапе развития страны одной из ключевых задач экономической политики все чаще называется реиндустриализация, нельзя игнорировать угрозу распространения экологического экстремизма под влиянием развития и популяризации радикального экологизма как течений, способных выступить в качестве сил, противодействующих национальному пред­принимательству. На один из ее существеннейших внешних источников указывает сформулированная еще несколько десятилетий назад точка зрения, согласно которой, в случае, если «… СССР будет выпускать автомобилей, холодильников, компьютеров столько же, сколько США, это потребует увеличения производства энергии и сырья до объемов, соответствующих американскому уровню и превратит Советский Союз в субъект фатального обострения мирового экологического кризиса. Данная мысль отражает убежденность некоторых заокеанских теоретиков экологизма в том, что уровень жизни, достигнутый в США, не должен воспроизводиться другими странами, иначе окружающей среде будет нанесен непоправимый урон. Словно бы развивая антипрогрессистские воззрения представителей западного радикального экологизма и конкретизируя их относительно перспектив отечественной экономики, один из главных идеологов перестройки А. Н. Яковлев, утверждал, что России необходима деиндустриализация в целях разрешения экологических проблем.

В то же время, радикальный экологизм и экологический экстремизм, содержа в качестве субъективного момента настроения ненависти, отвращения и враждебности к человеческой деятельности, направленной на освоение окружающего мира, выражающие натурцентрическую (в силу своей антагонистичности культуре как искусственной «второй природе», а отчасти – и своего антигуманизма) составляющую данных течений, имеют и объективные истоки. Последние заключаются в реальных глобальных экологических проблемах современности, осознание которых и состоящая в крайних мерах, экстремумах социального поведения деятельность по их разрешению изначально находятся в правовом поле [9, с. 305–306], выражая тем самым гуманистическую составляющую данных течений, поскольку соответствуют (хотя и балансируя на их грани) нормам культуры и принципам гуманизма как ориентированые на сохранение естественной среды антропосоциального бытия.

В связи с этим необходимо учесть, что объективно в России даже острее, чем на Западе, проявляются экологические проблемы, по мере осознания которых ослабевает вера в безусловность научно-технического прогресса [8, с. 120]. Данные обстоятельства могут рассматриваться в качестве предпосылок прогнозируемого качественного развития и количественного роста относящиххся к радикальному экологизму и экологическому экстремизму концепций, программ и объединений в отечественном социокультурном пространстве и общественно-политической жизни [4, с. 147].

Данная перспектива и относящиеся к ней тенденции принадлежат к числу выражающих собой вступление России в состояние, которое в целом соответствует финальному кризису индустриального модерна, однако в силу особенностей исторического пути, и, в частности, свойственного ему т. н. «догоняющего развития», сочетается как с достижениями модернизации, относящимися, соответственно, к индустриальной стадии (а значит – и с реликтами стадии доиндустриальной, т. е. традиционного общества или премодерна), так и с новациями, знаменующими собой первые шаги постиндустриализма, или же постмодерна [8, с. 120].

В силу такого весьма масштабно и явственно выраженного «напластования» в актуальном российском хронотопе составляющих всех трех основных с точки зрения общепринятых в мировом социалььном знании стадий общественного развития представляется особенно значимым рассмотреть соотношение и основополагающие моменты динамики соответствующих данным стадиям мировоззренческих парадигм идеологии радикального экологизма как способной в ближайшие годы сыграть роль своеобразного центристского (а возможно, и центрирующего – Б. Д.) компонента в спектре радикальных и экстремистских течений «от лева до права» обнаруживающих тяготение к интеграции [4, с. 147].

Наиболее разработанной в рамках идеологии радикального экологизма и доминирующей в нем к настоящему времени является мировоззренческая парадигма натуроцентризма. Ее основой является натурализм – мировоззренческое направление, рассматривающее природу как универсальный принцип объяснения всего сущего. Возникший и доминировавший в архаическом обществе, натурализм осуществил транзит многих своих черт в культурные традиции Древнего мира и надолго закрепил свое преобладание на Востоке, получив различные интерпретации в индуизме, буддизме, даосизме и синтоизме [6, с. 218], проявив себя, таким образом, как мировоззренческое направление, характерное в наибольшей степени для премодерна, которому наиболее соответствует и являющаяся квинтессенцией данного направления мировоззренческая парадигма натуроцентризма, получившая свое рациональное оформление в философско-научной мысли эпохи модерна как реакция на его издержки.

Однако уже в этой основополагающей для радикального экологизма парадигме еще в процессе данного оформления проявилась свойственная рассматриваемой здесь идеологии диалектическая антиномичность. Одним из таких проявлений можно считать революционный (с принятием в расчет того, что революция – это не только «переворот», но и «возвращение») аспект натуроцентризма, выразившийся уже в призыве Ж.-Ж. Руссо вернуться назад в природу, встретивший саркастическую отповедь Ф. Вольтера, резонно подметившего, что вернуться «назад в природу» можно только на карачках [6, с. 218]. В столкновении столь образно выраженных мыслей двух философов-просветителей нашло свое выражение явное логическое противоречие между натуралистическим пафосом позднейшего радикального экологизма с его отрицанием революции и постулированием «законности» лишь эволюционного пути развития как естественного – свойственного природе.

Но последнее означает недопустимость «реакционно-революционных» посягательств на полученные человеком от природы (вспомним постулат натурализма о природе как универсальном принципе объяснения всего сущего) в ходе эволюции и ставшие частью его природы прямохождение, а также разум – источник критикуемых радикальными экологистами рациональности и научно-технического прогресса [8, с. 121–125].

Натуроцентрические аспекты радикального экологизма, выражающиеся в критичном отношении к рациональности, прогрессу, идеям Просвещения вообще, радикальному техническому и социальному эксперементированию, индивидуализму, а также в идеализации доиндустриального прошлого, уважении к традициям и стабильности, установках на защиту исторического наследия, осуществление лишь самых необходимых изменений и только посредством умеренной и постепенной адаптации – органичным, а не революционным путем, сближают данную идеологию с консерватизмом. Однако эти постулаты радикального экологизма диалектически сочетаются в нем с чуждыми консерватизму, предполагающему неизменность человеческой природы, идеями о о возможности и даже желательности изменения человеческой природы. В противоположность консерватизму, предполагающему сохранение в обществе статус кво, радикальный экологизм диалектически сочетает отмеченные выше натуроцентристски фундированные охранительно-традиционалистские и даже реакционные установки с ориентацией на коренные преобразования экономической, социальной и политической систем. Такие принципы, как прямая со­держательная демократия, эгалитаризм, отказ от насилия и социальное правосудие сближают его с течениями, относящимися к левому сектору идейно-политического спектра [5, с. 148–150] и выражают сочетание в радикальном экологизме сопричастных парадигме доиндустриального премодерна натуроцентристских аспектов с относящимися главным образом к парадигме индустриального модерна гуманистическими антропоцентрическими аспектами. Именно данный сектор оказался идейно наиболее близким экологизму на современном этапе, что получило свое выражение в частично синтезировавшем их экосоциализме, а в рамках его платформы – в оценке роли государства как института, призванного сыграть центральную роль в осуществлении социальных изменений и дальнейшего развития общества на основе регулирования рынка, равенства, коллективной собственности и перераспределении богатства, обеспечивая на этих условиях эффективную защиту окружающей среды [5, с. 149–150].

На текущем этапе развития общественно-экологического мышления в нем выделяются три крайние позиции, каждая из которых соответствует парадигмам натуроцентризма или гуманизма.

Первая из них – экологический пессимизм, характеризующий негативные экологические воздействия на хозяйство и здоровье людей как фатальные и постулирующий неизбежность перерастания экологического кризиса в экологическую катастрофу.

Вторая, тесно связанная с первой – экологический алармизм, акцентирующий катастрофические последствия воздействия человека на природу, нехватку природных ресурсов, необходимость принятия немедленных и решительных мер для оптимизации системы «природа-общество» [7].

Они соответствуют натурцентризму с его критикой радикального научно-технического экспериментирования, прогресса вообще и максимой «возвращения в природу». Стремясь аннулировать воздействие научно-технического прогресса на естественную среду обитания человека, идеализируя первобытный и средневековый уклады, способствуя возрождению мальтузианства и руссоизма, экологические пессимисты и наиболее радикальное их «ответвление» – экологические алармисты, по сути, работают на возврат к положению, когда экологическая проблематика еще не была явлена сознанию и пребывала в бессознательном.

Третья же позиция – не признающий ограничивающего воздействия экологических факторов на природопользование и жизнь человечества в целом экологический оптимизм [7], сторонники которого в духе просвещенческой антропоцентрически-гуманистической мировоззренческой парадигмы усматривают способ преодоления кризиса в дальнейшей осознанной, рациональной научно-технической деятельности [2, с. 21], что имеет своей издержкой недостаточный учет сложности и своеобразия многих, подчас нуждающихся в полной неприкосновенности или особой защите, составляющих природной среды и причинение ей в связи с этим определенного, хотя и не всегда сразу проявляющегося, ущерба.

В качестве альтернативы и в то же время равнодействующей, «снимающей» антагонизм натуроцентрической и антропоцентрически-гуманистической парадигм социоприродного взаимодействия с их крайностями и издержками, психологически обусловленный детерминированной особенностями взаимосвязи состояний сознания со структурами бессознательного амбивалентностью проявления экологического архетипа [2, с. 21], выступает экоцентризм.

Постулируя целью взаимодействия с природой удовлетворение потребностей как человека, так и самой природы на условиях соблюдения баланса между прагматизмом и репродуктивностью экосистем, отказа от иерархической картины мира и почти полного паритета между природой и человеком, он исходит из того, что наивысшей ценностью является гармоничное развитие человека и природы [6, с. 222]. Это соответствует предполагающей дополнение экологии социоприродных отношений экологией сознания людей при возрастании у них ответственной активности космической этике с лежащими в её основе представлениями о человеке и его сознании как явлениях не только планетарного, но и космического происхождения и значения [1, с. 275–276], а также оформляющейся во второй половине XX – XXI вв. мировоззренческой парадигме антропокосмизма.

Библиографический список

1.    Волков С. Н. Феномен мистицизма: истоки происхождения и современное состояние в России. Дисс. … Д. филос. наук. Саранск, 2004. – 317 с.

2.    Гимазетдинова А. Х. Экологические аспекты общественного сознания и коллективного бессознательного: автореф. дисс. … канд. филос. наук. – Казань, 2005. – 25 с.

3.    Забарин А. В., Иванова А. С. Отношение к экстремизму студенческой молодёжи: психолого-политическое измерение // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12. Социология. – 2013. – № 1. – С. 121–129.

4.    Журкин В. В., Загладин Н. В., Кременюк В. А. Тишков В. А. Стратегические угрозы и риски в политической сфере // Стратегия гражданской защиты: проблемы и исследования. – 2013. – № 2. – Т. 3. – С. 142–154.

5.    Милякова А. А. Влияние традиционных политических идеологий на экологические движения в Западной Европе // Среднерусский вестник общественных наук. – 2008. – № 4. – С. 148–152.

6.    Мякинников С. П. Мировоззренческие основания экоцентризма и экомышление // Известия Томского политехнического университета. – 2005. – № 1. – Т. 308. – С. 218–221.

7.    Панкрушина А. Н. Актуальные проблемы формирования современного экологического мышления // Фундаментальные исследования. — 2007. — № 4. — С.94–95. Научная электронная библиотека «Киберленинка» URL: http://cyberleninka.ru/article/n/aktualnye-problemy-formirovaniya-sovremennogo-ekologicheskogo-myshleniya (дата обращения: 15.12.2016 г.).

8.    Самарская Е. А. Постиндустриализм как критическая позиция // Общественные науки и современность. – 1998. – № 2. – С. 119–128.

Соколова С. В., Соколов Б. И. Экологический экстремизм и предпринимательство в глобальной экономике // Проблемы современной экономики. – 2013. – № 2 (46). – С. 303–306.

Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии