Ближайший журнал
Ближайший Научный журнал
Социосфера. - 2022. - № 4

Научно-методический и теоретический журнал

SF-4-22

русскийрусский, английскийанглийский

21-20.11.2022

Идёт приём материалов

Искусствоведение История Культурология Педагогика Политология Право Психология Религиоведение Социология Филология Философия Экономика


Литературный журнал Четверговая соль
Литературный журнал "Четверговая соль"

Каталог статей из сборников научных конференций и научных журналов- Фильмы А. Тарковского как средство сохранения русской идентичности

К-01.17.21
IX международная научно-практическая конференция
Развитие творческого потенциала личности и общества
17.01-18.01.2021

Фильмы А. Тарковского как средство сохранения русской идентичности

М. Р. Торбург, кандидат философских наук, доцент,

Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»,

Москва, Россия

«А может быть, мы вообще здесь для того, чтобы впервые ощутить людей как повод для любви?!»

Из фильма А. Тарковского «Солярис»

 

В наши дни постоянное использование электронной техники делает мышление человека, и, прежде всего, представителя молодого поколения, преимущественно визуальным. В связи с этим в современном обществе происходит существенное смещение культурных предпочтений от чтения книг к просмотру кинофильмов. В этих условиях кино, как наиболее массовый и популярный вид искусства, становится незаменимым средством воздействия на общественное сознание и одним из наиболее влиятельных способов формирования и сохранения национальной идентичности. Однако в условиях культурной интеграции для того, чтобы кино в полной мере служило этим целям, оно должно не только учитывать достижения национальной культуры, но и транслировать общечеловеческие ценности, при этом предлагая способы решения не только региональных, но и глобальных проблем. В русской культуре к такому кино, безусловно, относятся фильмы выдающегося отечественного режиссера Андрея Тарковского.

И личность, и картины Тарковского органично вписаны в русскую духовную традицию. Режиссер, подобно лучшим представителям отечественной культуры, относится к своему творчеству как к жизненному призванию. Подчас его голос достигает пророческой силы. Длина его кинематографического отрывка не случайна и определяется смыслом происходящего на экране, ибо главным в искусстве кино Тарковский считает идейно-философское содержание: «Только при наличии собственного взгляда на вещи, становясь своего рода философом, он [режиссер – авт.] выступает как художник, а кинематограф – как искусство» [1, с. 46]. Режиссер отвергает кино, служащее обывательским интересам, выгоде или развлечению. Для Тарковского очень важным является поиск истины: «Кинообраз в основе своей есть наблюдение жизненных фактов во времени, организованное в соответствии с формами самой жизни и с ее временными законами» [1, с. 53].

В духе русских мыслителей Тарковский пытается преодолеть ограниченность европейской культуры, которая, по их мнению, пошла путем преимущественно интеллектуального развития: «Интеллект изобретал и устраивал, не думая о моральном значении своей деятельности. Поэтому и получилось такое положение, что венцом европейской культуры как будто являются дредноуты» [10, с. 53]. В своих картинах Тарковский  осуществляет задачу, поставленную в свое время перед русской мыслью В. Ф. Эрном: «философски осознать реалистическую правду языка символов, которым говорило, говорит, и всегда будет говорить всякое истинное искусство, – вот первый шаг к преодолению хаоса современной философии» [12, с. 288].

Фильмы Тарковского стали тем духовным пространством, в котором поставлены важнейшие проблемы человеческого существования, получившие в отечественной культуре название «проклятых вопросов» и присутствующие в творчестве всех ее значительных представителей, начиная с XIX века и вплоть до наших дней. А ведь принадлежность к национальной культуре определяется, прежде всего, пониманием тех ценностей, которые лежат в ее основании. Без этого понимания едва ли возможны чувства любви к ней и общности с ее представителями. Фильмы Тарковского, оказывая на зрителя сильное эмоциональное воздействие и заставляя задумываться о самих основах человеческого существования, меняют сознание зрителей. Они задают нравственные ориентиры, без которых невозможно сохранение  культуры как таковой, и обращены ко всему человечеству.

В качестве чувства, определяющего нравственное измерение человека, неважно к какой национальной культуре он себя относит, Тарковский утверждает любовь. В его картинах тема любви присутствует «во всех ее многочисленных проявлениях, начиная от отеческой заботы солдат и офицеров к Ивану и заканчивая душевным кризисом Александра в «Жертвоприношении», обусловленным именно отсутствием тепла и сердечности в его доме» [4]. Позиция Тарковского во многом совпадает с идеями славянофилов. Так А. С. Хомяков в своё время утверждал: «Изо всех законов нравственного мира, по которым разум должен строиться, чтобы получить ведение, первым и высшим является любовь; она по преимуществу необходима для разумного развития. Это положение само по себе уже богато последствиями. Любовь не есть стремление одинаковое: она требует, находит, творит отзвуки и общение, и сама в отзвуках и общении растет, крепнет и совершенствуется» [11, с. 283].

В фильме «Андрей Рублев» режиссер показывает силу духовной любви в противоположность ненависти и вражде через жизненный путь и произведения великого древнерусского иконописца, достигая предельной визуальной и смысловой выразительности в финале картины: «Фильм черно-белый, но последняя его часть, где показаны иконы Рублева, – цветная. И перед изумленным зрителем возникает чудо – «Праздничный чин» из Благовещенского собора в Кремле, «Шествие праведников рай» из Успенского собора во Владимире, бессмертная «Троица» и, наконец, образ Спасителя» [8]. В фильме утверждается лежащая в основе русской духовно-религиозной традиции этика христианской любви, призывающая людей к единению и солидарности. В условиях современной действительности, где вооруженные конфликты и террористические акты являются повседневной реальностью, этика духовной любви как никогда актуальна.

В «Сталкере» величие чувства любви раскрывается через образ жены главного героя. В своем монологе в самом конце картины женщина признается, что  полностью посвятила свою жизнь мужу, отказавшись от собственной самореализации. Невзирая на тяжесть своего существования и страдания, причиняемые ей мужем, она самоотверженно заботится о больном ребенке и продолжает любить мужа с той же беззаветностью, с которой она полюбила его в дни юности. По выражению Н. Болдырева, она «несет свой крест единолюбия, как мать Андрея, как это и подобает настоящей русской женщине» [3, с. 76]. По словам самого Тарковского, «ее любовь и ее преданность – это и есть то последнее чудо, которое можно противопоставить неверию, цинизму, опустошенности, пронизавшим современный мир, жертвами которого стали и Писатель, и Ученый. В «Сталкере», может быть, впервые я ощутил потребность быть недвусмысленно определенным в обозначении той главной позитивной ценности, которою, как говорится, жив человек, и не скудеет душа его... человеческая любовь и есть то чудо, которое способно противостоять любому сухому теоретизированию о безнадежности мира» [6, с. 132].

Жена Сталкера воплощает идеал русской женщины, воспетый в отечественной культуре. Она бескорыстна, отзывчива и безгранично преданна своему  мужу. Любовь жены Сталкера к мужу трагична, она сопряжена с непомерными страданиями, но порождает силу духа. Так их дочка, Мартышка, больной и немощный ребенок, обнаруживает раннее духовное развитие – она проникновенно читает насыщенное метафизическими образами стихотворение Федора Тютчева «Люблю глаза твои». В этом стихотворении сопоставляются желания, соответствующие двум типам любви – чувственной и духовной. Любовная страсть сравнивается с угрюмым и тусклым огнем, в противовес христианской любви, которая подобна молнии. Произнося строчки этого стихотворения, Мартышка преодолевает законы физического мира – двигает предметы усилием мысли. Посредством этой сцены Тарковский утверждает торжество духовного мира над физическим.

В «Солярисе» любовь – это испытание на человечность, которое проходит главный герой Крис при встрече с воссозданной планетой Солярис копией его жены, Хари. Чувство вины перед погибшей из-за его бездушия жены и смерть копии Хари, жертвующей своей жизнью, чтобы освободить его от душевных терзаний, перевернули сознание Криса. Как характеризует позицию Тарковского исследователь его творчества Туманов: «любовь и человеческие эмоции имеют первостепенное значение во Вселенной» [9]. Нравственное перерождение главного героя мы наблюдаем в заключительных кадрах фильма, когда Солярис создает на своей поверхности сцену возвращения Криса домой, к отцу, осуждавшему его духовную ограниченность. «На пороге отцовского дома Крис в последний раз встает на колени, после того, как два раза делает это перед Хари. Этот жест выражает просьбу о прощении. Одновременно это знак признательности и любви к человеку, который помог ему вырасти, понять смысл жизни и ее ценность» [6, c. 153].

В духе идей русской религиозной мысли Тарковский распространяет чувства любви и сострадания на все живое, показывая природу как одушевленное существо. Как указывал русский философ В. С. Соловьев: «Последовательная мысль должна выбирать между двумя положениями: или ни в чем, даже в человеке, даже в нас самих, нет одушевленной жизни, или она есть во всякой природе, различаясь только по степеням и формам. Ибо нет никакой возможности, оставаясь на научной почве, отделить человека от остального мира… весь видимый мир… есть продолжающееся развитие или рост единого живого существа» [7, с. 286]. Тарковскому близка позиция Соловьева, который в своей философии природы пытался преодолеть как механистический материализм, отождествляющий мир с технической конструкцией, так и идеалистический субъективизм, редуцирующий мир до эпистемологической схемы. Духовность природного бытия утверждал и русский философ Л. П. Карсавин: «Как всеединство постигается само абсолютное или триединое; как всеединство предстает идеальное состояние причаствующего абсолютному космоса; и всеединство же в потенциальности своей характеризует эмпирическое бытие. А интуиция всеединства непримирима с типичным для Запада механистическим истолкованием мира» [5, c. 197].

В фильмах Тарковского духовное единство человека и природы показано через параллелизм физического и духовного миров: непрерывное и неторопливое течение реки – быстротечность и невосполнимость времени; мерно колышущиеся водоросли во власти воды (излюбленная метафора в фильмах Тарковского) – встреча главного героя с творениями Соляриса, зависимыми от воли планеты; дождь – очищение души от пороков. Созвучные идеи присутствуют в творчестве русского философа А. Н. Бердяева: «Стихии природы, стихии космоса суть также и душевные стихии человека, они соединены в мире духовном. Микрокосм и макрокосм раскрываются в духовной жизни не в раздельности и внеположности, а в единстве и взаимопроникновении» [2, с. 45]. Однако человеческий дух в отличие от природы, которая является совершенной, может допускать ошибки, так как он обладает свободой воли. Именно на человеке лежит ответственность за судьбу всего происходящего. Каждый из героев фильмов Тарковского делает свой нравственный выбор. В условиях экологического кризиса, грозящего всему человечеству катастрофическими последствиями, призыв к единению человека и природы крайне важен.

Таким образом, сохранение национальной идентичности в условиях культурной интеграции, возможно, прежде всего, посредством кино, как самого массового и влиятельного в современном мире вида искусства при условии, что его создатели будут обращаться к общечеловеческим ценностям с учетом завоеваний собственной культуры и способствовать решению не только региональных, но и глобальных проблем.

Библиографический список

  1. Андрей Тарковский: начало… и пути. М.: ВГИК. 1984. 208 с.
  2. Бердяев Н. А. Философия свободного духа. М. Республика, 1994. 479, (1) с.
  3. Болдырев Н. Ф. Сталкер, или Труды и дни Андрея Тарковского. Челябинск: Урал, 2002. 381, (2) с.
  4. Душин О. Тема любви в фильмах Андрея Тарковского // URL:  https://www.academia.edu/5687404/Тема_любви_в_фильмах_Андрея_Тарковского (дата обращения: 03.01.2021).
  5. Карсавин Л. П. Восток, Запад и русская идея  // Карсавин Л. П. Сочинения. М.: Раритет, 1993. С. с. 157 – 216.
  6. Сальвестрони Симонетта. Фильмы Андрея Тарковского и русская духовная культура. 2-е изд. Пер. с ит. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2012. 237 с.
  7. Соловьев В. С. Поэзия Ф. И. Тютчева // Соловьев В. С. Стихотворения. Эстетика. Литературная критика. М.: Книга, 1990. 573, (1) с.
  8. Солоницын Алексей «Андрей Рублев»: жизнь и судьба киношедевра  // URL:  https://pravoslavie.ru/96427.html  (дата обращения: 03.01.2021).
  9. umanov  B.  Philosophy of  Mind and Body in Andrei Tarkovsky's Solaris // URL: https://www.euppublishing.com/doi/10.3366/film.2016.0020 (дата обращения: 03.01.2021).
  10. Успенский П. Д. Tertium organum: ключ к загадкам мира. 2-е изд. Пг.: Изд. Н. П. Таберио, 1916. 322 с.
  11. Хомяков А. С. По поводу отрывков, найденных в бумагах И. В. Киреевского // Хомяков А. С. Полное собрание сочинений. Т. 1. Издание третье, дополненное. М.: Университетская типография, 1900. С. с. 263 – 284.
  12.  Эрн В. Ф. Сочинения. М.: Правда, 1991. 575, (1) с.
Полный архив сборников научных конференций и журналов.

Уважаемые авторы! Кроме избранных статей в разделе "Избранные публикации" Вы можете ознакомиться с полным архивом публикаций в формате PDF за предыдущие годы.

Перейти к архиву

Издательские услуги

Научно-издательский центр «Социосфера» приглашает к сотрудничеству всех желающих подготовить и издать книги и брошюры любого вида

Издать книгу

Издательские услуги

СРОЧНОЕ ИЗДАНИЕ МОНОГРАФИЙ И ДРУГИХ КНИГ ОТ 1 ЭКЗЕМПЛЯРА

Расcчитать примерную стоимость

Издательские услуги

Издать книгу - несложно!

Издать книгу в Чехии