EnglishРусский

Теоретические подходы применения первичных базовых единиц в экономических обследованиях современной семьи

О. А. Белоусов Кандидат экономических наук, доцент,

Тверской государственный технический университет,

г. Тверь, Россия

Переход к рыночным отношениям в России дал старт как серьезным социальным переменам в общественной жизни, так и резким изменениям семейно-брачных отношений. В девяностые годы XX века Российское государство в условиях резкого социально-экономического расслоения общества позволило себе отказаться от регулирования личной жизни людей, устранилось и от проведения активной социальной политики, связанной, прежде всего, со становлением семьи. Реальные изменения семейных структур не заставили себя ждать: начался переход к уменьшению детности семей, увеличилось социальное сиротство, количество брошенных детей, снизилась брачность, возросло число неполных семей, что в итоге привело к неспособности семьи выполнять те функции и роли, которые соответствуют социальному институту. Вопрос кризиса современной российской семьи и ее проблемы сегодня снова в центре внимания ученого мира [5, c. 124–125].

В последние годы демографическая ситуация в стране благодаря директивам, сформулированным Президентом РФ В. В. Путиным по реализации государственной демографической и социально-экономической политики России, а также принимаемым на федеральном уровне государственным мерам поддержки семей несколько улучшилась. Однако в целом положение остается весьма тяжелым, и население страны продолжает с каждым годом сокращаться. Трудности преодоления этих негативных тенденций во многом связаны с долговременностью демографических процессов и объективной сложностью оперативного воздействия на них. Естественно, главным направлением проведения мероприятий в этой области является создание более благоприятных условий для увеличения числа детей в молодежных семьях и обеспечения их полноценного развития. Молодежные семьи составляют значительную и весьма важную часть всех российских семей. Все проблемы российской семьи, так или иначе, присутствуют и в молодежной семье, в то же время она имеет свойственные только ей трудности, специфику и интересы [3]. Поскольку именно с молодежными семьями связываются надежды на решение демографических проблем и приоритетных национальных экономических задач, то необходимость ее более детального изучения является очевидной. Получение достоверной социально-демографической, экономической ин­формации о положении семей, включая молодежные супружеские пары в российских регионах становится актуальной и практически значимой задачей общественного развития в условиях общероссийского демографического спада и ограниченности статистической информации по указанной проблематике.

Обобщенная картина эмпирических исследований семьи и основные теоретические подходы к ее изучению (с середины XX века до настоящего времени) следует обозначить как «период самосознания», основанный на систематизации результатов предшествующих исследований и анализе перспектив развития семьи. На примере, системы взглядов социологов Р. Хилла и Д. Хансена [5, с. 16–18], можно выделить пять основных подходов к изучению семьи: интеракционистский подход, структурно-функциональный подход, ситуационный подход, институциональный подход и эволюционный подход. Не детализируя вышеуказанные подходы, автор поддерживает эволюционное направление исследования семьи (в том числе и молодежной семьи), представляющую собой сведение различных научных точек зрения и подходов социологии семьи в одну общую систему, где доминирующими научными категориями являются «стадии и циклы в семейной жизни», «эволюция потребностей членов семьи», «ресурсный потенциал», «человеческий и социальный капиталы», «социальные роли» и другие понятия [11, с. 94–105]. Сегодня вопросы интенсификации и модернизации всех ресурсов семьи применительно к рыночной экономике мало изучены. Информационно-статистический материал о положении супружеских пар в большей степени черпается из данных Всероссийских переписей населения, официальных банков данных Росстата, в меньшей – из информации на основе индивидуальных научных обследований добровольно участвующих граждан. Как справедливо отмечает, А. И. Антонов [7, с. 5], в статистических публикациях Росстата приводятся данные так сказать объективного характера, с которыми квалифицированно могут работать лишь специалисты. В свою очередь населению страны важна и необходима научная оценка тех или иных демографических событий и экономических процессов, протекающих в российском обществе, а также понимание современных реалий и возможностей государства по формированию стратегии национальной семейной политики. Радикальные изменения семьи как сложной многогранной системы социального функционирования человека невозможны без кардинальных драйверов в социально-экономической жизни, которые тесно связаны с научной разработкой проблем семьи. Получение необходимой информации о ресурсах современной семьи и ее потенциале требует проведения достаточно представительных социологических обследований касаемо характеристик населения той или иной территории России с выделением первичных базовых единиц. Исследования по правильно выделенным первичным базовым единицам позволяют построить не только достаточно полную и достоверную картину состояния различных типов семейных структур, но и показать их потенциал, включая демографические, трудовые, социальные (человеческий и социальный капитал), экономические, временные и информационные ресурсы на разных временных отрезках.

Исходя из теоретических и эмпирических работ российских ученых по данной теме в качестве первичных базовых единиц встречаются «домохозяйство», «семья», «семейная экономика», «экономика домохозяйства», «семейное домохозяйство» («семьехозяйство»), «хаусхолд» (с англ. – семья, семейство) и «линидж» (с лат. – поколение; с англ. – происхождение, род). Представленные категории имеют несколько основополагающих смыслообразующих звеньев: экономика, семья и домохозяйство. Сделаем оговорку, любой термин, кате­гория, а в нашем случае базовая единица, имеет свои этимологические, интерпретационные и ассоциативные характеристики, исследование которых, позволяет, как установить происхождение понятия, способы его толкования в словаре, так соотнести его с другими понятиями, раскрыть лексическое окружение - эквивалентные и производные термины и, в конечном счете, определить конечное содержание категории. Принимая во внимание, что данная работа не преследует своей целью раскрыть все этимологические и интерпретационные нюансы терминов «экономика», «семья», «домохозяйство», а направлена на выявление наиболее оптимальной статистической единицы учета при проведении выборочных эмпирических исследований, рассмотрим применяемость указанных базовых единиц и производных от них.

Экономика как таковая – это производное от термина «экономъ», под которым следует понимать – хорошего хозяина, домоправителя, домо­строителя, правящего хозяйством, расходом денег и припасов и т.п. [4, с. 663]. В научный оборот термин «экономика» был введен Ксенофонтом, в его трактате «Экономикос». Этимология термина «экономика»: «ойкос» – дом, хозяйство, «номос» – знаю, закон. Со временем значение этого понятия стало расширяться и по его содержанию далеко ушло от ис­ходного варианта. Многообразие смысловых содержаний термина экономика сводится к тому, что под данной категорией следует понимать «хозяйство». Наиболее обстоятельным видится определение Новой экономической энциклопедии: «1) хозяйство семьи, субъекта хозяйствования, отрасли (например, экономика промышленности), объекта тер­риториального управления (района, области, края, республики, государства, группы стран или всего мира); 2) то же, что и экономическая наука» [12, с. 759]. В первом значении обнаруживается идентичность понимания сути экономики и хозяйства, одна лишь разница, что хозяйство трактуется шире и разделяется по видам субъектов. Второе значение трактовки экономики, отождествляющее ее с экономической наукой, обусловлено ее самостоятельностью как области научного знания.

При условии локализации объекта формирования экономических отношений термины «экономика» и «домохозяйство» представляется возможным рассматривать как синонимичные понятия. Как отмечает А. В. Сонников [13, с. 130], безусловно, экономика гораздо более широкое понятие по содержательному наполнению, чем экономика домохозяйства, поэтому равенство между ними ставится, если речь идет о домашнем хозяйстве как одной из категорий экономических субъектов. Это связано это с тем, что в российской экономике, как правило, выделяют три базовых типа экономических субъектов: домохозяйство, предприятие и государство (экономика в целом). Вместе с тем, в отличие от таких общеупотребляемых терминов как «экономика государства» и «экономика предприятия (организации)», термин «экономика домохозяйства» на практике в качестве обособленной базовой единицы не встречается.

Теперь, что касается термина «семейная экономика», то под данной категорией следует понимать форму бюджета, заключающую в себе процесс образования доходов и расходов денежных средств всех членов семьи, оказывающее влияние на дальнейшее существование семейной пары как единого целого. Таким образом, данный термин во многом напоминает уменьшенную копию экономики предприятия и является одной из элементных составляющих экономики как таковой. В качестве обособленной базовой единицы для представительных обследований неприменим и на практике встречается редко.

Переходя к термину, семья, следует отметить, что Семейный Кодекс РФ не дает определения семьи (в том числе и не содержит понятия домохозяйства). В связи с этим обстоятельством обратимся к российскому федеральному законодательству [14], которое трактует семью как лиц, связанных родством и (или) свойством, совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство. Акцент на групповое объединение людей, присущ большинству определений, представленных в экономической литературе. Однако из общего перечня определений идет в разрез одно пояснение касаемо состава семьи, данное в Методических рекомендациях по учету доходов от личного подсобного хозяйства при исчислении среднедушевого дохода семьи, которое изложено следующим образом: «В составе членов семьи учитываются лица как связанные, так и не связанные отношениями родства, фактически проживающие совместно и ведущие общее хозяйство в учитываемый период времени. Семья может состоять из одного человека, живущего самостоятельно» [13, с. 128]. В данном термине семья утрачивает свой групповой характер и представлена одним, самостоятельно проживающим человеком при обязательном условии фактического существования семейного хозяйства. Автор указанное суждение не поддерживает, поскольку, с одной стороны оно противоречит классическому демографическому толкованию семьи, с другой - не имеет широкого употребле­ния в экономической практике.

Наиболее обстоятельное определение семьи дано отечественным ученым А. Г. Харчевым, который делает упор на наличие отношений супружества-родительства-родства, необходимых для воспроизводства населения, преемственности поколений, социализации детей и поддержания существования членов семьи и, в конечном счете, определяет семью как: «исторически конкретную систему взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, как малую группу, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном вос­производстве населения» [16, с. 75]. В соответствии с приведенным определением основными функциями семьи являются воспроизводство и социализация, и они органично связаны, с одной стороны, с интересами общества, а с другой – с интересами и ожиданиями личности, входящей в состав семейной группы. Известный белорусский социолог и философ Е. М. Бабосов [1, с. 340–341] высказывает мнение, что семейные функции действуют не отдельно друг от друга, а образуют динамичную и целостную систему, которая развивается в течение всех жизненных циклов семьи. Развитие протекает успешно для всех только в том случае, если членов семьи связывают глубокие и сильные эмоциональные связи (например, любовь). Вместе с тем, семья функционирует как целостный организм благодаря социальному институту взаимопомощи. Взаимопомощь в широком смысле – это всякая взаимовыручка, в более узком экономическом смысле – форма обмена, зародившаяся в первобытной общине с появлением в ней распределения по труду и личной собственности. Социальный институт взаимопомощи появляется одновременно с зарождением традиционного общества и выделением отдельных домохозяйств из производственной, прежде всего, необходимости. Основными функциями института являются экономическая, интегративная и стабилизационная [15, с. 74]. Функционирование социального института взаимопомощи представляет для людей способ достижения важных жизненных ценностей, среди которых материальное благополучие близких, творческая реализация, духовно-нравственное воспитание детей и внуков, эмоционально-психологическое удовлетворение общением и отношениями. В конечном счете, институт взаимопомощи способствует укреплению союза между мужчиной и женщиной и позволяет семье функционировать как домохозяйство.

В настоящее время «семья» все чаще отождествляется с «домохозяйством» и на то есть свои причины, если обратиться к социальной истории нашей страны. В работах В. В. Пациорковского [9, с. 112] справедливо отмечается, что понятия семья, или семейство, и двор, или домохозяйство, применительно к XVIII – началу XX в. были тождественными. В те времена, указанные понятия означали совокупность близких родственников, живших вместе и ведших одно хозяйство под управлением одного человека, который назывался хозяином, а домохозяйство было основным производителем материальных (нематериальных) благ и центром местной жизни. При этом слово «семья» существовало, но понятия «семья» в современном его понимании крестьянство не знало в отличие от «домохозяйства». Традиция исполь­зования понятия домохозяйства как единицы учета существовала на Руси еще издавна. При переписях населения до 1917 года исследование населения проводилось по домохозяйствам. В годы советской власти первичной ячейкой общества и единицей статистического учета была семья, поскольку понятие домашней экономики не увязывалось с официаль­ной идеологией коммунизма, которая отрицала все частное и соответственно отводила понятию домохозяйство второстепенную роль [17, с. 142].

Экономисты традиционно рассматривают домохозяйства в качестве первичного элемента экономической системы, к аналогичной интерпретации близок социологический подход, рассматривающий домохозяйства как более предпочтительное понятие для актуальных задач социологического анализа. В последнее десятилетие в российской науке наметился значительный теоретический и эмпирический интерес к проблематике домохозяйств, и тому причиной являются серьезные социально-эконо­мические и политические деформации российского общества. После распада СССР при проведении микропереписи 1994 года Россия вновь вернулась к категории «домохозяйство». В настоящее время Федеральная служба государственной статистики строго следует рекомендациям ООН, в соответствии с которыми отмечается, что понятие «домохозяйство» основано на бытовом укладе, в рамках которого отдельные лица или группы лиц обеспечивают себя пищей и всем необходимым для жизни. При этом домохозяйство в отличие от семьи может, во-первых, состоять лишь из одного самостоятельно живущего человека и, во-вторых, состоять из нескольких лиц, не связанных с другими родственными или брачными узами, которые в этой группе могут объединять свои доходы и вести хозяйство более или менее на началах общего бюджета [10]. Вышеизложенные признаки домохозяйства нашли свое отражение в классификаторе индивидуального потребления домашних хозяйств при переписи насе­ления 2010 года. Таким образом, домохозяйство можно определить как группу лиц (или одного человека), осознающих себя неким мини-сообществом и отождествляющих себя с ним, проживающих и ведущих совместно домашнее хозяйство и совместный бюджет. В домохозяйстве, как любой малой группе, присутствует распределение социальных ролей, а основными его функциями являются оптимизация и внутрихозяйственное разделение труда, удовлетворение материальных, духовных и иных потребностей своих членов.

Отметим, что в американской социологии в качестве базовой единицы выступает «хаусхолд», который в научном и практи­ческом смысле раскрывает экономическую и психологическую роль семьи. Под хаусхолдом понимается домашнее хозяйство или лица, занимающие отдельное общее для них жилище, занятые общей производительной деятельностью [6, с. 171–172]. Люди, живущие в хаусхолде не обязательно являются семьей, поскольку он может включать в себя лиц, не состоящих в семейных отношениях. Наиболее распространенным видом хаусхолда являются семейные хаусхолды, которые подразделяются на полные, включающие супружеские пары, и неполные, возглавляемые женой без мужа или мужем без жены. В том числе выделяют хаусхолды не­семейные, которые, в свою очередь, делятся на «мужские» хаусхолды, возглавляемые мужчиной, и «женские», возглавляемые женщиной. Реже хаусхолды могут состоять из мужчин или женщин-одиночек. В США отнесение домохозяйства схожего по составу к семейному/несемейному типу зависит от того, кто является его главой. Обычно это лицо 15 лет и старше, на имя которого приобретено данное жилое помещение на правах собственности (аренды/субаренды), и является местом постоянного жительства для домохозяйства. Так, в случае если мать с ребенком проживает с партнером (без заключения официального брака), являющегося владельцем/съемщиком жилья, а значит – и главой домохозяйства, то такое домохозяйство относится к несемейному типу. В свою очередь, если партнер живет у матери с ребенком, которая является владельцем/съемщиком жилья, то такое домохозяйство следует относить к семейному типу с неродственником. Многолетние исследования «хаусхолда» в социологии США и Западной Европы позволяют констатировать высокую степень разработанности эмпирической базы исследования данной базовой единицы.

Если рассматривать феномен хаусхолда в историческом плане, то в разных этнических сообществах к нему можно уверенно отнести и так называемые «большие семьи», которые объединяли кровных и близких родственников нескольких поколений. Изучение смысловой нагрузки и значения родственных связей в экономике дало толчок к изучению особенностей деятельности семьи с позиции этнической психологии. И здесь на стыке экономики и психологии берет начало семейная единица «линидж», которая означает совокупность лиц из родственных групп. Линиджи рождаются, формируются и развиваются, прежде всего, в семье. Так, выделяют патрилиниджи (родственники по отцу) и матрилиниджи (родственники по матери). В отечественной науке вопросы изучения ре­сурсов и потенциалов современной семьи с точки зрения экономической психо­логии пока только начинаются и исследования в этой научной области являются весьма актуальными [6, с. 173].

Семья и домохозяйство, как показано выше, имеют совпадающие и несовпадающие составляющие. И семья и домохозяйство являются уникальными социальными общностями, совпадают совместное проживание, общность быта и бюджета, социально-психологическое взаимоотношение совместно-проживающих лиц. Семья и домохозяйство по принципу занятости в общественном производстве могут, как участвовать, так и не участвовать в нем.

Ключевое отличие понятий заключается в том, что семья не может состо­ять из одного человека, а домохозяйство ведется одним или несколькими лицами. В семье необходимым условием является от­ношение родства между ее членами, а в домохозяйстве это условие не является обязательным, а также то, что в семье отсутствуют наемные рабочие, а в домохозяйстве они могут быть. Выполнение воспроизводственной функ­ции и функции социализации присущи только семье и никак не относятся к домохозяйству. Основными функциями домохозяйства являются оптимизация, помощь и поддержка, которые находят свое отражение в общении между работниками домохозяйства, передачи и обмене знаний и умений. Социально-психологическое взаимодействие совместно проживающих лиц является обязательным признаком для семьи, но не обязательным для домохозяйства, где его члены могут просто выполнять свою работу, не контактируя с другими членами домохозяйства.

Взаимосвязь понятий «семья» и «домохозяйство» бесспорна и очевидно, что с экономической точки зрения их следует рассматривать в единстве и взаимосвязи. Примером такого подхода следует назвать работы С. М. Бедюховой, М. В. Кондратова [2], в которых проведен детальный анализ терминологии, связанной с семьей и домохозяйством, а также предлагается новая первичная базовая единица – «семьехозяйство». Под семьехозяйством следует понимать уникальную общность людей, проживающих на одной территории, воспроизводящая и социализирующая детей, имеющих общий быт и бюджет и обеспечивающая социально-психологическое взаимодействие своих членов. В понятии «семьехозяйство» объединены некоторые признаки семьи и домохозяйства. Признак уникальной социальной общности, системности, совместного проживания, выполнение функции социализации относится ко всем трем понятиям («семья», «домохозяйство», «семьехозяйство»).

Семьехозяйство сходно с семьей по признаку числа участников, поскольку семья не может состоять из одного человека, и даже бездетную пару нельзя назвать семьей, а домохозяйство может состоять из любого количества людей. Отношение родства является общим для семьи и семьехозяйства. Для домохозяйства этот признак не является обязательным. Наличие наемных работников для семьи является недопустимым, для домохозяйства – обязательным, а для семьехозяйства – возможным (в семьехозяйстве могу работать вольнонаемные люди). Выполнение воспроизводственной функции осуществляется семьей и семьехозяйством, к домохозяйству выполнение указанной функции не относится. Для домохозяйства и семьехозяйства общность быта и бюджета является обязательным признаком. В семье у каждого из родителей может быть свой источник дохода и распоряжаться им может каждый самостоятельно. Таким образом, данный научный подход претендует на самобытность, но представленные признаки «семьехозяйства» не подтверждены эмпирически и в качестве первичной единицы в социально-демографических и социологических исследованиях не применялся.

Подводя итоги, следует заключить, что «домохозяйство» и «семья» являются теоретически разработанными категориями. Сегодня на практике в социально-демографических, экономических, социо-культурных исследованиях в качестве первичной ячейки общества чаще всего используется «домохозяйство». Аналогично и Росстат, являющийся центральным статистическим ведомством, в своих обзорах рассматривает не «семьи» различных категорий, а различные категории добровольно участвующих в том или ином выборочном обследовании «домашних хозяйств», по сути, отождествляя семью с домохозяйством. Показательным в этом отношении является пример представления Росстатом индикаторов «уровня жизни» в стране через минимальную заработную плату индивидуаль­ного работника, стоимостную оценку потребительской корзины, обеспеченности населения жильем и т.д., а не через минимальный душевой доход в семье, обеспеченность семьи жильем и т.д. Вместе с тем рассматривая актуальные документы федерального законодательства, регулирующие важные сферы жизнедеятельности российского общества, наблюдается обратная ситуация, а именно в качестве объектов правового регулирования зачастую используется понятие «семья». С этой позиции, на контроль государством должен быть поставлен релевантный душевой доход семьи, обеспечивающий надлежащее содержание (отдельное жилище: дом, квартира) и воспитание детей.

Таким образом, следует заключить, что по-прежнему наряду с «домохозяйством» актуальной и предпочтительной единицей статистичес­кого учета следует считать именно «семью». В настоящее время положение дел в части проведения обстоятельных частных эмпирических разработок и исследований с применением первичной базовой единицы «семья» оставляет желать лучшего, что в свою очередь обусловливает необходимость и научно-практическую значимость дальнейшей исследовательской работы в данном направлении.

 

Библиографический список

 

  1. Бабосов Е.М. Социология: Энциклопедический словарь (от классики до современности). – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», – 2009. – 480 с.
  2. Бедюхова С.М., Кондратов М.В. Домохозяйство в семье. Семья в домохозяйстве. Феномен семьехозяйства // Вестник Совета молодых учёных и специалистов Челябинской области. – 2013. – № 1 (1). – С. 64–74.
  3. Белоусов О.А., Жеребин В.М. Ресурсный потенциал современной молодежной семьи // Народонаселение. – М., – 2007, – № 1 (35). – С. 47–67.
  4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В. 4 т. / В.И. Даль. – М.: Рус. яз., 1978-1980. Т.4.: Р-V / В. И. Даль. – 1980. – 683 с.
  5. Зритнева Е.И. Социология семьи: учебное пособие для студентов вузов / Е.И. Зритнева. – М.: ВЛАДОС, 2006. – 150 с.
  6. Карнышев А.Д. Семья и домохозяйство (хаусхолд) в контексте экономической этнопсихологии // Известия Байкальского государственного университета. – 2010. – № 4. – С. 170–177.
  7. Мониторинг демографической ситуации в Российской Федерации и тенденций ее изменения: Ежегодный доклад «Демография ситуация РФ» / [А.И. Антонов, В.М. Карпова, В.М. Медков, А.Б. Синельников]; науч. ред. А.И. Антонов. – М.: КДУ, 2008. – 304 с.
  8. Настоящее и будущее семьи в меняющемся мире: Коллективная монография. – М.: Изд-во «Экон-Информ», – 2015. – 318 с.
  9. Пациорковский В.В., Пациорковская В.В. Домохозяйство и семья в сельской России //Социологические исследования. – 2010. – №2. – С. 111–117.
  10. 1 Рекомендации Конференции европейских статистиков по проведению переписей населения и жилищного фонда 2010 года // ЕЭК ООН в сотрудничестве с Евростат. Нью-Йорк; Женева, – 2006. – С. 153–159.
  11. Россия, 2002–2005: социально-демографическая ситуация: XII аналитический доклад / под ред. А.Ю. Шевякова ; Рос. акад. наук, Ин–т социал.-экон. пробл. народонаселения. – М.: Наука, 2008. – 311 с.
  12. Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия. - 2-е изд. / Е.Е. Румянцева. М.: ИНФРА-М, 2006. 810 с.
  13. Сонников А.В. Сущность и особенности семейной экономики // Вестник Воронежского государственного аграрного университета. – 2011. – №3.– С. 127–132.
  14. Федеральный закон от 24.10.1997 № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.
  15. Фодоря А.Ю. Концептуальные основы изучения социального института взаимопомощи в социологии и социальной антропологии //Сервис в России и за рубежом. – 2012. – № 1 (28). – С. 68–74.
  16. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. – М.: Мысль, – 1979. – 369 с.
  17. Шулунова Р.А. Домохозяйство: понятие и методологические подходы к его изучению // Вестник Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова. – 2013. – № 3. – С. 141–146.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: